Журнал для интеллектуальной элиты общества  
 
 

Новости

26.06.16  На сайте опубликована статья С. Аксёненко «К 20-летию "Конституционной ночи" (воспоминания участника)».
   
   

К 20-летию «Конституционной ночи»
(воспоминания участника)


konstitoton_ukraine_1f.jpg
Зал заседаний парламента. 1996.
Слева направо депутаты - С.Аксёненко, Д.Петренко, А.Стешенко, М.Степанов.


Автор статьи: Сергей Аксёненко

Получилось так, что я десять лет тому назад написал воспоминания к 10-летию со дня принятия Конституции Украины, как непосредственный участник «Конституционной ночи». Статья называлась  «Как мы принимали Конституцию Украины (Воспоминания участника Конституционной ночи - к 10-летию Основного Закона)»
И прочесть её можно
здесь >>>
Через пять лет, написал статью к 15-летию со дня принятия Конституции. Называлась эта статья «"Конституционная ночь" в Украине, глазами её участника»
И найти её можно
здесь >>>
Причём, когда писал, я не перечитывал работу 5-летней давности. Вспоминал по новой.

Тогда же решил, что через 5 лет напишу ещё одну. Причём не буду перечитывать две предыдущие. И размещу их, в основном, на тех же сайтах. Причём писал сразу для интернета, в отличие от многих других работ. Хотя позже мне приносили газеты, где перепечатывались мои воспоминания, но я в этом печатании участия не принимал. Газеты брали материал из интернета, против чего я, собственно, не возражал.
Тем не менее, уже самому было интересно сравнить мемуары и посмотреть, как работает человеческая память по мере удаления от события.
После того, что произошло на Украине в последние годы, писать на такую тему расхотелось. Но всё же традиция уже начата и мне не хочется от неё отказываться. Наверное не стоит указывать, что работая над этой статьёй, я не перечитывал те, что писал 5 и 10 лет назад, чтобы они не оказывали влияния на «чистоту» моих сегодняшних воспоминаний. Те статьи я, конечно, перечитаю, но только после того, как размещу в интернете эту работу.

Итак. Принятию Конституции предшествовал очередной политический кризис. Противостояние президента Л.Д. Кучмы и парламента, возглавляемого А.А. Морозом достигло своего пика. Кучма шёл на резкое увеличение полномочий президента. Это потом, в начале нулёвых годов XXI века, он начал ратовать за сокращение полномочий президента, когда понял, что президентом он не будет вечно. А тогда, в девяностых годах ХХ века, Кучма постоянно усиливал президентскую власть за счёт ослабления власти парламента. Верховный Совет, понятное дело, сопротивлялся этому.
Сразу поясню почему здесь я употребляю термин «Верховный Совет Украины». Пояснение это прямым образом связано с темой статьи. Дело в том, что только после принятия Конституции название украинского парламента не переводится, по аналогии с Бундестагом, Конгрессом, Хуралом, Альтингом. А до того переводилось. Поэтому до 28 июня 1996 года на русском языке украинский парламент грамотно будет именовать «Верховный Совет Украины», а после – «Верховная Рада Украины».

