Журнал для интеллектуальной элиты общества  
 
 

Архив статей

 2004 / №01-02

19.11.2004 Рыцари с "распальцовкой" (похожи ли феодалы Средневековья на "новых русских")
/С. Клицов (С. Аксененко)/ "Твое Время" №1-2/2004



      Автор: Аксёненко  Сергей                                                                                                       


                                                                                                                                                                                               




"О смелом парне будет речь,
Он звался Робин Гуд.
Недаром память смельчака
В  народе берегут".
(английская народная баллада)

"На переднем Стенька Разин,
Обнявшись, сидит с княжной,
Свадьбу новую справляет,
Сам веселый и хмельной".
(русская народная песня)

"Утро морозное, утро холодное,
Парня в белой рубашке несут.
И под марш траурный, да на Ваганьково
О, как тяжел последний ваш путь.
…Братва, не стреляйте друг в друга,
Вам нечего в жизни делить,
За круглым столом позабудьте обиды,
Ведь всем тяжело друзей хоронить".
(Е. Кемеровский)

 "Этот рынок держит Доброслав" — уважительно сказал бритоголовый парень в кожаной куртке и с золотой цепью. Под словом "держит" в данном случае подразумевалось, что Доброслав со своими "сподвижниками" собирает "дань" с рыночных торговцев. "Держит" имеет тот же корень, что и "держава", и образование держав и державности напрямую связано с предшественниками и "коллегами" нынешних криминальных и полукриминальных "авторитетов". Осознавать это историческим "романтикам" обидно, но…

 Дело в том, что человеческой психике свойственно надеяться на хорошее, верить в него. В настоящей жизни люди зачастую склонны хорошего не замечать, подтверждая принцип "Хорошо там, где нас нет", но зато облагораживают и романтизируют прошлое, уже свершившееся и отстраненное. К тому же, людям инстинктивно свойственно уважительное отношение к старшим поколениям. Свойственно представлять предков "не такими, как мы", а мудрыми и отважными. И чем дальше предки, тем мудрее и отважнее они кажутся.
 Можно взглянуть и еще с одной стороны: когда зло является элементом повседневной жизни, когда оно угрожает реальными неприятностями, оно кажется мерзким и приземленным. Когда же зло отходит в прошлое и не представляет никакой реальной опасности, многие люди начинают воспринимать его в "благородной оправе".1 Поэтому паханы  1930 — 50-х годов, которые уже давно покоятся в могилах, кажутся некоторым "благороднее" нынешних "авторитетов". Такую точку зрения можно сплошь и рядом наблюдать в нынешнем информационном пространстве. Говорят: вот раньше были у блатных какие-то законы, кодекс чести, были "воры в законе", а сейчас — беспредельщина, "отморозки". Во времена же "паханов", "бугров" и "воров в законе" облагораживали дореволюционных бандитов — всех этих "детинушек", прячущихся в "дубравушках" с "кистеньками и дубинушками".
 Кстати, сейчас, когда криминальному миру вновь приходится перестраиваться, когда их "стиль и метод работы", сложившийся в конце 1980 — начале 1990-х годов, уходит в прошлое,2 в фольклоре полным ходом идет "романтизация" преступников "переходного этапа", снимаются фильмы вроде "Бригады", бандитам приписывают кодесы чести, героизируют поступки, делают из них настоящих "Робин Гудов".3 И на этом фоне уже совершенно не удивляет романтическое восприятие бандитского народа далеких викингов.

