Журнал для интеллектуальной элиты общества  
 
 

Архив статей

 2005 / №1

10.04.2007 Собаки и люди <часть 3>
/Р. Мураховский/ (С.Курий) "Время Z" №1/2005

<<< вернуться к части 2

Как собаки полюса открывали

 "Трудно найти животное, в большей степени умеющее выражать
свои чувства, чем собака. Радость, грусть, благодарность и даже
угрызения совести — все можно прочесть в ее глазах. Мы, люди,
напрасно думаем, что только нам одним присуща способность выражать
свои чувства. Может быть, это правда. Но загляните в собачьи глаза!
Вы увидите в них то же, что и в человеческих. В сущности
у собак определенно есть то, что мы называем душой".
(Р. Амундсен)

 Конечно, кому, как не великому норвежскому путешественнику петь панегирики собакам! Не будет красивой метафорой сказать, что два величайших географических рекорда были буквально поставлены на трупах этих животных. Правда эти жестокие подробности полярных походов не столь широко известны публике, ибо они бы с легкостью затмили жертву "Собаки Павлова". Но начнем по порядку.
 Первые пешие исследователи северных районов показали, что полагаться на технический прогресс еще рано. Цивилизованным европейцам пришлось поумерить собственную гордость и обратиться к опыту коренных народов Севера — опыту, проверенному тысячелетней практикой. А практика показывала, что наиболее удобным способом передвижения являются собачьи упряжки, которые чукчи и эскимосы использовали с испокон веков. Осознание ценности ездовых собак пришло не сразу. Только в 1850 г. Мак-Клинток сел на нарты, чтобы отправиться на поиск пропавшего во льдах Д. Франклина. Правда и он сделал ошибочный вывод, что использовать собак на дальних переходах не шибко выгодно, ибо человек способен тащить вчетверо больше груза, чем одна собака, при том, что ест она вдвое меньше. Так или иначе, именно собаки откопали трупы спутников Франклина, решив исход экспедиции.
 И уже в 1895 г. знаменитый Ф. Нансен отправился покорять Северный полюс именно на собаках. Достигнуть цели, ввиду тяжелых условий, не удалось. Водрузив норвежский флаг на 86о13' северной широты, экспедиция Нансена повернула назад. Пища закончилась быстро и, чтобы дотянуть до базы, в расход были пущены все псы. Их мясо сохранило жизнь отважным путешественникам…
 Так в практику полярных путешествий начало входить жестокое правило: "По мере того, как нарты освобождаются от груза, часть собак становится ненужной, и должна пойти на мясо для людей и оставшихся собак".
 Это правило уже вполне осознанно использовал Роберт Элвин Пири. Его рывок на Северный полюс впервые был досконально продуман и подготовлен. Впереди шли вспомогательные группы, которые расчищали проходы в ледяных торосах и строили промежуточные базы. Одна из таких групп, возглавляемая Б. Бартлетом, чуть не украла у Пири "главный приз", остановившись в буквально в двух градусах от полюса. Сам Пири двинулся с последней базы на пяти нартах с сорока лучшими собаками в сопровождении четырех эскимосов и слуги-негра. И через четыре дня — 6 апреля 1909 года — на полюсе уже реял американский флаг.
 Так утверждал Пири. Но буквально во время триумфа с севера вернулся еще один "покоритель полюса" — Фредерик Кук, заявивший, что самой северной точки достиг именно он. Достиг гораздо раньше — 21 апреля 1908 г. Только обратный путь у Кука сильно затянулся. В своих воспоминаниях он неизменно хвалил ездовых собак, отмечая их работоспособность и выдержку.