Сейчас уже стало ясно, что в противостоянии законодательной и исполнительной ветвей власти на Украине был виноват не только Кучма, но и Мороз. Хотя понял я это позже, после всех тех политических кульбитов, которые Александр Мороз совершил за время своей карьеры. Александр Александрович имеет одно уникальное качество. В публичных выступлениях и, особенно, при непосредственном общении он демонстрирует солидность и искренность одновременно. Чего начисто лишён Леонид Данилович. Я общался с обоими и могу подтвердить это. И мне было не понято, почему, до того преданные Морозу люди постоянно уходят от него. Потом стало ясно, что искренность Мороза всего лишь умело надетая маска. И в том, что от него уходят соратники, обычно виноват он сам. Мороз умеет вовремя «кинуть» любого соратника, не говоря уже об остальных, как только ему это станет выгодно. До поры до времени ему это всё сходило с рук. Но, как говорится «сколько верёвочке ни виться…».
Поэтому, я вполне верю словам Кучмы, о чём узнал много позже, что в 1994 году у них была договорённость с Морозом, что депутаты, на которых имеет влияние Леонид Данилович поддерживают Александра Александровича во время выборов председателя парламента, а Мороз со своей Социалистической партией поддерживает Кучму на президентских выборах, которые состоялись в том же 1994 году. Кучма свою часть договорённости выполнил, когда его депутаты поддержали Мороза, а Мороз – не выполнил. Он не только выдвинул свою кандидатуру на выборах президента, но не пройдя во второй тур, поддержал не Кучму, а действующего на то время президента Л.М. Кравчука. Понятно, что такое поведение не только осложнило отношения Кучмы, с Морозом, но и президента с парламентом.
Но с другой стороны поддерживая Мороза, мы боролись против установления президентской диктатуры на Украине, по сути, отстаивали парламентскую республику.

Два года прошли в непрерывной борьбе. Кучме удалось добиться заключения Конституционного соглашения, усилив президентскую власть. Но все понимали, что это временная мера. Основная борьба развернётся за Конституцию, которую собирались поменять после развала Советского Союза, так как политическое руководство тогдашней Украины решило, что для независимой страны не подходит Конституция УССР. Была создана Конституционная комиссия, которую возглавил М.Д. Сирота. Михаил Дмитриевич погиб в ДТП 25.08.2008 в 52 года от роду. В эту комиссию были делегированы представители всех фракций и групп парламента, с тем чтобы согласовать взаимоприемлемый проект Конституции.
Я не входил в Комиссию Сироты. В парламенте я отвечал за телевидении и радиовещание, возглавляя с 1994 года соответствующую подкомиссию, в комиссии по СМИ. Дело в том, что после избрания народным депутатом Украины, я насколько мне известно, был единственным из тогдашнего состава парламента кто работал в реальном телевидении, я был редактором телекомпании. До того, работал корреспондентом газеты, поэтому после избрания депутатом записался в комиссию по СМИ. Кстати, после принятия Конституции постоянные комиссии были переименованы в комитеты, а подкомиссии, соответственно, в подкомитеты. В 1995 я стал также председателем Временной следственной комиссии по изучению ситуации в телерадиоинформационном пространстве Украины, которая была создана для того, чтобы помешать президенту подмять под себя телерадиоинформационное пространство страны, а также противодействовать разворовыванию частот и мощностей телерадиовещания.  Кстати, временные комиссии после принятия Конституции не были переименованы в комитеты.
Понятно, что такая важная отрасль, как телевидение и радиовещание постоянно находилось  центре событий и текст Конституции мог очень сильно повлиять на расстановку сил в отрасли. Поэтому я приложил максимум усилий, чтобы те ограничения президентской власти, которые до этого мне удалось вставить в законы Украины (преодолевая вето президента), попали и в Конституцию, в противном случае всё что есть в законах, но противоречит Конституции автоматически отменялось.

Надо было прописать порядок назначения руководителей национальных теле- и радиокомпаний. Я предлагал, чтобы их назначал не единолично президент, а только через утверждение парламентом. То же касалось и членов Национального совета Украины по телевидению и радиовещанию, организации, которую я создавал с парламентской трибуны в 1994 году и возглавлял в 1999-2000 гг. А вот Гостелерадио Украины мы вообще собирались ликвидировать, как лишнюю настройку над национальными теле- и радиокомпаниями. Забегая вперёд скажу, что не всё получилось. Наши предложения не прошли в комиссии и мы их вставляли в текст Конституции во время «Конституционной ночи». Так, например, раньше по закону – президент и глава парламента предлагали каждый по 4 члена Нацсовета по ТВ и РВ, а потом парламент утверждал всех восьмерых. Это закрепить не удалось. Но удалось прописать то, что состав Нацсовета формируется на паритетных началах – 4 человека от президента, 4 – от парламента. Только президентская «четвёрка», в отличие от того, что было раньше, не проходит утверждения парламентом. Но и это достижение. По нашим данным президент в то время хотел вообще ликвидировать Нацсовет по ТВ и РВ, предав его функции Гостелерадио. То есть отдать распределение частот в руки им же назначаемого чиновника, устранив парламент полностью от этого процесса. А в то время большинство частот были государственными и битва по их перераспределению была ещё впереди.
Благодаря тому, что упоминание о Нацсовете по ТВ и РВ попало в текст Конституции президент уже не мог ликвидировать этот орган, хотя на практике, обычно действующий президент получал большинство, так как кроме своей «четвёрки» имел назначенцев и от контролируемых им фракций парламента. Но мы прописали в закон требования кворума на заседании Нацсовета – 6 человек, так что у меньшинства была возможность сорвать кворум и не допустить принятие того или иного решения выгодного исполнительной власти.

