Журнал для интеллектуальной элиты общества  
 
 

Архив статей

 2015/№1 (виртуал.)

26.07.2015 Косы, локоны и пряди… (история женских причёсок) /С.Курий/
"Время Z" №1/2015 Мне всегда казалось забавным, что для такой "лысой обезьяны", как человек, волосы до сих пор сохраняют свою притягательную силу - прежде всего, эстетическую. Мы до сих пор холим и лелеем остатки былой роскоши на нашей голове. Недаром ранее облысение – наносит психологическую травму не только женщинам, но и многим мужчинам.

Косы, локоны и пряди…
(история женских причёсок)



О. Ренуар «Девушка расчёсывает волосы». С. Ж. Андерсо «Девочка, собирающая волосы».

Автор статьи: Сергей Курий 

«Дай коснуться, любимая, прядей густых,
Эта явь мне милей сновидений любых...
Твои кудри сравню только с сердцем влюбленным,
Так нежны и так трепетны локоны их!»
(Омар Хайям)

«Кудри девы-чародейки,
Кудри - блеск и аромат,
Кудри - кольца, струйки, змейки,
Кудри - шелковый каскад!»
(Владимир Бенедиктов)

Почему Хомо Сапиенс не облысел до конца?

Мне всегда казалось забавным, что для такой "лысой обезьяны", как человек, волосы до сих пор сохраняют свою притягательную силу - прежде всего, эстетическую. С одной стороны, слишком волосатое тело у людей - символ дикости, "животности". С другой – нас всегда умиляют зверьки-"пушистики" (то, что мамонт, в отличие от современного слона, носил "шубу" только добавляет ему очарования).
Ну, и, конечно, мы до сих пор холим и лелеем остатки былой роскоши на нашей голове. Недаром ранее облысение – наносит психологическую травму не только женщинам, но и многим мужчинам.

Насчёт того, почему человеческий вид облысел и почему облысел не везде, у учёных всё ещё нет однозначного ответа. Гипотез - масса. Одни видят причины - в мутации. Другие - в кожных паразитах (мол, особь без блох была более завидным брачным партнёром). Третьи и вовсе утверждают, что наши предки вели полуводный образ жизни, а в тёплой воде шерсть ни к чему.
Лично мне, более логичной кажется теория, учитывающая две причины - жару и прямохождение. Не секрет, что формирование Человека Разумного происходило в тропических районах. Когда он начал резво бегать на своих двух, его тело стало требовать лучшей "вентиляции". В результате, волосяной покров резко уменьшился везде, кроме головы, которую надо было защищать от солнечного удара. По поводу шерсти в районе подмышек точно не ясно, но предполагают, что она тоже играет роль защиты – на этот раз защиты лимфатических узлов от радиации
А как же пах и мужская борода? - спросите вы. Тут мы снова сталкиваемся с ворохом гипотез, среди которых превалируют те, что связаны с половым отбором. Мол, оволосение паха - это как бы сигнал полового созревания, а борода - привлекательное украшение (вроде хвоста у самца-павлина).


Палеотическая "Венера из Брассемпуи". Как видите, уже 22 тысячи лет тому назад женщины делали себе причёски.

Постепенно волосы на голове стали приобретать для человека эстетическое и даже магическое значение. Вспомним, хотя бы библейского Самсона, секрет силы которого заключался в пышной шевелюре. Стоило коварной Далиле обкорнать супергероя, как он тут же стал беспомощным.
Надо сказать, что в отдельные эпохи мужчины не уступали женщинам ни в длине волос, ни в изысканности причёсок (вспомним роскошные косы Астерикса и Обеликса из племени галлов). Стрижка или сокрытие волос имела также символическое значение (постриг в монахи, платок замужней женщины). В Средневековой Европе коротко остриженная женщина была настоящим позорищем (например, "военная" причёска Жанны Д'Арк дала инквизиции изрядную пищу для обвинений).
Если мужские причёски не всегда являлись фетишем, то женские волосы волновали, волнуют и, думаю, будут ещё долго волновать мужчин. О богатой истории женских причёсок и пойдёт мой дальнейший рассказ.

Апулей "Метаморфозы, или Золотой осел" (II в.):
«...если бы у самых прекраснейших женщин снять с головы волосы и лицо лишить природной прелести, то пусть будет с неба сошедшая, морем рожденная, волнами воспитанная, пусть, говорю, будет самой Венерой, хором, грацией сопровождаемой, толпой купидонов сопутствуемой, поясом своим опоясанной, киннамоном благоухающей, бальзам источающей, - если плешива будет, даже Вулкану своему понравиться не сможет.
...Одним словом, причёска имеет такое большое значение, что в какое бы золотое с драгоценностями платье женщина ни оделась, чем бы на свете ни разукрасилась, если не привела она в порядок свои волосы, убранной назваться не может».


Египетские парики, античные узлы и китайские петли

Уже в Древнем Египте люди посчитали, что искусственные волосы будут покрасивее естественных. Поэтому материал для своих причёсок брали у... баранов. И женщины, и мужчины без сожаления обривались налысо, а на головы водружали парики из чёрной овечьей шерсти.

 

Работа древнеегипетских парикмахеров тогда во многом напоминала работу портных: шерсть завивалась в косички, а косички сшивались в парик. Как правило, косичкам придавали одинаковую длину, поэтому египетская причёска напоминала современное каре. Иногда, чтобы сделать причёску пышнее, один парик просто надевался на другой. Несмотря на африканскую жару, подобные причёски носила не только знать, но и простой люд (правда, у простого люда парики были поскромнее).

Причёски древних гречанок были и естественнее, и разнообразнее. Самым известным элементом был "греческий узел" - коримбос, хорошо знакомый нам по древним статуям. Для создания такой причёски длинные волосы завивали в локоны или косички, затем разделяли прямым пробором, спускали вдоль щёк, собирали на затылке в пучок и закалывали.

Иногда косички просто обвивали вокруг головы. А позднее в моду вошла и мелко закрученная чёлка. Гречанки вообще старались максимально прикрывать лоб (высокий и широкий лоб считался некрасивым). 
Волосы сзади нередко укладывали в золотую сетку, лоб перевязывали лентой, а на голову надевали стефану, похожую на венец.

Особенно роскошной причёской славилась жена Перикла - Аспазия. Её волосы напоминали дыню из "долек", которые вертикальными рядами тянутся ото лба к затылку и удерживаются двумя лентами.

Во времена Римской империи разнообразие античных причёсок достигло своего апогея. Это были крайне хитроумные комбинации из кос и локонов, которые к тому же обильно украшались диадемами, обручами, повязками, гребнями, драгоценными камнями...


Суета римской матроны.