 "Они съедают лишь по фунту пеммикана9 в день и не нуждаются ни в воде, ни в крове. Работают много, охотно и хорошо, а на ночлегах согревают двуногих товарищей по путешествию теплом своих, тел и подставляют им бока как подушки.
 …при каждой остановке для отдыха запыхавшиеся собаки весело катались по снегу, зарывали в него носы, чтобы ощутить прохладу. Если им давали время, они начинали устраивать себе удобное ложе и укладывались спать. По сигналу "Подъем!" сразу вскакивали, рычали друг на друга, но постромки не позволяли им драться. Их силы и бодрость изумительно быстро восстановились, а ведь за два дня до этого они бежали с трудом, понурившись, поджав хвосты. Стоило им отведать свежей медвежатины, как они задрали хвосты трубой".
(Ф. Кук)


 К сожалению, ни одна собака из этого путешествия не вернулась. На обратном пути экспедиция из-за дрейфа льдов отклонилась от маршрута, а на острове Девон оказалась со всех сторон отрезанной водой. Из нарт пришлось сделать плот. Собак на него взять было невозможно и их оставили на произвол судьбы…10

 Пока Пири и Кук спорили за первенство в открытии Северного полюса,11 другой известный путешественник — норвежец Руаль Амундсен тихо кусал себе локти. Как же? Он так давно готовился к этому подвигу, а его опередили американцы. Оставался лишь еще один не взятый "географический трофей" — Южный полюс. Правда к его покорению уже вовсю готовилась английская экспедиция во главе с Робертом Скоттом. Поэтому Амундсен продолжал делать вид, что собирается идти на Север, а сам затем втихомолку отплыл к берегам Антарктиды. Норвежец изначально сделал ставку именно на собак, для чего закупил в Гренландии 97 отборных "извозчиков". Пока корабль плыл, несколько сук ощенились, и на берег Антарктиды высадилось уже 116 собак. Началась предварительная подготовка к броску на юг. Разленившиеся на корабле псы вскоре освоились и пробегали до 100 км в день (при этом на каждая из них тащила около 90 кг груза)! Во время одной из таких вылазок экспедиции Амундсена и Скотта столкнулись…

 Капитан Скотт в путешествии предпочел использовать исландских пони и механические сани. Нежелание ехать на собаках он объяснял по-разному: то говорил об "изумительном чувстве", когда цель достигается собственными силами, то возмущался жестоким правилом убийства собак по мере ненадобности (англичане, как известно, вообще питают слабость к собакам).12 В итоге англичанин просчитался: пони стали проваливаться в наст, и когда Скотт подъехал к Трансантарктической горной цепи были настолько плохи, что их просто пришлось застрелить. Механические сани были еще не совершенны, и вышли из строя раньше лошадок. А тут еще жгущая сердце мысль о коварном норвежском конкуренте… Собрав нервы в кулак, англичане упрямо пошли вперед. Пешком.

 В это же самое время "конкурент" со спутниками на четырех нартах, запряженных 52 псами, вполне успешно выбрался на плато барьера Росса и понесся на всех парах по его леднику к полюсу. Преимущество собачьих упряжек было налицо. В отличие от пони они питались не громоздким фуражом, а компактным концентратом. В попавшуюся на пути трещину срывались лишь первые собаки, а не все сразу. Собачье давление на поверхность было вчетверо меньше, чем у пони, к тому же провалившихся под лед удерживала упряжь. Ну и конечно, они вполне стойко переносили пургу, привычную в их среде обитания. Единственным недостатком можно было считать лишь любовь ездовых псов повыть — хором и по любому поводу.
 Безусловно, собаки гибли. Когда от усталости, когда ввиду беспощадного правила, упомянутого выше. Так, Амундсену пришлось пристрелить в середине пути беременную Яалу, хотя та, как бы догадываясь о своей участи, тянула упряжь с удвоенной силой. А перед горной цепью был создан последний склад. Большинство собак оказались ненужными, и склад был затарен их мясом…13

 "Нам пришлось пожертвовать двадцатью четырьмя из наших храбрых и верных спутников. Это было очень тяжело… Но сделать это было необходимо. Я — человек не особенно чувствительный, но признаюсь, что сделал это скрепя сердце".
(Р. Амундсен)