konstitoton_ukraine_2f.jpg
1996 год. Народный депутат Украины, Сергей Аксёненко выступает с парламентской трибуны.

Что касается Государственного комитета телевидения и радиовещания (Гостелерадио), то в Конституцию он попал случайно. Поначалу мы хотели прописать Национальные теле- и радиокомпании, с тем, чтобы их руководители назначались президентом, но утверждались парламентом. В хаосе Конституционной ночи это провести не удалось, тогда использовали запасной вариант, этот порядок назначения применили по отношению к Гостелерадио. Председателя Государственного комитета телевидения и радиовещания назначат президент, но утверждает это назначение парламент. Таким образом орган, который мы собирались ликвидировать, оказался прописан в тексте Конституции. А таких органов власти немного, которые прописаны в Основном Законе. Поэтому и ликвидировать их нельзя без изменения Конституции.

В связи с этим случился один казус. Так как Национальной телекомпанией и Национальной радиокомпанией Администрация президента управляла напрямую, минуя посредство Гостелерадио, а областные (региональные) государственные телерадиокомпании управлялись администрациями соответствующих регионов, а негосударственные телерадиокомпании регулировались Национальным советом по телевидению и радиовещанию, то Гостелерадио был совершенно лишней структурой. Однако ликвидировать его было нельзя, орган прописан в Конституции, он имел большой аппарат, большое здание и ни где-нибудь, а на Крещатике, в центре столицы, то Кучма решил поручить управлять ему печатными СМИ и книгоизданием. При этом он переименовал Государственный комитет телевидения и радиовещания в Государственный комитет информационной политики, телевидения и радиовещания. Но депутаты оппозиционные Кучме подали в Конституционный суд и оказалось, что Гостелерадио переименовать нельзя без изменений Конституции. Ему вернули старое название, но новые функции остались. Поэтому мне в 2005 году, когда я регистрировал журнал «Время Z», пришлось его регистрировать в именно в Гостелерадио. И ещё долго Гостелерадио регистрировал печатные СМИ, хотя судя по названию этот комитет никакого отношения к ним не имеет. Те кто не знал предыстории сильно удивлялись украинским реалиям, когда телевизионный орган занимается печатными СМИ. Потом регистрацию газет и журналов всё же передали в Министерство юстиции, а вот книготорговлей до сих пор Гостелерадио ведает.

Другой казус – руководителя Гостелерадио, Зиновия Кулика, после того, как парламент выразил ему недоверие, президент Кучма послал на повышение, назначил министром информации. Этот пост был специально создан для Кулика в 1996 году. С его уходом ликвидирован в 1998 году. Так, что нынешнее Министерство информации, созданное  2014 году не первое на Украине.
Но уволить Кулика с председателя Гостелерадио Кучма не мог без согласия парламента. Он написал нам представление, но уже после назначения Зиновия Владимировича министром. Написал бы до этого, уволили бы за милую душу. А тогда, я предложил не увольнять Кулика, чтобы его назначение министром было нелегитимным, ведь, по закону министр не может занимать такой государственный пост, как председатель Гостелерадио. Тем же ходом мы блокировали и назначение преемник Кулика.