Овидий "Наука любви":
К длинным лицам идет пробор, проложенный ровно:
У Лаодамии так волос лежал без прикрас.
Волосы в малом пучке надо лбом и открытые уши —
Эта прическа под стать круглому будет лицу.
Можно на оба плеча раскинуть далекие кудри,
Как их раскидывал Феб, лиру певучую взяв;
Можно связать их узлом на затылке, как дева Диана,
Что, подпоясав хитон, гонит лесное зверье;
Этой к лицу высокий начес, чем пышнее, тем лучше,
Та — волосок к волоску пряди уложит плотней;
Этой будет хорош черепаховый гребень Киллены,
Той — широкий поток вольных волнистых волос.
Но как нельзя на ветвистом дубу желудей перечислить,
Пчел на Гиблейских лугах, зверя в Альпийских горах,
Так нельзя перечесть, какие бывают прически —
С каждым новым мы днем новые видим вокруг!

Одна из самых изысканных древнеримских причёсок - тутлус - вообще держалась на проволочном каркасе. Каркас возвышался надо лбом, аки русский кокошник, а к нему прикреплялись туго завитые косички. Остальные косички укладывались сзади в некое подобие корзинки.


Бюст римской матроны.

Эффектную причёску из мелких завитков, уложенных ярусами, мы можем наблюдать на бюстах Юлии Домны - супруги римского императора Септимия Севера.


Бюст Юлии Домны.

Кстати, мода на причёски менялась так быстро, что знатные римлянки иногда заказывали свой мраморный бюст вместе со… съёмным мраморным париком, который в любой момент можно было сменить.
Разумеется, на столь пышные сооружения своих волос не хватало, и римлянки активно использовали шиньоны и парики.

Марциал:
Что её волоса, — Фабулла клянется,
Их купив; или, Павл, клятвопреступна она?


Древнеримские причёски.

Особым спросом пользовались волосы белокурых германских рабынь. Как это часто бывает у южных чернявых народов, древние гречанки и римлянки поголовно хотели быть блондинками. Даже матроны, которым поначалу запрещалось менять цвет волос, позже сдались перед модой. Для обесцвечивания они намазывали волосы щелочным мылом, после чего принимали долгие солнечные ванны, рискуя получить заодно и солнечный удар.
Иногда волосы красились и вовсе в радикальные цвета. Про распутную римскую модницу - императрицу Мессалину - шутили, что «красный цвет её волос виден аж на берегах Рейна».

Что касается натурального цвета, то он определяется соотношением двух типов красящего пигмента - меланина. Первый тип - эумеланин - имеет тёмный цвет, второй - феомеланин - красноватый.
Чем больше эумеланина - тем темнее волосы. При этом в сочетании с достаточным количеством феомеланина они приобретают коричневый оттенок, а если его крайне мало - становятся чёрными.
Русые волосы означают небольшое содержание, как первого, так и второго типа пигмента. Совсем светлыми они становятся, когда феомеланина мало, а эумеланина совсем нет. И, наконец, большое содержание феомеланина при малом содержании эумеланина даёт волосам огненно-рыжий "ведьмовской" оттенок.

На другой стороне Евразии укладка волос была не менее вычурной. Законодателем моды на Дальнем Востоке был Китай, влияние которого особенно ощущалось в Японии.
Идеальные волосы красавицы Поднебесной должны были быть чёрными, прямыми, гладкими и достаточно длинными. Последнее качество являлось особенно важным, ведь китайская причёска была объёмной с обилием тяжёлых узлов и петель. Копну волос зачёсывали вверх и закрепляли на темени или затылке в один или несколько тугих буклей. Чтобы конструкция не распадалась, использовали разнообразные ухищрения - клейкие валики, шпильки, гребни... Иногда часть прядей оставляли свободными и спускали вдоль ушей, наподобие длинных пейсов.


Китайские дамы. VIII в.

Создание такой причёски порою занимало полдня, поэтому китаянки и японки берегли её трепетно, а, ложась спать, подкладывали под шею специальный валик (тот ещё отдых!).


Японка на картине Китагавы Утамаро.

В X веке японки устали от китайской моды, и вернулись к более естественной причёске. Волосы лишь слегка скручивали у висков, а далее они стройным водопадом струились по спине - чем ниже, тем лучше. Иногда в районе лопаток их слегка перехватывали - на манер длинного "конского хвоста". Правда, и это "сокровище" приходилось лелеять - постоянно расчёсывать, а во время сна укладывать в специальную коробочку (чтобы пряди не спутались).

Впрочем, к XVII веку хитроумные китайские причёски вновь вернулись в Японию, пока их не вытеснила европейская глобализация. Сегодня традиционную причёску можно увидеть лишь у гейш или на национальных праздниках...


«Говорила мама: береги золотые косы…»
(причёски Средневековья)

В то время, когда средневековые дальневосточные красавицы вовсю крутили узлы и петли, волосы европейских женщин "отдыхали". Христианская эпоха поощряла скромность, а священники грозно обрушивались на чрезмерные попытки приукрасить "данный Богом" облик.
Например, архиепископ Кентерберийский объявил осветление волос нечестивым занятием. А Этьен де Бурбон вспоминал, как один священник учил свой приход гнать из церкви любую "крашенную сучку", бросая в неё отбросами и восклицая: "Изыди, рыжая, с ядовитой шкурой!". Не везло даже тем, у кого рыжий цвет был натуральным - слишком яркая красота сразу вызывала подозрения в ведьмовстве.
Поначалу у приличной средневековой девушки выбор был невелик. Незамужние носили свободно распущенные длинные волосы, которые украшались обручем или венком. Замужние завивали волосы в косы и прятали эту красоту под накидками или платками.

В XII веке, с расцветом "куртуазной культуры", женская красота вновь отвоёвывает себе место под солнцем. На голове ещё носят лёгкие покрывала, прихваченные обручем, но они уже не скрывают две роскошные косы, которые демонстративно свисают спереди. В косы вплетают ленты, окутывают их в шёлк, а концы украшают наконечниками. Те, кому с длиной кос не повезло, используют накладные волосы.

Но вот парадокс - в XIV веке старый обычай скрывать волосы постепенно сам стал модой. Главным украшением женской головы теперь являются не причёски, а головные уборы - крупные и причудливые. Это и, украшенные вуалью, конусообразные эннены, высота которых достигала метра (недаром мужчины шутили, что среди модниц они чувствуют себя "жалкими кустиками в лесу"). И объёмные чепцы в виде паруса или "сахарной головы". И "эскафьоны", имеющие форму разлатых рогов (под ними скрывалась аналогичная причёска из двух, скрученных над ушами, кос).


Изабелла Баварская с дамами. 1414 г.

При этом из-под головного убора не должен был выглядывать ни один волос. Всё лишнее тщательно выбривалось или выжигалось негашёной известью. Чем "чище" и выше был лоб женщины, тем красивее казалось её лицо. Именно для этой цели женщины стали начисто сбривать брови. В цене была и грациозная "лебединая" шея, поэтому затылок тоже выбривался (иногда до середины).
Есть предположение, что эти каноны красоты возникли не случайно, а потому, что  у чахлых средневековых аристакраток волосы начинали выпадать слишком рано...


Слева - Ганс Мемлинг. Портрет Марии Магдалины. 1475.
Справа - Рогир ван дер Вейден. Изабелла Португальская. 1445.

Высокие лбы и безбровость продолжали цениться и после того, как волосы вырвались на свободу. Достаточно взглянуть на "Мону Лизу" Да Винчи - шедевр эпохи Реннесанса.