 На самом деле человеческая природа не сильно изменилась за последние века и наши "бригады" с "авторитетами" имеют ту же природу, что и древние дружины, во главе с князьями и герцогами. И при благоприятных условиях они вполне могли бы основать под своей "крышей" державу, где место короля занял бы авторитет (пахан), а место рыцарей — "братки". Ведь, действительно, как жили дружинники и как "братки"?
 Профессиональные дружинники4 — это группа вооруженных мужчин, которые занимались тем, что охраняли население сельских общин на той или иной территории от таких же профессиональных дружинников,5 давая возможность крестьянам заниматься экономической деятельностью и взимая с них за это дань.
 Современные криминальные образования — это тоже группы вооруженных мужчин, которые "охраняют" коммерсантов на той или иной территории от других "бригад" и за это тоже взимают с них "пеню".
 Население не всегда принимало "услуги" дружин добровольно,6 зачастую такие "услуги" навязывались населению насильно. Так нормандские дружинники — викинги — вначале грабили население Англии, Франции и Руси, а со временем стали взимать с него дань, защищать от других дружин, а их вожди даже сформировали правящие династии — Рюриковичей (на Руси) и династию герцогов Нормандских, ставших английскими королями после 1066 года.
 Точно так же и коммерсанты не всегда желают принять "услуги" бригад добровольно. Тогда такие "услуги" навязываются насильно, но позже криминальные формирования вынуждены защищать коммерсантов от "наезда" других "коллег по ремеслу" и соблюдать какой-то элементарный порядок на "своих" территориях. Не по доброте душевной, конечно, а для того, чтобы коммерсанты не "загнулись" совсем, и их можно было "доить" дальше.

 Дружинники были вынуждены делать нечто подобное на своих территориях. Иначе они могли плохо кончить и подобно князю Игорю быть разорванными напополам двумя разогнувшимися деревьями. Напомню, что когда Игорь собирал дань с древлян, ему ее показалось мало. Большую часть дружины он отправил к своей жене Оле (княгиня Хельга — Ольга) в Киев, а сам сказал: "Пойду похожу еще" (аппетит, как известно, приходит во время еды) и с малой дружиной отправился за "добавкой", древляне не выдержали и "добавили" — дружину перебили, а князя казнили весьма оригинальным способом.


 Так постепенно складываются какие-то юридические корни взаимососуществования "благородного" и "податного" сословий. Однако порядок поддерживается только на своем "участке". Время от времени "бригады" делают рейды в другие города, и во время таких внезапных "наездов" (если только не хотят "захватить" территорию насовсем) выступают как "беспредельщики". То же и дружинники — когда налогов с населения им не хватало, они собирались в походы "за златом, серебром и красными девицами". Описание таких походов сохранились в фольклоре почти всех стран, только вот образ "удалого молодца" почему-то не хочет ассоциироваться в головах любителей фольклора с образом бритоголового рекетира, а ведь это явления одного порядка.7
 Дальше — больше. Для дружинников, как и для членов банд, было свойственно обостренное восприятие понятий "свои" ("братки") и "чужие" (надо полагать, "братки" для других банд).8 Отдельно выделяются те, которые к "браткам" не принадлежат, т.е. не бандиты. Сейчас их называют "лохами", "фраерами", а раньше называли "сервами", "смердами" и т.д. То есть, налицо презрительное отношение к тем, за счет кого "братки" (дружинники) кормятся.9 И если бы современные бандиты смогли вольготно просуществовать хоть пару поколений, они непременно сформировали бы "благородное" сословие.
 Среди "своих" и члены "бригад", и дружинники склонны формировать какие-то нормы поведения и своеобразный "кодекс чести". Но "кодекс чести" формируется вовсе не от благородства души. Когда "идешь на дело" важно быть уверенным, что после приобретения добычи твой напарник не ударит тебя в спину (ведь в банды идут люди способные на убийство ради обогащения). Тот, кто переступил через "кровь" (даже "лоха"), не моргнув глазом и "братка" может укокошить.
 Необходимость "кодекса чести" для бандитов можно проиллюстрировать категориями дарвинизма.
 Представьте ситуацию. Известно, что одному обогатиться сложно,10 и вот бандиты объединяются и "идут на дело". Члены первой банды, захватив добычу, тут же перессорились и перерезали друг дружку. Члены второй — смогли договориться и сформулировать правила совместной "работы". Какая банда выстоит — вопрос праздный. Естественно та, у которой есть кодекс чести,11 поэтому бандиты (и дружинники) такие кодексы вынуждены составлять.
 Те группы, которые существуют дольше, имеют, естественно, более тщательно разработанные уставы (живут "по понятиям"). Самым известным таковым является рыцарский устав, просуществовавший несколько веков. Этот кодекс чести подробно описывает взаимоотношения, как между своими "братками"-рыцарями (например, как им драться), так и взаимоотношения "братков"-рыцарей с вышестоящим начальством — сеньором ("авторитетом"). По отношению к сеньору (от лат. senior — старший, старик) нужно было проявлять уважение, слушаться его, хранить ему верность, а сеньор был обязан заботиться о своем вассале, т.е., взаимоотношения внутри группы копируют взаимоотношения между отцом и сыном. В некоторых традициях главаря прямо называют отцом — "пахан" в России или "крестный отец" итальянской мафии (кстати, банды в ней называют себя семьями). Иногда выражение старшинства звучит по-другому — господин, бугор, авторитет и т.д.
 Кроме рыцарского, мы знаем и другие кодексы чести — у итальянской мафии, у "воров в законе". Начали они формироваться и у современных бандитов. Формируются также правила поведения, требования к внешнему виду и даже "придворный церемониал", причем формы поведения определяются требованиями времени и взимонакладываются друг на друга. Так, сейчас тоже есть "воры в законе", но чтобы стать "авторитетом" (т.е., признанным в преступном мире главарем), "вором в законе" быть уже не обязательно, не обязательно даже через тюрьму пройти. Или другой пример: раньше "вору в законе" нельзя было иметь жену — только любовниц, а сейчас этот запрет снят. Оно и понятно — раньше воры себя так вольготно в государстве не чувствовали: за ними гонялись, они то в тюрьмах сидели, то прятались, переезжая с места на место, — не до семьи им было, не до детишек. Теперь воры чувствуют себя вольготно — почему же семьей не обзавестись?
 Требования к внешнему виду тоже определяются временем, хотя неизменным остается одно — "прикид" должен быть богатым. Рыцари страусиные перья всякие и всякие выемки и украшения на латы помещали (иногда во вред самим себе), русские дружинники должны были сафьяновые сапожки иметь, казаки — оселедец и шаровары,12 члены Чикагской мафии — шляпы и длинные плащи, бандиты в послевоенном СССР должны были иметь кепку, шарф, фиксу и финку, а члены "бригад" начала 1990-х — малиновые пиджаки, короткую стрижку, кожаные куртки и золотые цепи с крестами (ну чем не "крестоносцы"?). Характерным является особое отношение к оружию — его любят, лелеют (рыцари даже своим мечам имена давали), часто оружие называют с нежностью  (говорят не "ножи", а "перья"). Раньше, когда"бригады" не скрывались от властей, оружие было непременным атрибутом внешнего вида и торчало наружу. Потом внешний вид подбирался так, чтобы оружие можно было прятать.13

