Журнал для интеллектуальной элиты общества  
 
 

Новости

07.01.22  Опубликован мемуарный очерк Сергея Аксёненко «Моя самая большая девальвация ценностей (или воспоминание об одной ракушке)».
   
   

Моя самая большая девальвация ценностей

(или воспоминание об одной ракушке)

 

Давным-давно, ещё задолго до школы,у меня появилась ракушка. Самая обыкновенная створка от раковины какого-то морского моллюска. Подарил ли кто её мне, илиможет быть я её на что-то выменял, как это принято у детей — не помню. Факт тот, что я очень ценил эту ракушку и считал её самым главным своим сокровищем. По крайней мере, по части предметного мира. Она мне казалось чем-то совершенно особенным, необыкновенным и загадочным; она былапредставителем таинственной, неведомойвселенной. Я полагал, что обладаюуникальнейшей из вещей.

Я до сих пор досконально помню, как она выглядела —помню каждую выщерблинку на её изумительном теле, помню серебристо-синие оттенки её переливающегося перламутра, помню наплывы на её внутренней поверхности; даже помню её вес и как она красиво лежала на моей ладошке.

Надо сказать, что жили мы на Донбассе, вдали от моря и морские раковины под ногами у нас не валялись. А на море я до того был всего один раз — в 1969-м, когда мне исполнилось два года и честно сказать, ничего из этой поездки не помню.

Когда через много лет, в 1974-м мы снова отправились на море — своё главное сокровище я разумеется взял с собой. Хорошо помню, как вертел в руках и рассматривал эту ракушку на железнодорожном вокзале в Одессе.

А ещё помню, как поразило меня своим бескрайним простором море, когда оно впервые появилось в окне поезда. Никогда не забуду того восторга, который охватил меня, когда я впервые в сознательном возрасте увидел эту бескрайнюю синюю гладь. Хотявзрослые и напоминали мне, что я когда-то был на море —оно мне «вспоминалось», как пустьбольшой, но ограниченный сушей водоём. Скорей всего я подменил стёршееся вследствие раннего возраста воспоминание о море, воспоминанием о каком-то большом ставке, озере или водохранилище на Донбассе, где мы порой отдыхали.

А потом наступило самое большое разочарование моего детства. Когда я попал на пляж, оказалось, что моя главная ценность, моя любимая ракушка вовсе не уникальная; оказалось, что здесь миллионы, даже миллиарды точно таких. Многие из которых даже гораздо лучше моей. Самая необыкновенная —оказалась такой же как все… Что я тогда пережил, не передать словами…

Я смотрел на пляж, усеянный раковинами и крепко зажимал в кулаке мою единственную. Если её бросить сейчас к остальным и отойти на несколько шагов— она потеряется среди других и найти её будет невозможно. Настолько она не выделяется средисвоих собратьев. Самая типичная, обыкновенная ракушка. Даже блёклая на фоне многих других…

И всё же… И всё же, она всё равно особенная, пусть рядом миллионы её сородичей. Она всё равно особая, пускай не для всех, пусть только для меня и ни для кого больше. Она моя, она любимая, она уникальная; пусть уникальная только для меня одного, она не такая как все, потому что —моя, потому что люблю её и стал любить ещё больше, когда увидел, что она не отличается от миллионов своих собратьев.

Поэтому я сохранил ту ракушку. Хотя вывез в тот год с моря огромный кулёк других — целую коллекцию, тщательно подобранную и классифицированную. Причём моя ракушка была самой неприметной на фоне остальных, которые были гораздо красивее и роскошнее. Но ни смотря ни на что — в той коллекции она была самой главной.

 

Сергей Аксёненко

   « назад «

архив новостей »






Последний номер
2015/№1 (виртуал.)