Леонардо да Винчи. Мона Лиза. 1503-1506

Однако цвет волос Моны Лизы не был писком моды того времени. Вспомните Беатриче Данте или красавиц Ботичелли - все они светловолосы. В Венеции XVI века мода на золотистый цвет была такая, что на улицах нельзя было встретить ни одной брюнетки.
Для придания модного цвета волосы смазывались специальным составом. После чего на голову надевалась солана - специальная шляпа без тульи, но с широкими полями, на которые женщины раскладывали локоны и подставляли их солнцу. Для этой процедуры на крышах Венеции даже устраивали специальные беседки.

Философ Агостино Нифо «Трактат о красоте и любви» 1539 г.:
«Волосы тонкие и светлые, похожие то на золото, то на мёд, сияющие подобно солнечным лучам, вьющиеся, густые и длинные, рассыпанные по плечам волнами».


Слева - Сандро Ботичелли. Портрет Симонетты Веспуччи. 1476.
Справа - Нероччо де Ланди. Портрет дамы. 1485.

Времена Реннесанса вернули в моду сложные причёски, где косы и локоны причудливо переплетались, закалывались и обильно украшались вуалями, лентами и, особо милым сердцу итальянок, жемчугом. Чаще всего часть волос поднимались и завязывались в высокий пучок, а часть свободно ниспадала на плечи. Остаются в моде и косы - толстые и длинные.


Сандро Ботичелли. Фрагмент картины "Весна". 1482.

Монах валламброзаского ордена Аньоло Фиренцуола,
трактат «О красоте женщин», 1540:

«Ценность волос настолько велика, что, если красавица украсилась золотом, жемчугом и оделась бы в роскошное платье, но не привела в порядок свои волосы, она не выглядела ни красивой, ни нарядной...».

Как видите, красоту женских волос начали воспевать даже монахи…


Небоскрёбы на голове (причёски эпохи барокко и рококо)

В XVI веке широко распространяется испанская мода - одновременно чопорная, помпезная и строгая. Под стать широким испанским воротникам и причёски - тяжёлые, пышные, сложные, богато украшенные и состоящие из мелких рядов часто завитых локонов и косичек. Впрочем, зрелые испанки укладывали волосы более скромно - расчёсывали на прямой пробор, спускали вдоль щек, а сзади укладывали в шиньон.
Одна из характерных причёсок той эпохи хорошо знакома нам по портретам английской королевы Елизаветы: её венчает настоящее облако высоко приподнятых, пышно взбитых и искусно пришпиленных волос.


Слева - Софонисба Ангиссола. Инфанта Изабелла. 1599.
Справа - Уильям Сегар. Портрет Елизаветы I. 1585.

В начале XVII века моду на причёски начинает задавать Франция.
Женская укладка времён Людовика XIII хорошо знакома нам по "мушкетёрским" фильмам. Если опустить детали, коим нет числа, то можно выделить общую тенденцию. Заключалась она в том, что большую часть волос подбирали со лба и шеи и завязывали на затылке в пучок. Свободными оставались лишь пряди по бокам, которые завивали в локоны и пышно взбивали у висков. Иногда лоб оставляли свободным, а иногда его прикрывала чёлка, напоминающая мелкую стружку.


Антон ван Дейк. Генриетта Мария Французская. 1630-е.

Особенно быстро виды причёсок начинают меняться при следующем Людовике - Четырнадцатом. Именно его вкусы и пристрастия определяли, как мужскую, так и женскую моду.
Множество модных "укладок" того времени носило имена их изобретательниц - прежде всего, фавориток короля и других придворных дам. Например, маркиза Севинье дала своё имя причёске, где завитые длинные букли собирались у ушей в пучки и перевязывались лентой, после чего свободно ниспадали на плечи.


Клод Лефевр. Портрет маркизы де Севинье. 1665.

Надо отметить, что именно в период правления Людовика XIV оформляется каста профессиональных парикмахеров, которые занимались исключительно созданием сложных причёсок - т.н. "куафюр".
Так в 1671 году хозяйка парикмахерского салона мадемуазель Мартен ввела в моду очередную причёску, которая поначалу вызвала раздражение у другой законодательницы мод – уже упомянутой Севинье.

Маркиза де Савинье, из письма к дочери:
В своих письмах к дочери маркиза писала: «Госпожа герцогиня де Невер появилась с совершенно смехотворной прической... Мартен решила создать новую куафюру и - остригла ей волосы накоротко! Она обкорнала герцогиню и накрутила ей волосы на бумажные папильотки, так что ей пришлось страдать и мучиться целую ночь. Ее голова похожа на маленький круглый кочан капусты. Мой бог, это самое смешное зрелище, какое только можно представить. Эти растрепанные (Hurluberlu) головы чрезвычайно меня забавляют».

Действительно, по тем временам причёска казалась революционной. Во-первых, она казалась слишком короткой, во-вторых, не предполагала наличия украшений или головных уборов. Язвительное прозвище "юрлю-берлю" ("растрёпа") хотя и закрепилось за причёской с лёгкой руки Севинье, но вовсе не сказалось на её популярности. А спустя месяц маркиза радикально поменяла своё мнение и уже сама советовала дочери сделать ту самую "смехотворную растрёпу".
Правда, новшество мадам Мартен мне кажется весьма спорным. За 5 лет до этого похожее облако мелких кудряшек (с двумя длинными спиральными локонами, спущенными на плечи) можно увидеть на голове бывшей фаворитки Людовика - Марии Манчини (правда, к тому времени она вышла замуж и уехала в Лотарингию).


Прическа "юрлю-берлю" на портретах Якоба Фердинанда Вута (слева - Мария Манчини).

В 1680-х годах писком моды стала ещё более причудливая причёска - "фонтанж" (или "ля фонтань"). Правда, мадемуазель Анжелика де Фонтанж, изобрела её совершенно случайно - во время королевской охоты, когда её волосы сильно растрепались.

Дредю Радье:
«Когда ближе к вечеру поднялся небольшой ветер, она сняла капор и завязала голову лентой, так что бант оказался па лбу. Эта прическа чрезвычайно понравилась королю, и он попросил мадемуазель де Фонтанж не менять ее.
На следующий день все дамы украсили голову лентой, и эта случайная мода стала господствующей: двору принялась подражать столица, за Парижем последовала провинция, и вскоре эта прическа, получившая название Фонтанж, проникла в сопредельные страны…».

Тот фонтанж, который интуитивно сотворила на голове охотница, со временем сильно изменился. Вместо низкой и мягкой причёски на голове стали сооружать настоящие архитектурные башни. Для удержания такой причёски использовали проволочный каркас, на который туго завитые локоны укладывали горизонтальными рядами. В результате высота фонтанжа достигала от полутора метров до метра! Причёска украшалась накрахмаленным кружевным чепцом, а также перьями и лентами. Для прочности "постройку" дополнительно смазывали яичным белком.


Анастасия Нарышкина с причёской "фонтанж".
Неизвестный художник начала 18 века.