 Формы поведения тоже были фиксированными: рыцари должны были обмениваться друг с другом поклонами и расшаркиваниями, ударять копьем по щиту или бросать перчатку, паханы 1950-х — полуистерическими жестами,14 члены современных бригад — пресловутой "распальцовкой".

 "—  Так-так. А денек-то хороший, верно?
 —  Да, денек в общем хороший.
 —  Так, может, нам тогда сразиться, а, как?
 —  Да, по-моему, неплохо бы сразиться, — сказал Король Пеллинор, — нет, право.
 —  А из-за чего будем драться?
 —  Ну, как обычно, я думаю.
 …Приведя себя в состояние готовности, рыцари разъехались по разным краям поляны и затем съехались в середине ее.
 —   Честный  рыцарь,  — сказал Король Пеллинор, — прошу тебя, назови мне твое имя.
 —   Оно  касается  только меня,  — ответил сэр Груммор положенной формулой.
 —  Сие неучтиво сказано, — сказал Король Пеллинор, — что? Ибо ни единый рыцарь не страшится открыто назвать свое имя, когда не имеет причины стыдиться его.
 — Что до этого, то я считаю за лучшее, чтобы ты покуда не знал моего имени, так что не спрашивай.
 —  Тогда ты должен встать, чтобы сразиться со мной, неверный рыцарь.
 —  А вы не ошиблись, Пеллинор? — осведомился сэр Груммор. — По-моему, тут должно быть "тогда становись".
 —  О, виноват, сэр Груммор. Да, конечно, именно так. Тогда становись, чтобы сразиться со мной, неверный рыцарь.
 И не тратя дальнейших слов, два джентльмена вернулись на противоположные концы поляны, уперли копья в седельные упоры и изготовились к предварительной сшибке".
(Т. Х. Уайт "Меч в камне")