 Теперь к полюсу двинулось лишь 18 собак. 14 декабря 1911 г. самая южная точка была пришпилена норвежским флагом. Правда и здесь радость победы омрачило убийство еще одного вконец ослабевшего пса. Помня о скандале вокруг покорения Северного полюса, Амундсен не только с точностью измерил географические координаты, но и объехал на нартах вдоль и поперек квадрат со стороной 5 км! Также он оставил палатку, а в ней письмо Роберту Скотту. Уже 17 января 1912 г. Амундсен, вполне удовлетворенный, вернулся на исходную базу. Из 52-х лохматых "полярников" в живых осталось лишь 11…

 "Дорогой капитан Скотт! Вы, вероятно, первым прочтете эти строки…". Английский капитан держал в руках письмо Амундсена и пытался с честью перенести удар. Все лишения пути могла скрасить лишь победа. И они опоздали! Опоздали на целый месяц! Впрягшись в нарты, англичане угрюмо двинулись в обратный путь и замерзли, не дойдя до склада всего 17 км. Вскоре там поставят крест с памятной строкой из стихотворения А. Теннисона — "То strive, to seek, to find and not to yield" ("Бороться и искать, найти и не сдаваться"). Беспримерное мужество и стойкость участников экспедиции превратили неудачу англичан в настоящую высокую трагедию. Она не только затмила собой "одиссею" Амундсена, но и автоматически сделала норвежца как бы "виновником", втянувшим Скотта в соперничество и похитившим у него победу.

 "Скотт и его спутники погибли при возвращении с полюса вовсе не вследствие огорчения, вызванного тем, что мы опередили их, а потому, что неминуемо должны были погибнуть от голода из-за недостаточного снабжения пищевыми припасами. Разница между обеими экспедициями состояла как раз в преимуществе собак над средствами передвижения другой экспедиции. Скотт был не только блестящим спортсменом, но и великим исследователем. К сожалению, не могу сказать того же о многих его соотечественниках. Англичане — народ, который неохотно признается в своих неудачах".
(Р. Амундсен)


 Раздражение англичан в особенно изощренной форме вырвалось на Лондонском банкете, устроенном в честь Амундсена. Когда норвежец в своем выступлении очередной раз высоко отозвался о собаках, лорд Керзон поднял бокал и с ядовитой улыбкой произнес: "Предлагаю всем присутствующим прокричать троекратное "ура!" в честь… собак"!

Как собаки в космос летали

"Преисполненные сочувствия и скорби по маленькой Лайке,
мы вместе с тем не можем обойти вниманием огромное
значение ее жертвы для научных исследований".
(Советское радиосообщение)

 Вершиной "профессиональной карьеры" собак, безусловно, стали полеты в космос. Уже с июля 1951 г. советские ученые стали использовать собак в качестве пассажиров высотных геофизических ракет, летающих в стратосферу.14

 Когда стало известно, что американцы для этих же целей вовсю готовят обезьян, наши специалисты призадумались. Специалист по авиационной медицине О. Газенко даже наведался к известному обезьяньему дрессировщику Капеллини, чьи цирковые номера по-настоящему поражали.
 Вот, что поведал в интервью спутник Газенко — доктор медицинских наук В. Малкин:
 "…мы прошли за кулисы и стали "пытать" Капеллини:
 — Сколько времени уходит на то, чтобы научить обезьяну носить лакированные ботинки?
 — О, — отвечает, — около трех месяцев. И иногда вхолостую…
 — А как они переносят уколы? Ведь они болеют человеческими болезнями?
 — О, это еще сложнее. Мы их здоровыми приучаем к шприцу…
 Мы вышли из цирка, а Газенко сказал:
 — Обезьяны пусть летают у американцев. Нам ближе собаки. Поэтому мы решили: в космос полетят собаки".