Но вкусы монарха были переменчивы. Как-то раз в 1713 году на приёме в Версале уже старенький Людовик XIV увидел английскую герцогиню Шрусбери, волосы которой были гладко и аккуратно зачёсаны назад и скреплены на затылке в небольшой узел. Ему так понравилась эта скромная  причёска, что он тут же ввёл её в моду, а фонтанж ушёл в прошлое.
Начало эпохи рококо прошло под знаменем этих изящных, слегка припудренных причёсок, узел которых украшали лентами, пучками перьев, кружевной наколкой или букетиками цветов. Кстати, мужские причёски в ту эпоху не сильно отличались от женских. Подобные маленькие причёски и мода на пасторальность (идиллическую эстетику лугов, пастухов и овечек) сделали популярными широкополые соломенные шляпки, завязанные под подбородком.


Жан-Марк Натье. Мадам Луиза де Франс. Первая половина XVII века.

Однако в середине XVIII века копна волос на голове вновь стала расти. Считается, что начало новой тенденции положила любимая фаворитка Людовика XV – мадам Помпадур. Мол, именно она стала делать высокую укладку, образующую надо лбом валик (этот стиль возродиться ещё не раз, а в 1950-х годах проникнет даже в мужскую моду рокабилльщиков с их коками на макушке).


Причёска "а-ля Помпадур". Правда найти эту причёску на портретах самой Помпадур так никто и не смог.

Своего апогея новая тенденция достигла в 1770-х годах – при непосредственном участии супруги Людовика XVI – Марии Антуанетты – и её личного  куафёра (парикмахера) – Леонара Боляра. Новые яйцевидные причёски (т.н. "пуфы") с завитками по бокам превзошли своей высотой и эксцентричностью даже фонтанж. Их высота достигала 1,3 метра, поэтому в каретах стали делать откидной верх, а Леонар Боляр даже изобрёл складной механизм, помогающий уменьшать причёску при посадке в карету.


Королева Мария-Антуанетта в 1775 году.
Неизвестный художник.

Неудивительно, что, создавая это великолепие, парикмахеры частенько пользовались лестницей. Сначала волосы расчёсывали, потом на голову ставили каркас, крепили к нему пряди и обильно пудрили (иногда капризы модниц вызывали в стране недостаток муки - основной пудры того времени).


Карикатура на причёску XVIII века.

Но и это было ещё не всё. Обычных украшений дамам того времени было уже недостаточно, и они сооружали на голове целые архитектурные сооружения, ветряные мельницы, клетки с птичками, мини-сады и натюрморты с овощами и фруктами. Поводом для изобретения новой причёски могло послужить любое событие.
Стоило над Европой 1773 года пролететь комете, как парики тут же украсились длинными хвостами  из хлопчатобумажного газа. А когда в 1778 году французский фрегат "Belle Poule" одержал победу в морском сражении с англичанами, в моду на несколько недель вошла причёска "а-ля белль пуль" с парусниками на макушке.

Были и причёски с глубоко личным содержанием. Например, когда герцогиня Шартрская впервые вышла в свет после родов, на её макушке красовалась статуэтка матери с младенцем, а по бокам были прикреплены игрушечный попугай и фигурка арапчонка (у герцогини действительно был любимый попугай и чернокожий паж). Плюс ко всему в причёску были вплетены пряди волос, которые пожертвовали любимый муж и свекор.
Однако большинство модных причёсок придумывала сама королева на пару со своим парикмахером. Так, Марии Антуанетте принадлежит мода на причёску "гора" с водопадами из серебряного шёлка и эмалевыми льдинками.
Некоторые куафюры было не только сложно сделать, но и крайне трудно носить.

Из мемуаров французской придворной дамы:
«Хотела я впервые попробовать прическу, очень неудобную, но тогда очень модную: несколько плоских бутылочек, округленных и приспособленных к форме головы, в которые наливается немного воды и вставляются живые цветы на стеблях. Не всегда это удавалось, но если удавалось, то выглядело очень красиво. Весна на голове среди белоснежной пудры производила чарующее впечатление».

Сооружались все эти помпезные причёски долго, поэтому, чтобы их не испортить дамы спали, подложив под шею несколько подушек (т.е. голова находилась практически вертикально). Выходя на улицу, на голову надевался внушительный капот, призванный защитить куафюру от пыли, ветра и дождя. Мыли волосы крайне редко, поэтому неудивительно, что они просто кишели паразитами. Но так как чесаться рукой было неприлично (да иногда и невозможно), дамы носили с собой специальные трости для почёсывания головы, изнывающей под тяжестью блохастого парика.
Далеко не везде французские причёски вызывали восторг. Англичане, завидев на улице даму с такой шевелюрой, смеялись и показывали пальцев. Ну а для карикатуристов гигантские парики были постоянной мишенью шуток.


Карикатура на причёску XVIII века.

Правда, в конце XVIII века причёски стали более низкими и не столь вызывающими, а вскоре и вовсе сошли с арены истории вместе с головами аристократии, отсечёнными революционной гильотиной.


Женские причёски XIX века

После Великой Французской Революции в Ветер перемен прошелестел и в дамских волосах. Впервые за европейскую историю женщины стали стричься так коротко.
После того, как в 1790 г. актёр Тальма сыграл роль Тита в постановке вольтеровской трагедии "Брут" в моду вошла причёска "а-ля тит". Её тут же переняли дамы. На известном портрете мадам Рекамье кисти Давида можно видеть короткую причёску из кудряшкек, свободно рассыпанных по голове и слегка подхваченных лентой.


Мадам Рекамье на портрете Давида 1800 г.

Были и более радикальные причёски. Например, "дикарка", представляющая собой беспорядочную копну смятых и спутанных волос. Или причёска с жутковатым названием "а-ля виктим" (жертва), посвященная жертвам гильотины - с высоко подстриженным затылком и тоненькой красной лентой, символизирующей кровавый след от лезвия.
В начале XIX века волосы отпускают всё длиннее и длиннее, а причёска поднимается вверх. Подражая античности, волосы собирают на макушке или затылке в "греческий узел".


Мадам Рекамье на портрете Жерара 1802 г.

Большую популярность имеет и причёска «а-ля Нинон», скопированная с портрета куртизанки времен Людовика XIV: лёгкая завитая чёлка на лбу, над ней - горизонтальный пробор, а на висках - крупные локоны до плеч. Остальные волосы собирались на затылке в плоский шиньон с воткнутым страусиным пером.


Франсуа Жерар. Портрет императрицы Жозефины. 1801.

В 1820-30-х годах причёски такие же вертикальные (в моде - грациозная шея и открытые плечи), однако от былой простоты и свободы не остается и следа. У висков выпускают несколько длинных закрученных прядей, а остальные волосы делят пробором и тщательно укладывают на макушке в высокий пуф самой причудливой формы. Особенно популярен т.н. "узел Аполлона" - в виде двух петель из косичек, навитых для устойчивости на проволочный каркас.


Узел Аполлона.

Более скромной была причёска "а-ля Клотильда", которая была на голове английской королевы Виктории во время коронации: две косички, обвитые вокруг ушей кольцами и закреплённые на затылке.