 Особо надо сказать о придворном церемониале. Церемониал, выработавшийся в среде рыцарей, мы можем наблюдать по телевизору, когда показывают мероприятия с участием европейских монархов.15 Известен и церемониал итальянской мафии (например, целование перстня "крестного отца"). Современные "авторитеты" буквально в считанные годы завели на своих виллах довольно сложный церемониал. Скажем, посторонний не должен был обращаться к "авторитету" напрямую, а лишь через охранника, за столом надо говорить гостям не "садитесь", а "присаживайтесь". В силу специфики "работы" особо пышными церемониями сопровождаются похороны "авторитета".
 Имена сеньоров часто имели привязку к местности, с которой они "кормились" (Роберт Парижский). То же можно наблюдать и у некоторых "паханов" (Никола Питерский). Нынешние "авторитеты" пока ограничиваются кличками (Циклоп, Ляка, Фашист), но у них еще слишком короткая история, чтобы обрасти пышными именами.

 Особое сходство между древними дружинниками и членами современных бригад прослеживается в их образе жизни. Жизнь этих мужчин складывается из двух основных составляющих. Во-первых, они добывают "добычу", но не мирным трудом, а при помощи оружия или угрозы его применения: воюют, грабят, воруют, охотятся, "ходят на дело", собирают поборы. Во-вторых, они "широко" пьянствуют (выясняя за этим занятием, кто из них "круче") и развратничают. В любом европейском эпосе мы найдем описания битв и пиров ("дружина пирует на бреге"). Казаки после удачных походов "гуляли", нынешние братки "отрываются", "бухают" и т.д. Кстати, широко известное правило, согласно которому казака, пьянствующего в походе, казнили, подтверждает то, что уж очень любили казаки горилку. Во время пира — "бойцы вспоминают минувшие дни и битвы, где вместе рубились они", и в этом плане воспоминания членов бригад о том, что "Жиган ему как врежет, а я как вмажу!" напоминает описания рыцарских схваток.

 "После того являл король Артур своим оружием столь чудесные подвиги, что все люди кругом дивились. Но Король-с-Сотней-Рыцарей увидел, что под королем Крадилмансом нет коня, ринулся на сэра Эктора, отца сэра Кэя, сидевшего на добром коне, и вышиб его из седла, а коня отдал тому королю и помог ему усесться верхом. Когда увидел король Артур того короля верхом на коне сэра Эктора, он сильно разгневался и мечом своим нанес королю удар по шлему, так что раскололся шлем сбоку надвое, а также и щит; а меч вонзился в шею коню, и рухнули оба на землю, и конь и всадник. А сэр Кэй выехал против Морганора, сенешаля при Короле-с-Сотней-Рьщарей, сокрушил его наземь вместе с конем, и коня отвел отцу своему сэру Эктору.
 Потом сэр Эктор сшибся с рыцарем по имени Ларданс и сокрушил его, а коня отвел сэру Брастиасу, ибо тому, пешему, приходилось худо, со всех сторон его попирали конские копыта. Когда же Брастиас завидел Лукана-Дворецкого лежащим замертво под копытами лошадей — к нему как раз спешил на помощь Грифлет, ибо четырнадцать рыцарей наседали на сэра Лукана, — тут сэр Брастиас ударил одного из них по шлему так, что рассек ему голову по самые зубы, потом направил коня на другого и такой нанес ему удар, что у того рука отлетела прочь, а после того обернулся он против третьего и его поразил в плечо, так что рука вместе с плечом отлетели прочь. А когда сэр Грифлет увидел, что пришла подмога, он поразил одного рыцаря в висок, так что голова в шлеме покатилась на землю, а Грифлет взял его коня, подвел к сэру Лукану и предложил ему подняться в седло и отплатить за свои увечья — и помог ему сесть на коня".
(Т. Мэлори "Смерть Артура", XV век)