Кстати, членов Нацсовета по телерадиовещанию согласно Конституции 1996 года можно только назначить, снять их нельзя. В отличие от членов Конституционного суда, члены Нацсовета стали несменяемыми не специально. Это появилось из-за особенностей «Конституционной ночи», когда важные поправки вносились с голоса. Впрочем, новый созыв парламента 20.04.2000 с пятой попытки, всё же уволил меня с поста члена Нацсовета, который я занимал с 16.03.1999, к тому же исполняя обязанности председателя этого государственного органа. Я не говорю о том, что по одному и тому же вопросу нельзя голосовать более раза в течение сессии. В этом вопросе парламент нарушил всего лишь свой регламент. А как же обошли депутаты Конституцию, по которой член Нацсовета по ТВ и РВ несменяем в течение срока назначения? Очень просто обошли, они просто остановили действие постановления о назначении членов Нацсовета. Так, что Конституцию властьимущие обходят легко. Было бы желание.

Выше я рассказал о том «фронте работ» за который я лично отвечал во время «Конституционной ночи», об особенностях действия Конституции в отрасли телевидения и радиовещания. А сейчас опишу события непосредственно связанные с принятием Конституции, как я их помню по истечении двадцати лет.
Когда мы, утром 27 июня 1996 года регистрировались в парламенте, разумеется мы не знали, что будем заседать до утра следующего дня. Различные политические силы никак не моли найти компромисс по тексту Конституции, поэтому, казалось, парламент не сможет принять её и сейчас. Всё шло к роспуску Верховного Совета. Глава Администрации президента Дмитрий Табачник, заявил в телевизионном выступлении, что парламент будет неизбежно разогнан. «Матч состоится при любой погоде» – сказал он. Ошибся тут Дмитрий Владимирович. «Матч» не состоялся. Я по сути смирился с тем, что придётся искать новую работу. За Конституцию я не голосовал. Но я не мог предвидеть тягу к «выживанию» который продемонстрировал парламент второго созыва. Кстати, до принятия Конституции наш созыв назывался тринадцатым. А первый – двенадцатым. После принятия Конституции для этих двух созывов порядок доставшийся от УССР стали обозначать в скобках – первый (двенадцатый), второй (тринадцатый) созыв. Третий и последующие созывы парламента уже не имели двойной нумерации.

Все мы тогда избирались по округам. И, если мне выборы не стоили ни копейки, люди и так за меня проголосовали, то этого нельзя сказать обо многих моих коллегах. На выборы они сильно потратились и поэтому не хотели уходить отбыв лишь половину срока. Вот тут-то и кроится секрет того, почему Конституцию всё же приняли в ту ночь. В сложном положении оказались депутаты кучмисты. С одной стороны им тоже не хотелось терять место в парламенте. С другой – им дали команду не регистрироваться, чтоб парламент не имел кворума. Но то ли команда пришла позже, то ли они сделали вид, что не успели получить её, но так или иначе, они зарегистрировались 27 июня. Было ясно, что на следующий день им регистрироваться не разрешат. Парламент потеряет кворум и будет распущен. Перед сторонниками Кучмы стал вопрос – «сейчас или никогда». Вот почему они проявили чудеса гибкости. Здесь же и разгадка того, почему мы сидели всю ночь. Просто не успели согласовать все пункты в течение рабочего дня. А так как всем было ясно, что второго рабочего дня у этого парламента не будет, если он не примет Конституцию, то заседание шло до упора. Всю весь день 27 июня, всю ночь с 27 на 28 и утро 28 июня шло согласование отдельных статей Конституции и голосование по ним. Голосование за согласованный текст было утром 28 июня 1996 года.