Коронация корролевы Виктории. 1838.

Букли и косички завивались так туго, что казались высеченными из камня. На ум поневоле приходил анекдот о постоянно улыбающейся девочке ("А вы бантик ослабить не пробовали?").

Т. Готье "Мода как искусство":
«Оцените эти собранные на затылке узлы, локоны, витые косы, подобные рогам Амона или завиткам ионической капители! Разве сумел бы афинский скульптор или художник эпохи Возрождения расположить их с большим изяществом, выдумкой и вкусом?».


Александр Брюллов. Портрет Н. Пушкиной-Ланской. 1831.

Добавьте к этому обилие украшений (жемчужных нитей, лент, цветов, гребней) и вы поймёте, как трудно было сохранить эти "архитектурные творения" во время энергичных бальных танцев. Несмотря на сложные причёски, выходить на улицу с непокрытой головой считалось неприличным, поэтому женщины носили широкие чепцы и капоры - казалось, что головка прелестницы едет в отдельном крытом экипаже.
Ещё одной модной тенденцией первой половины XIX века можно считать и то, что за долгое время брюнетки, наконец-то, потеснили блондинок. Для придания более тёмного цвета и блеска волосы смазывают маслом.


Йозеф Карл Штилер. Софи, эрцгерцогиня Австрии. 1832.

Джон Китс:
Темных локонов извивы,
Словно лозы прихотливы,
Вяжут пышные узлы:
И за каждым клубом мглы,
Будто тайны откровенье —
Перлов дивное явленье.

В 1840-50-х годах на авансцену выходит скромная умеренная добропорядочная женщина. Соответственно, причёска тоже распрямляется и успокаивается. Узел сползает с макушки на затылок. Волосы расчёсываются пробором, низко спускаются вдоль щёк и укладываются сзади мягким узлом или пучком локонов.

Г. Флобер «Госпожа Бовари» (1856):
«Гладко причесанные черные волосы, собранные очень низко, спускались на щеки, касаясь кончиков длинных бровей, и, словно ласковыми ладонями, сжимали ее овальное лицо».

Иногда пряди заплетали в тяжёлую косу, которую аккуратно укладывали на голове.

Во второй половине XIX века женские причёски опять начинают усложняться. Тон в моде задаёт императрица Евгения - жена Наполеона III - большая поклонница стиля рококо. Модные укладки становятся хитроумной комбинацией из локонов, пуфов, кос и валиков. Обычно волосы зачёсывались и поднимались ото лба к затылку, после чего они ниспадали сзади на плечи копной длинных завитков. Как следствие, в моду входят маленькие изящные шляпки, которые носили, чуть ли, не на лбу и крепили лентой не у подбородка, а на затылке - прямо под причёской.


Две красавицы второй половины XIX века: императрица Франции - Евгения и императрица Австрии - Елизавета (по прозвищу "Сисси"). Художник - Franz Xaver Winterhalter.

Устроить всё это великолепие только за счёт своих волос было трудно, поэтому активно использовались чужие. Волосы скупали у крестьянок, собирали по католическим монастырям и тюрьмам. А некоторые дамы даже выпавшие у себя волосы подбирали и складывали в специальные вазы.
Остряки того времени шутили, что тонущую даму надо тянуть за платье, а не за волосы, иначе в руках может остаться одна лишь искусственная коса.

О. Генри «Дары волхвов»:
«- Не купите ли вы мои волосы? - спросила она у мадам.
- Я покупаю волосы, - ответила мадам. - Снимите шляпку, надо посмотреть товар.
Снова заструился каштановый водопад.
- Двадцать долларов, - сказала мадам, привычно взвешивая на руке густую массу».


Причёски 1870-х.

В 1876 году причёска стала более аккуратной, а в моду вошла пышная завитая чёлка, которую мы можем видеть у рыжеволосых красавиц с картин Ренуара.


Девушки с картин Огюста Ренуара и Альфреда Стевенса (1877-78 гг).

Да-да, "светлые головы" вновь входят в моду. Тем более, что к этому времени парикмахер Гуго, работавший при дворе императрицы Евгении, нашёл революционный способ обесцвечивания волос с помощью перекиси водорода. Другим важным изобретением стала плойка для завивки волос, изобретённая Марселем Грато в 1872 году. Её тогда нагревали от газовой горелки, поэтому, чтобы не спалить волосы, плойку предварительно подносили к бумаге.


Александр III с императрицей Марией Фёдоровной и её сестрой,
принцессой Уэльской, Александрой. 1880-е годы.

На рубеже XIX-XX вв. идеалом женской красоты становятся т.н. "девушки Гибсона" - персонажи американского иллюстратора Чарльза Гибсона - безупречные, уверенные в себе и искусно манипулирующие мужчинами. Именно благодаря "девушкам Гибсона" вновь обретает популярность причёска "а-ля Помпадур" - зачёсанные назад волосы, высоко приподнятые и выступающие надо лбом в виде валика.


Слева - нарисованные "Девушки Гибсона".
Справа - настоящие девушки с похожим начёсом.

В начале XX века пышность женских причёсок достигает очередного апогея. В "Дамском журнале" за 1912 год даже писали, что городские управы запретили заходить в трамвай дамам, чьи причёски были усеяны колючими шпильками и булавками. Под стать причёскам были и огромные шляпы со страусиными перьями.
Но прогремела Первая Мировая война и, вернувшиеся с фронта, мужчины не узнали своих женщин...


Девочки стригутся "под мальчиков"
(причёски 1920-40-х гг.)

Конечно, короткая женская причёска была знакома миру и до Первой Мировой войны. Я уже упоминал стрижку "а-ля Тит" модную среди дам послереволюционной Франции. Однако, вплоть до начала 1920-х годов эта тенденция никогда не была массовой. В начале XX века вызывающе короткие причёски могли позволить себе лишь отдельные актрисы да оригиналки.
Считают, что первую короткую женскую стрижку сделал французский парикмахер Антуан де Пари ещё в 1909 году. Вдохновил его на это образ Жанны Д’Арк, которая, как известно, подстриглась под юношу, чтобы было удобнее воевать с английскими оккупантами.
Однако, настоящий фурор произвела спустя год американская танцовщица Ирен Касл. Она появилась на публике с причёской, которую позже назовут "боб" - округлой и такой короткой, что была видна шея.


Танцовщица Ирен Касл. 1914.

Хотя, Касл потом призналась, что настоящей причиной «пострига» было пребывание в больнице, вскоре за ней последовали и другие прогрессивные модницы того времени (вроде Габриэль Шанель, у которой тоже была своя история про локоны, опалённые у газовой плиты).
В 1917 году французский поэт Поль Моран записывает в своём дневнике: «Вот уже три дня в моде короткие прически для женщин. Все ей следуют, вдохновляемые мадам Летейе и Шанель...».


Актриса Вера Холодная и Габриэль Шанель.