 Особо надо сказать об отношении к женщинам. И "браткам", и рыцарям свойственно хвастаться своими мужскими достоинствами и любовными победами. Дружинники, захватив то или иное поселение, массово насиловали женщин, уводили рабынь. "Братки" в этом плане похожи на своих предшественников, хотя наличие относительно дешевых проституток часто спасает обитательниц женских общежитий от подобных набегов. Когда дружинники распределяли между собой поместья, они ввели "право первой ночи", то есть, право на первое половое сношение с каждой девушкой своей деревни.
 Могут спросить — а как же культ "Прекрасной Дамы", который практиковался рыцарями? Культ этот не затрагивал девушек из простонародья, а то, что современные "братки" еще не "созрели" до "Прекрасной Дамы", объясняется тем, что дочери "авторитетов" еще не подросли. Не будет же член "бригады" обращаться с дочкой своего "шефа" так, как с другими женщинами? Вот и начало культа…
 Тем более, что в плане образованности современные "братки" куда круче рыцарей — они хоть читать и писать умеют. И "культура" бандитов во многом напоминает культуру дружинников, которую составляют бесконечные эпосы о героических подвигах "крутых парней", а также о взаимоотношениях с женщинами. Воровской фольклор тоже изобилует подвигами уркаганов, а также разнообразными "Мурками", "стервами", "дочерьми прокурора" и т.д. В последнее время в обществе начала укореняться мысль о том, что такой фольклор не лишен художественных достоинств. На самом деле художественные вещи обычно пишутся людьми "со стороны". Так, два крупных поэта — Сергей Есенин и Владимир Высоцкий — внесли значительную лепту в обогащение воровского "эпоса".
 Кстати, сейчас воровской фольклор не формируется потому, что он может существовать лишь как альтернатива культуре остального общества. А ныне культура всего общества, по сути, впитала в себя криминальный фольклор. Он присутствует во всех СМИ и даже проскальзывает в выступлениях официальных лиц ("мочить в сортире").

 Теперь рассмотрим вопрос с другой стороны — почему же на базе криминальных формирований не возникают государственные образования в наше время? Ответить на этот вопрос можно так же, как биологи, доказывающие самозарождение жизни в прошлом, отвечают на вопрос, почему жизнь не самозарождается в наше время. "Жизнь постоянно самозарождается, — говорят биологи. — Но уже существующая жизнь настолько укоренилась на планете, что она моментально пожирает все ростки вновь зарожденной". Так и здесь. Государство возникло как победа самой мощной "бригады" на определенном "участке" над всеми остальными "бригадами". Государство в состоянии одолеть любую, даже самую мощную преступную группировку, было бы желание. Особенно это касается тоталитарных государств. Так, Муссолини в очень короткий срок разгромил сицилийскую мафию, имеющую многовековые корни, и заставил остатки мафиози бежать в Чикаго, а при Сталине воры буквально не вылезали из тюрем.
 Но стоит государству ослабеть, как бандформирования усиливаются и зачастую сами начинают брать на себя отдельные функции государства. Скажем, в пиратских республиках древнего Средиземноморья либо Карибского бассейна в Новое время помимо пиратов обитало мирное население, которое вполне уживалось с пиратами. Причем и пираты, и мирные люди должны были подчинятся общим законам. А возникшая во время гражданской войны в России полубандитская республика в Гуляй-поле (во главе с батькой Махно) в первые же месяцы своего существования стала формировать государственную идеологию на базе анархизма. Да и сейчас в странах "третьего мира" нередки случаи, когда бандиты (конокрад Трухильо, либо заезжие наемники) формируют государственную власть. И пытаются выдавать себя за добропорядочных правителей, наподобие тех "авторитетов", которые пытаются "перекраситься" в добропорядочных бизнесменов.

Сергей Аксёненко

См. также:

"Пиар" в древнем мире

Об оценке значительности исторических событий

Поэты и власть  

Когда глаза слишком велики... (преувеличения в истории)  

Знаменитые ничтожества  

"С меня при цифре 37 в момент слетает хмель…" (о 1937 годе и не только) 

Если бы, да кабы... (частица "бы" в истории")

Парадоксы памяти

   

« назад «





Комментарии к статье




Две "бригады": тогда и сейчас.



