 Выбор оказался верен. Только собаки с их исключительным доверием к человеку могли вынести столь тяжелые испытания. Ведь животных надо было приучить к автоматической кормилке, специфической ассенизации и самое главное — к длительному пребыванию в герметической кабине в условиях изоляции и постоянного шума. Претендентов в "космонавты" советские ученые выбирали исключительно из уличных беспородных собак, логично считая, что дворняги более неприхотливы и быстрее адаптируются в новых условиях. При выборе учитывались и другие параметры: псы должны были быть небольшими — не более 6–7 кг и не выше 35 см. Многим из них впоследствии пришлось поменять прозвища в угоду благозвучности, а иногда и дипломатичности.15 Ну и конечно, они должны были быть симпатичными.

 Поэтому, когда после успешного запуска первого спутника Н. Хрущев дал установку на новый космический рекорд, конструктор С. Королев предложил второй спутник отправить вместе с собакой. Идея лидеру страны понравилась, при этом он высказал пожелание, чтобы запуск собаки был произведен в канун 40-й годовщины Октября.
 Сроки были сжатыми, а перед учеными еще стояло множество нерешенных задач: система жизнеобеспечения, ассенизации, кормления. Большинство из них решить удалось, но об обратном возвращении первого "звездного пса" и речи быть не могло… Кроме того, уже буквально перед полетом было обнаружено одно упущение.

 "Теперь проверка герметичности… Кабина опускается в барокамеру… Включен насос. Все вроде идет как положено. Прошло минут тридцать-сорок. И вдруг кто-то замечает, что Лайка дышит что-то уж очень часто, высунула язык, проявляет все признаки собачьего беспокойства. Неужели ей жарко? С чего бы это? Температура в камере не могла подняться… И вдруг кого-то надоумило:
 — Братцы! Вокруг кабины вакуум? Вакуум. А он тепло проводит? Не проводит. Лайка тепло выделяет? Выделяет. Теплу есть куда уходить? Некуда!".
(А. Иванов)


 Что-либо изменить было уже поздно и ученые понимали не только то, что собака погибнет, но и догадывались как это произойдет… На почетную миссию "посмертного героя" были три претендента: Муха, Альбина и Лайка. Но Муха погибла от стресса во время испытаний, а Альбина забеременела, и ее пожалели. "Билет в один конец" получила Лайка

 "Задача опыта. Получение фоновых данных о состоянии физиологических функций животного и испытание работы аппаратуры в длительном 20-суточном опыте. Собака Лайка, возраст 1,5 лет, вес 6 кг 700 г, белой шерсти с большими черными и темно-желтыми пятнами.
 На собаку надели костюм, ассенизационное устройство и зафиксировали в герметической кабине. Поведение собаки спокойное. Лежит. Реакция на окружающую обстановку активная. Голова расположена на кронштейне передней полуоси. Дыхание равномерное, ритмичное, 30 в минуту, пульс 82 удара в минуту. Взята кровь из уха на анализ. Пищу и воду принимает хорошо. С помощью автомата водопотребления получила 100 мл воды. Вода выпита вся. Комплект медицинской аппаратуры работал нормально, отходов не было. Состояние животного после опыта хорошее. Никаких отклонений от нормы не отмечено".
(запись исследований от 28 июня 1957 г.)


 И 3 ноября 1957 г. "Спутник-2" покинул пределы Земли и вышел на орбиту. Перегрузки собака перенесла нормально, хотя сердцебиение нормализовалось достаточно долго. Все данные о состоянии Лайки передавались в центр космонавтики радиометрической аппаратурой. Это был первый опыт пребывания высокоорганизованного млекопитающего в состоянии невесомости. Но, как вы поняли, не невесомость сгубила Лайку. Через 5–6 часов после выхода на орбиту она умерла от удушья и перегрева…
 Об этой страшной правде знали немногие. 162 дня по радио передавали оптимистические данные о состоянии здоровья… уже мертвого пса. Правду открыли лишь в конце, и то частично — сообщили, что Лайку безболезненно усыпили. После чего "Спутник-2" вошел в плотные слои атмосферы и сгорел над Карибским морем, изрядно испугав жителей близлежащего Барбадоса.