Тяжёлые будни Первой Мировой вообще сильно изменили женщин. Заменив воюющих мужчин на производстве, они стали всё чаще обрезать свои длинные волосы – поначалу исключительно в практичных целях. Одновременно женщины становились всё более самостоятельными и самоуверенными.
А в 1920-х годах стало казаться, что газовая колонка Шанель опалила весь мир. Вместо изнеженных и фигуристых дам-цветов на улицах появились худощавые и плоские девушки с короткими стрижками. Они были активны и сексуально раскованы, курили и энергично танцевали новые модные танцы вроде чарльстона и фокстрота. Об этом эмансипированном поколении и была написана повесть В. Магеритта "Le Garcon" (фр. "Мальчик").

Анекдот:
- Дорогой, я остриглась "под мальчика"!
- Надеюсь, всё остальное осталось "под девочку"?


Фото 1926 года: слева - актриса Элис Джойс,
справа - актриса Клара Боу в к-ф "Матери в танце" (1926).

В результате слово "Гарсон" стало нарицательным для всего стиля, в первую очередь, для причёски (в Германии её называли "бубикопф" - "голова мальчика"). Короткие волосы могли быть слегка завиты, а могли иметь чёткие геометрические линии и низкую чёлку (такая чёлка позволяла ярче выделить глаза - основной акцент облика того времени). В итоге причёска иногда напоминала, надетый на голову шлем (как у Луизы Брукс - звезды немого кинематографа).


Луиза Брукс.

Сначала короткие причёски носили только юные девушки, но потом подтянулись и барышни постарше (тем более, что такая стрижка изрядно их молодила). Страдали разве что натуральные блондинки - ведь в 1920-е годы модным цветом волос был только тёмный.

Часть общественности поначалу очень болезненно отреагировала на исчезновение длинных волос. Поэтому борьба женщин за право носить короткую причёску была не менее яростной, чем борьба за избирательные права. Короткие стрижки объявляли безнравственными и уродливыми, писали, что они разрушают семьи и даже приводят к облысению и головным болям.

Ф. Скотт Фицджеральд «Волосы Вероники»:
«- Как по-вашему, мистер Чарли Полсон, не обрезать ли мне волосы?
Чарли оторопело поглядел на нее.
- Почему вы спрашиваете?
- Я как раз подумываю об этом. Нет проще и вернее способа обратить на себя внимание. ...Видите ли, я хочу стать роковой женщиной, - невозмутимо заявила  она, а далее сообщила, что короткая стрижка - первый, но необходимый  шаг  на пути к этой цели.
...- Вы так  верите в короткую стрижку? - спросил Д.Рис по-прежнему вполголоса.
- Я думаю, что она подрывает устои, - серьезно подтвердила Вероника».

В ответ на критику некоторые дамы писали целые трактаты.

Певица Мэри Гардэн, из статьи "Зачем я постриглась":
«Стрижка – это состояние ума, а не просто способ что-то делать с волосами… Я думаю, что длинные волосы – это еще одни оковы, которые сбросили женщины на пути к свободе».

Были среди женщин и оппоненты короткой стрижки. Актриса немого кино - Мэри Пикфорд - в пику своей тёзке опубликовала в 1929 г. статью "Почему я не стригусь", но вскоре после этого... тоже постриглась.


Луиза Брукс на обложке журнала "Photoplay". 1927
.

В 1930-х мода вновь становится более женственной, а волосы постепенно удлиняется, закрывая шею и спускаясь до плеч. Большинство женщин делает косой пробор и завивает локоны чёткими зигзагообразными волнами (благо, перманентная завивка уже вошла в обиход).


"Марсельские волны" образца 1930-х.

На смену темноволосым «девочкам-мальчикам» приходят шикарные платиновые блондинки, активно пропагандируемые кинематографом.
Первой знаменитой "блонди" Голливуда стала Джин Харлоу.


Джин Харлоу.

Говорят, так сильно осветлять волосы она стала, чтобы увеличить высоту низкого от природы лба. «Платиновый» цвет и, уложенная аккуратными мягкими волнами, чёлка стали образцом для подражания. Вскоре ряды киноблондинок пополнили Марлен Дитрих, Мэй Уэст, Кэрол Ломбард, Любовь Орлова и прочие "звёзды" 1930-х.
Не отставало и остальное население. Владелец кинокомпании и опекун Харлоу - Говард Хьюз - даже открыл в США клубы "Платиновая блондинка" и назначил приз в 10 тыс. долларов тому парикмахеру, который создать краску для волос такого же оттенка, как у Джин. В результате многие дамы в попытках соответствовать моде напрочь испортили свои волосы гидроперитом (при большой концентрации он приводил не к осветлению, а к облысению).


Кэрол Ломбард и Любовь Орлова.

К началу 1940-х в моду снова входят длинные пряди волос. Их то завивают в локоны "а-ля Мальвина", то заплетают в косы, которые затем обвивают вокруг головы или укладывают от уха до уха "корзиночкой".


Актриса Джуди Гарланд. Постер к  к-ф "Чародею из страны Оз" 1939 г.

Ещё одна длинноволосая причёска обязана своей популярностью Веронике Лейк - американской кинозвезде сороковых годов (именно с неё частично срисован образ мульти-пульти-секси-красотки из к-ф 1988 года «Кто подставил кролика Роджера»). Свои роскошные белокурые волосы актриса слегка завивала на концах и расчёсывала на боковой пробор. Как-то во время одной из фотосессий непокорные пряди упали и закрыли Веронике один глаз. Вышло очень игриво.


Вероника Лейк.

Новую причёску прозвали «пикабу» (от англ. «Peek a boo» - игра в прятки), и она стала столь популярна, что во время войны правительство США даже попросило актрису сняться в специальной соцрекламе. Там Вероника недвусмысленно показывала, как длинные волосы работницы завода застревают в станке.

Восторг вызывали и роскошные крупные локоны рыжей красавицы Риты Хейворт, эффектно продемонстрированные в к-ф "Джильда" (1946). Некоторые даже считали, что следующий фильм с участием актрисы - "Леди из Шанхая" - провалился именно из-за того, что режиссёр убедил её подстричься и перекраситься в блондинку.


Рита Хейворт в к-ф "Джильда" (1946).

Однако самая характерная причёска 1940-х выглядела так: надо лбом делался валик, букли или завивка, а остальная масса волос собиралась сзади в пучок, который иногда укладывали в сетку.


Актрисы Барбара Хейл и Оливия Де Хэвилленд.

Взять хотя бы "Завитки Победы" ("Victory Rolls"), которые популяризовала в середине сороковых Бетти Грейбл - актриса, танцовщица и звезда "пин-апа". Её чёлка была высоко поднята и завита в две трубочки - концами внутрь. Создавалось впечатление, что внутри завитков до сих пор находятся бигуди. Остальные волосы тоже завивались, убирались назад и, либо частично распускались, либо прихватывались яркой заколкой или бантом.


Бетти Грейбл с "завитками Победы".


«Эльфы» и «ульи» (причёски 1950-60 гг.)