Чтобы ничто не повлияло на «чистоту» моих воспоминаний, я не только не перечитывал две свои предыдущие статьи на эту тему, но решил не пользоваться другими источниками. По-моему окончательный текст проголосовали после девяти утра. Если ошибся – прошу прощения. Всё-таки 20 лет прошло.
Атмосфера в зале заседаний была тревожной, даже истеричной. После полуночи мне стало очень весело. И я с азартом пробивал «свои» пункты. То есть те, что касаются телерадиовещания. Но не они были «камнем преткновения» несмотря на всю важность телевидения и радио. Первая заминка возникла в самом первом предложении первого пункта. Как записать «Верховная Рада Украины от имени украинского народа» или «Верховная Рада Украины от имени народа Украины»? Несколько часов шли споры по этому вопросу. Наши оппоненты предлагали нам даже сходить к памятнику генералу Ватутину, что возле здания парламента. Мол на советском памятнике записана именно та формула, которую отстаивают сейчас противники советской Украины.
Ещё двумя вопросами разделяющими зал были вопросы о статусе русского языка и Крыма. В связи с событиями последних лет, можно сказать, что эти вопросы стоят все годы после развала СССР, и даже немного раньше.
Если мне не изменяет память, вопросы языка и Крыма стояли в связке. И после многочасовых дебатов, председательствующий А.А. Мороз смог, в конце концов, добиться компромисса по этим двум пунктам. Крым сохранил свою автономию, взамен чего русский язык не получил статуса ни государственного (наряду с украинским), ни официального языка. Правда в статье 10, где прописан государственный статус украинского языка, есть упоминание о русском языке, в отличие от других языков, которые используют граждане Украины.
Другим «полем боя» было разграничение полномочий парламента и президента. Каждая ветвь власти хотела прописать себе больше полномочий. Но и тут Морозу удалось найти компромисс, в результате которого в Конституцию вписали и те пункты за которые отвечал я. Так появилось упоминание о Гостелерадио и Национальном совете по телевидению и радиовещанию. Их не было в первоначальном проекте.

Под утро пришёл Кучма. Он, наверное, находился где-то неподалёку, так как пришёл почти сразу после того, как Конституция была принята. Скорей всего он следил за событиями из своего кабинета в Администрации президента, и пошёл в здание парламента, когда увидел, что найден компромисс по основным вопросам.
Президент поздравил нас с принятием Конституции и предложил… пропить в парламентском буфете деньги, которые он выделил на референдум. В случае непринятия Конституции парламентом, Кучма планировал «протащить» выгодный ему текст через референдум после роспуска парламента. Предложение пропить деньги, по сути единственное, что мне запомнилось из выступления президента. Не знаю, осталось ли оно в стенограмме, как говорилось выше, я специально решил не использовать для написания этой статьи никаких источников, кроме своей памяти. Просто мне приходилось читать исследования, что наличие таких источников сильно влияет на «чистоту» воспоминаний. Таковы особенности человеческой психики.
А если остались слова Кучмы, то в каком виде? Я хорошо помню, что сказано это было буквально. Президент предложил нам устроить банкет, чтобы отпраздновать принятие Конституции. Ещё мне запомнилось, что Кучма пообещал нам государственные награды. Я, между прочим, и ещё 11 коллег отказались от этих наград через публикацию в печатных СМИ. Получил ли кто награды за участие в «Конституционной ночи» я не знаю. Большинство не получили.

Под утро мы вышли сфотографироваться. Эта фотография есть в интернете. Насколько я помню, в своих воспоминаниях десятилетней давности я приводил это фото на тех сайтах, где тогда была такая функция и ещё указал стрелочкой моё место на нём. Поэтому повторять его не буду. Нам, кстати вскоре роздали каждому по фотографии очень большого формата.
Утро было солнечным. И даже казалось особенно ярким, после ночи проведённой под куполом парламента. Я понял, что спать уже не смогу, поэтому решил не ехать домой, а пошёл в свой кабинет, который находился тогда на площади Леси Украинки 1.
Начинался новый рабочий день…

Автор: Сергей Аксёненко,
народный депутат Украины второго созыва

 

   « назад «

архив новостей »





замена батареи на айфон 5 цена
i-repair.ru

Последний номер
2015/№1 (виртуал.)