1 — Это не говоря уже о том, что большинству людей, даже самым "отпетым", свойственно оправдывать свои поступки и облагораживать себя. Участники банд нередко осознают себя не жестокими "нелюдями", а "крутыми" героями. Современная массовая культура просто кишит мягкосердечными киллерами, философствующими маньяками, честными ворами, не говоря уже о красавцах-пиратах и благородных разбойниках прошлых времен.

 

 

2 — Официальное руководсто Украины вынуждено было признать, что "крышей" и сборщиками "дани" у коммерсантов теперь нередко становятся милиционеры, постепенно "вытесняющие" авторитетов с "насиженных мест".


3 — Робин Гуд, кстати, тоже профессиональный бандит. 

 

 

 


4 — В Западной Европе они дали начало рыцарскому сословию, в восточной — боярству (барству).

 


5 — Иногда, конечно, приходилось защищать и от внешнего нашествия, но тогда, как правило, в боевые действия включались и крестьяне.

 


6 — Хотя часто дружины начинали формироваться из жителей общины, но уже во втором поколении дружинники сословно отдалялись от крестьян.





"Браток"-рыцарь на своем "600-м".





7 — Хотя, в отличие от современности, раньше для некоторых особенно перспективных походов вождь прибегал не только к помощи дружинников, но и привлекал охочих поживиться мужчин из податного сословия. Ну не мог бы Вещий Олег "прибить щит к вратам Цареграда",  если б поплыл туда лишь с горсткой своих викингов, а не мобилизовал бы многотысячную армию из хлеборобов. Византийцы просто "замочили" бы его с дружиной в своем Константинополе.

 


8 — Здесь нашим героям свойственны крайности — "чужого" готовы убить при первой же возможности, со "своим" будут слезно брататься и выворачивать душу наизнанку. Нередко для определения "свой-чужой" служат имена "авторитетов" или просто общих знакомых ("Ты Лешего знаешь?").

 

9 — "Простонародье" в рыцарских романах, за редким исключением (например, милые пастушки, чьими услугами рыцари никогда не прочь были воспользоваться), выглядит уродливым, "подлым", хитрым (все хотят "барина" обмануть и денег побольше сэкономить).

 

10 — Самый "крутой" бандит не сможет в одиночку "рынок держать". А бандиты, действующие в одиночку — "беспредельщики" — это то исключение, которое подтверждает правило:  такого а) либо скоро убьют (часто — другие бандиты); б) либо посадят; в) либо вокруг него сформируется "бригада" сподвижников.

 

11 — Соблюдение дисциплины осознавали даже самые, казалось бы, недисциплинированные люди — те же пираты или казаки могли избирать себе капитана или атамана, могли снять его, но в походе руководитель имел диктаторские полномочия. Рыцари Средневековья дисциплину нарушали, но лишь для того, чтобы показать свою храбрость.




"Браток"-рыцарь на своем "600-м".


12 — Иногда кроме оружия и коня ничего больше не требовалось от казака, он мог и без кожуха ходить, а вот шаровары должны быть дорогими, но при этом всячески подчеркивалось презрение к их стоимости (скажем, вымазанные дегтем).

 

 

13 — Когда мафия обзавелась автоматами в моду у мафиози вошли большие плащи, под которыми легко было скрыть столь крупное оружие.

 

 

14 — Которые появлялись вследствие изменения психики от бесконечного питья чефира в тюрьме и должны были носить устрашающий характер, показывая, что человек способен на самое непредсказуемое действие. В остальном "пахан" должен был демонстрировать невозмутимое спокойствие.


 




"Рыцарские" жесты.




15 — Кстати, мало кто знает, что британское королевское великолепие было заново воссоздано для удовлетворения "нужд" газет, потом — радио и телевидения. Когда СМИ были не так развиты, двор был менее пышным.









Разбойное нападение рыцарей на замок (XV в.).












И "браткам", и рыцарям свойственно хвастаться своими мужскими достоинствами и любовными победами.









"Прикид" старых "добрых" рыцарей (со средневековой миниатюры) и "злых" новых русских (картина А. Алексеева-Свинкина).









Норманнские дружинники-викинги вначале грабили население Франции и Руси, а со временем стали взимать с населения дань, защищать его от других дружин, а их вожди даже сформировали правящие династии (картина Н. Рериха "Заморские гости", 1901 г.).