Вся вторая половина XX века отмечена не только разнообразием женских причёсок, но и большой свободой в их выборе. Теперь в моде одновременно могут быть, как брюнетки, так и блондинки, как длинные волосы, так и короткие.
Например, в 1950-е годы свои позиции ещё сохраняет причёска с фактурными валиками, завитками и буклями, напоминающая аккуратную "клумбу" на макушке.
В то же время в фаворе и более свободные укладки - вроде крупных локонов, поднимающихся надо лбом и ниспадающих по бокам и сзади (как у Мэрлин Монро и Джейн Мэнсфилд).


Мэрилин Монро.

Более аккуратные "волны" мы можем увидеть у другой кинозвезды 50-х - Грейс Келли. Она укладывала их назад так тщательно, что причёска напоминала застывшую на голове морскую пену. Концы волос актриса нередко скручивала на затылке в аккуратную "ракушку", которую также называли "французским пучком".


Грейс Келли.

Что касается молоденьких и длинноволосых девушек того времени, то они предпочитали более простую и удобную конструкцию - т.н. "конский хвост" - пряди перехваченные резинкой высоко на затылке. Подобный хвост (иногда в сочетании с чёлкой) носила совсем юная Брижит Бардо.


Брижит Бардо.

Однако самую знаменитую чёлку 50-х мы можем наблюдать на провокационных снимках "королевы пин-апа" по имени Бетти Пейдж. Девушка запомнилась современникам не только соблазнительными формами, но и роскошной причёской из гладких блестящих иссиня-чёрных волос. Отныне пышная, подкрученная внутрь, чёлка клинообразной формы будет ассоциироваться исключительно с Бетти.


Бетти Пейдж.

Актриса Одри Хепберн в эротических фотосессиях не участвовала. Тем не менее, её причёска из фильма 1954 года - "Римские каникулы" - была куда свежее и революционнее. Героиня Одри - принцесса Анна - прямо в кадре срезает в парикмахерской свои длинные волосы и делает себе озорную мальчишескую стрижку - гладкую по бокам, объёмную сверху и градуированную под углом сзади. Это позволило выгодно продемонстрировать длинную шею актрисы, а небрежная чёлка подчёркивала красивые глаза. И без того молодая и стройная Хепберн стала казаться ещё более юной и хрупкой. Недаром новую стрижку окрестят "пикси" (pixie - англ. "эльф"). По сути, это была вариация на тему "боба" 1920-х, но с одной характерной чертой - чёлка была разделена на прядки и имела рваные края.


Одри Хепберн в к-ф "Римские каникулы" (1954).

Следующая модная причёска обязана кино не только своей популярностью, но и названием. В 1959 году на экраны выходит картина "Бабетта идёт на войну", где героиня Брижит Бардо перепрофилируется из работницы борделя в патриотическую британскую разведчицу, борющуюся с фашистскими захватчиками.


Бриджитт Бардо в к-ф "Бабетта идёт на войну" (1959).

О фильме уже многие и забыли, а вот причёску "бабетта", которую специально для Бордо сделал парикмахер Жак Дессанж, помнят до сих пор. В основе "бабетты" лежал начёс. Начёсанные (от корней к концам) пряди волос поднимались на макушку и укладывались плотным валиком, на который затем крепились другие прядки. Крепились они в произвольном порядке, из-за чего причёска походила на этакое элегантно-небрежное "гнездо" прямо на макушке. Понятно, что на удержание такой конструкции уходило немало лака и шпилек.


Ещё одна вариация "бабетты" от Бриджитт Бардо.

Модную тенденцию подхватила и Одри Хепберн.
Буквально через два годы после "Бабетты" на экраны вышел фильм "Завтрак у Тиффани", где главная героиня красовалась с похожей высокой причёской. В отличие от "бабетты", она была более фактурной. После начёса волосы разделялись на косой пробор и укладывались назад - на одну сторону. После чего концы завивались в тугую петлю и фиксировались у макушки лентой или заколкой, образуя подобие большого кокона. Образ довершала короткая чёлка.


Одри Хепберн в к-ф "Завтрак у Тиффани" (1961).

Изобрела причёску с "куколем" Маргарет Винчи Хелдт. Этой парикмахерше из Чикаго так нравилась маленькая шляпка, сделанная из чёрного бархата и перепоясанная красной лентой, что ей захотелось соорудить нечто подобное, но только из волос.
Как только не называли новую причёску! И "пчелиным ульем" (Beehive), и B-52 (за схожесть с носом одноименного американского бомбардировщика). Её укладка занимала так много времени, что многие модницы в СССР неделями не мыли головы. И народ тут же переименовал "пчелиный улей" во "вшивый домик".
Интересно, что уже во второй половине 1960-х эта революционная причёска превратилась в символ старомодности (например, её носит строгая консервативная учительница литературы в советского к-ф 1967 г. "Доживём до понедельника").


Кадр из к-ф "Доживём до понедельника".

Надо сказать, что большая часть 1960-х прошла именно под знаком пышных объёмных причёсок с, падающей на глаза, густой чёлкой. Достичь объёма за счёт своих ресурсов было непросто - поэтому обильно использовались валики и шиньоны. Очень популярными становятся парики – причём самых разных цветов.


Актриса и модель 1960-х - Джин Шримптон.

Одновременно наблюдается прогресс и в сфере коротких стрижек. В середине 1960-х героиней эпохи становится совсем девушка-подросток - худощавая, дерзкая и энергичная. Женщины снова ходят выглядеть молодо, и в причёсках возрождается дух 1920-х годов.


Модель Колин Корби. 1964.

Пропагандистом коротких стрижек становится парикмахер Видал Сассун. Свои причёски он создавал безо всяких лаков и завивок, орудуя одними ножницами. И главное - эти стрижки не требовали ежедневного ухода.

Видал Сассун:
«Женщины моего времени полжизни проводили в салонах, и я подумал: почему бы им просто не стричься раз в месяц так, чтобы волосы потом сами принимали заданную форму?».

Одним из первых примеров для подражания стала супермодель 1960-х по прозвищу Твигги (веточка) с её огромными глазами и короткими, зализанными за уши волосами.


Твигги.

Видал Сассун:
«Имидж женщины-мальчика, выбранный для Твигги, не предполагал длинные волосы и сложные укладки, поэтому я остановил свой выбор на короткой стрижке, простой и в то же время дерзкой и изысканной».

Также Сассун сделал причёску для модельерши и изобретательниц мини-юбки - Мэри Квант, заявив ей: «Я буду стричь так, как вы режете и кроите материал». Причёска представляла собой разновидность геометрического "боба" - имела "грибообразную" (как у "битлов") форму и пять, слегка заострённых, концов.
А в 1966 году Сассун вновь популяризовал причёску "пикси", когда обрезал волосы актрисе Миа Ферроу (как раз перед её свадьбой с Френком Синатрой). Именно с этой причёской актриса красуется в знаменитом фильме 1968 г. "Ребёнок Розмари".


Сассун стрижёт Миа Фэрроу для к-ф «Ребенок Розмари» (1968).

Руками Сассуна создана и причёска "паж" - чашеобразная, с густой чёлкой над бровями и концами волос, завитыми внутрь. Она стала неотъемлемой чертой образа французской певицы Мирей Матье.


Мирей Матье.