 "Сам по себе запуск и получение… информации — все очень здорово. Но когда ты понимаешь, что нельзя вернуть эту Лайку, что она там погибает, и что ты ничего не можешь сделать, и что никто, не только я, никто не может ее вернуть, потому что нет системы для возвращения, это какое-то очень тяжелое ощущение. Знаете? Когда я с космодрома вернулся в Москву, и какое-то время еще ликование было: выступления по радио, в газетах, я уехал за город. Понимаете? Хотелось какого-то уединения".
(О. Газенко)


 Как и следовало ожидать, самое сильное возмущение смерть Лайки вызвала у "собаколюбивых" англичан. После сообщения Би-Би-Си на радио стали поступать сотни возмущенных звонков. На следующий день британское объединение защиты собак окружило советское посольство и передало свою ноту протеста. В то же самое время перед зданием Парижского общества защиты собак воздвигли монумент в честь бессловесных "мучеников прогресса", который венчал спутник с выглядывающей Лайкой. В Японии Лайка стала символом "года собаки", а в СССР ее облик тиражировали на одноименных сигаретах…

 Но советские ученые и так уже поняли, что с "камикадзе" надо кончать. Следующий проект — суточный полет с возвращением — готовился дольше и тщательней. Но и здесь не обошлось без жертв — 28 июля 1960 г. у стартовавшей ракеты отвалился боковой блок, и она разбилась, не успев толком взлететь. Погибли две собаки — Чайка и Лисичка16
 Следующая попытка, наконец-то, оказалась удачной. 19 августа 1960 г. "космонавты" Белка и Стрелка в компании мышей, насекомых и растений с семенами вырвались за пределы атмосферы. Теперь вся эта живность находилась в катапультируемом отсеке, рассчитанном на приземление с помощью парашюта.
 Во время этого полета ученые впервые смогли наблюдать за животными с помощью телекамеры. Они видели, как, выйдя на орбиту, собаки сперва недоуменно зависли в невесомости, но вскоре вполне освоились и уверенно добирались до автомата кормления. И если Стрелке невесомость не очень пришлась по душе, то Белка, напротив, восприняла новые условия как некую игру и, радостно лая, "бесилась". Вскоре аппарат вполне благополучно приземлился в 10 км от расчетной точки. Сбежавшаяся на место приземления толпа официальных лиц чуть не опрокинула самолет…
 На какое-то время два четвероногих "счастливца" заполонили все средства массовой информации. Белка и Стрелка не только дожили до старости, но и дали здоровое потомство. Одного из щенков — Пушка — по личному распоряжению Хрущева отослали жене президента Кеннеди — Жаклин. Дворняга Стрелка теперь могла смело повторить вслед за Ломоносовым: "Вы спрашиваете, какие у меня были великие предки? Я сама — великий предок!".

 Собаки провели в невесомости около суток и окончательно убедили ученых в том, что она не оказывает на организм никакого существенного влияния. ТАСС сообщало: "…Запуск и возвращение на Землю космического корабля-спутника, созданного гением советских ученых, инженеров, техников и рабочих, является предвестником полета человека в межпланетное пространство".
 И хотя уже было ясно, что пришла очередь человека, собаки продолжали летать. 1 декабря 1960 г. в космос отправились Пчелка и Мушка, но, возвращаясь, корабль внезапно изменил траекторию и сгорел в атмосфере. Полетевшая 9 марта 1961 г. Чернушка успешно вернулась. 21 марта в космос вместе с манекеном космонавта отправилась Звездочка. Ее возвращение завершило эпоху "звездных" собак. Через 22 дня в космос отправили первого космнавта из Homo Sapiens.
 Существует легенда, что на одном из банкетов Юрий Гагарин пошутил: "До сих пор не пойму, кто я: "первый человек" или "последняя собака". И действительно, если бы среди небесных созвездий осталось бы хоть одно безымянное, его бы обязательно стоило назвать именем Лайки — первой посланницы земной жизни в космос.