От хаеров хиппи до "взрыва на макаронной фабрике"
(причёски 1970-90 гг.)

"Долой буржуазность! Назад, к простоте и естественности!" - провозгласили в конце 1960-х хиппи. "Женщина - не куколка! Долой сложные укладки!" - подхватили клич феминистки. В результате, оба пола перестают стричься и носят на головах длинные прямые космы с изрядной долей дикарской небрежности. Парни становятся похожими на Иисуса Христа, а женщины напоминают колдуний, только что вышедших из леса. Дошло до того, что обладательницы курчавых волос стали в срочном порядке их выпрямлять. Это веяние продержалось всю первую половину 1970-х.


Брижит Бардо и Джейн Биркин.

Однако вскоре, благодаря темнокожим звёздам диско курчавость вновь входят в моду. Да ещё какая! Теперь волосы напоминают огромный шарообразный одуванчик из мелких кудряшек. Те расы, которых природа подобным богатством не наградила, делают завивку или водружают на головы афро-парики.


Афро-причёски от Глории Гейнор и Дайаны Росс.

В 1976 году на экраны выходит телесериал "Ангелы Чарли" (не путать с более поздними ремейками). Зрительниц тут же покоряет разлапистые пепельные волосы актрисы Фэрры Фосетт - одной из трёх "ангелов".
Особенностью этой причёски были подкрученные наружу локоны. Казалось, что волосы актрисы эффектно растрёпал ветер. Недаром причёску прозвали "Farrah Flip" - что-то вроде "небрежная, легкомысленно растрёпанная (как у Фэрры)". Правда, эти "небрежные" на вид локоны приходилось кропотливо укладывать с помощью специальной закруглённой расчёски.


Фэрра Фоссет.

В конце 1970-х годов радикальные веянья в причёске задают панки - с их разноцветными хохлами и выбритыми висками. Как это часто бывает, панковская "анти-мода" постепенно сама стала модой, и шок превратился в шик. Теперь женщинам захотелось казаться и «сильными» и шикарными одновременно. Отсюда и знаменитый агрессивный гламур, определивший стиль 1980-х.
Устав от хипповской простоты, женщины вновь начинают делать химическую завивку и начёсы. Объём причёски растёт, как на дрожжах.

Певица Бонни Тайлер:
"Много тогда было странного. Например, у меня была очень большая причёска - гигантский начес и кудри. Сплетничали, что она весит 2 килограмма".


Бонни Тайлер.

Иногда казалось, что девушку сильно стукнуло током или на её голове взорвалась разноцветная петарда. Почти весь набор популярных стрижек 1980-х годов мы можем увидеть, рассматривая фотографии певицы Мадонны, которая меняла свои образы, чуть ли, не каждый год. Здесь можно увидеть и начёсы с завивками, и "каскад", и растрёпанную "мочалку" из прядей разного цвета.


Образы Мадонны в 80-х.

Также популярна ассиметрия - косые длинные чёлки (иногда завитые и поднятые надо лбом с помощью лака) и "конские хвосты", затянутые на бок от макушки. Модно носить накладные косы или заплетать на темени "колоски"  (плоские косички, украшенные бантиком или заколкой).


Причёски 1980-х.

Перенимают женщины и мужские причёски. Допустим, знаменитый "маллет" (спереди волосы подстрижены относительно коротко, а сзади падают на плечи длинными космами) поначалу носили мужчины - от Боуи времён "Зигги Стардаста" до Чака Норриса и Андрея Глызина. Однако в начале 1980-х подобную причёску осваивают такие певицы, как Ким Уайлд и Джоан Джетт.


Певицы Ким Уайлд и Сандра.

Тогда же можно было увидеть и бол "мужественные" - радикально короткие – стрижки: например, у Энни Леннокс (рыжий "ёжик" в клипе "Sweet Dreams") и Грейс Джонс (выбритые виски и ровная щётка на макушке в к-ф "Конан-разрушитель).


Энн Леннокс и Грейс Джонс.

В начале 1990-х годов буря на голове постепенно улеглась. Причёски стали естественнее, начёсы пригладились, а длинные пряди заструились вниз более спокойными потоками. Впрочем, определённый объём сохранялся, а завивка оставалась популярной. Это могли быть лёгкие локоны, объёмные кудри или колечки с эффектом "мокрых волос".


Кинозвёзды 1990-х: Джулия Робертс и Ребекка Гэйхарт.

В середине 1990-х в моду входят более прямые волосы, порою - неряшливо путанные (в духе ранней Кейт Мосс и "героинового шика").
Тогда же стала популярной и озорная «растрёпка», с которой актриса Мэг Райан предстала в к-ф "Французский поцелуй" (1995). Казалось, что, постриженную под "боб", блондинку кто-то хорошо потрепал по голове.


Мэг Райан в к-ф "Французский поцелуй" (1995).

Автор стрижки, Салли Хершбергер:
«У Мэг тонкие волосы, главная проблема которых – отсутствие объема, и именно поэтому я не советую их обладательницам отращивать локоны. Я считаю, что в этом случае самая подходящая стрижка – каре, поэтому и предложила Мэг стрижку ступеньками, которая так ей понравилась».

Однако самой копируемой причёской в конце 1990-х становится знаменитый "Каскад от Рейчел". Так звали героиню сверхпопулярного сериала "Друзья", которую играла Дженнифер Энистон. Появилась эта новаторская причёска случайно, когда стилист Крис Макмиллан отрезал актрисе клок волос не ножницами, а бритвой. В результате импровизации на свет родился тот самый объёмный многослойный "каскад" с мелированными прядями, который сначала напоминал каре, а затем отрос до плеч.


Дженнифер Энистон с "причёской Рейчел".

В 2010 году газета «The Daily Star» сообщила, что «причёска Рейчел» признана самой популярной среди англичанок (её скопировали около 10,6 миллиона жительниц Великобритании). Кстати, сама актриса восторгов по поводу этой стрижки никогда не понимала.

Дженифер Энистон:
«Я думаю, что это была самая отвратительная причёска, которую мне доводилось видеть. Но что мне действительно хотелось бы узнать, так это то, как она могла стать столь популярной».

Старые стрижки тоже не забывают. Время от времени они возвращаются, благодаря звёздам шоу-бизнеса.
Так знаменитый "боб-каре" можно было увидеть на головах Натали Портман (к-ф "Леон Киллер"), Умы Турман (к-ф "Криминальное чтиво") или Одри Тоту (к-ф «Амели»).

А Виктория Бэкхем сделала модным ассиметричный "боб" с удлинёнными спереди волосами и длинной прядью с одной стороны лица.

Вот причёска "маллет" у Скарлетт Йохансон,

"чёлка Бетти Пейдж" у Диты Фон Тиз и Кэтти Перри,

и старомодный "улей" на макушках Эми Уайнхаус и Адель...

Автор: Сергей Курий 

   

« назад «





СМИ о нас

журнал "TravelNews",
№7-8/2003
«ТАКОГО ЖУРНАЛА В УКРАИНЕ НЕТ!»


журнал "Планета Легенд",
№1/2004
из обзора «Что читает и на какие издания подписывается Украина?»