   "А собаки летают в Космос,
   Заполняя собой пространство
   И, когда долетают к звёздам,
   То навеки там остаются.

   И, когда улетят собаки,
   Людям будет очень одиноко -
   И тогда люди станут гавкать,
   Но охотиться будут… плохо".
                             (С. Аксёненко)




Сергей Курий

   

« назад «





Комментарии к статье




Ученые считают, что использование собачьих упряжек возникло раньше езды на оленях. В начале 1990-х годов на Новосибирских островах была найдена древняя охотничья стоянка, возраст которой около 8 тыс. лет. На стоянке были найдены остатки нарт, упряжи и собачьих костей.






















Роберт Элвин Пири.















9 — Специальный пищевой концентрат.

 

10 — "Насколько хватало глаз, простиралась вода. Нарты сделались бесполезными, дичи было мало, припасов почти не оставалось. Наша судьба зависела теперь от плотика, обтянутого брезентом. Что делать с нашими верными собаками? Мы не могли взять их на эту хрупкую посудину. Тем более не могли остаться с ними. Чтобы выжить, нужно было покинуть их. Два пса уже убежали, решив жить со своими сородичами-волками. Мы отпустили на волю и остальных. …С тяжелой душой мы тронулись в путь. Собаки визжали, как дети. На расстоянии пяти километров от берега мы еще слышали их вой".
(Ф. Кук)

11 — Хотя Американское географическое общество настояло на том, чтобы засчитать победу Пири, однозначного ответа,  кто был первый, до сих пор нет. По крайней мере, никаких беспристрастных доказательств не обнаружено. К тому же ни Пири, ни Кук не проводили точных измерений. Поэтому первое бесспорное появление на полюсе — вполне возможно, заслуга советской экспедиции 1948 г. "Север-2".
 Сейчас можно считать почти установленным, что ни Кук, ни Пири на полюсе не были. Тем более, что объективно доказать достижение Северного полюса (в отличие от Южного) тогда было нельзя. На Южном полюсе, который располагается на материке, можно оставить опознавательный знак. На Северном ввиду дрейфа (смещения) льда такое доказательство невозможно. Советская же экспедиция провела замер глубины океана в районе полюса, чем стопроцентно доказало его достижение.

12 — Впрочем, забой пони он вполне хладнокровно предусмотрел.


Руаль Амундсен.



13 — Амундсен утверждал, что мясо собак по вкусу напоминает говядину. Правда Поль Виктор (автор книги "Ездовые собаки —друзья по риску" — бесценном кладезе сведений) восторга Амундсена не разделял, хотя и признавал мясо вполне съедобным. Сами же ездовые собаки едят мертвых своих сородичей с удовольствием. На севере пищей не перебирают.


Р. Амундсен со своей упряжкой на Южном полюсе.





Ни пони, ни моторные сани не оправдали надежд Роберта Скотта.











14 — Первыми участниками в этих экспериментах стали псы Дезик и Лиса.















15 — Например, собачку Маркизу для СМИ пришлось переименовать в Белую. Маршал М. Неделин объяснял это так: "Скажут еще, что мы в космос аристократок французских выбрасываем…".















Лайка — первый космонавт.


















Датчики на теле Лайки передавали на Землю всю необходимую информацию о состоянии животного.










Белка и Стрелка — первый космический экипаж.







16 — Кстати, в космонавты бралисключительно самок, так как для них систему отправления естественных потребностей в скафандре сделать не в пример легче.



Специалист по авиационной медицине, старший научный сотрудник Олег Газенко демонстрирует вернувшихся из космоса собак.






Белка и Стрелка подняли "имидж" собак на недосягаемую высоту.




Собаки-космонавты:Звездочка, Чернушка, Стрелка и Белка (фото 1961 г.).




Щенок Пушок, потомок знаменитой Стрелки, "усыновленный" женой президента Кеннеди.