Журнал для интеллектуальной элиты общества  
 
 

Архив статей

 2015/№1 (виртуал.)

26.07.2015 <ИСТОРИЯ ПЕСЕН> Хиты группы АУКЦЫОН 1986-1991 годов /С.Курий/
"Время Z" №1/2015 История песен «Деньги - это бумага» (1986), «Карлик-нос» (1987), «Полька», «Осколки», «Нэпман», «Новогодняя песня» (1988), «Самолёт» (1990), «День Победы», «Ушла», «Зима» (1991).

Хиты группы АУКЦЫОН
1986-1991 годов

История песен
«Деньги - это бумага» (1986), «Карлик-нос» (1987), «Полька», «Осколки», «Нэпман», «Новогодняя песня» (1988), «Самолёт» (1990), «День Победы», «Ушла», «Зима» (1991)


Автор статьи: Сергей Курий

В 1983 году юный рок-музыкант Леонид Фёдоров был просто сражён зажигательным выступлением группы СТРАННЫЕ ИГРЫ на 1-м фестивале Ленинградского рок-клуба. Тогда он решил сделать собственный коллектив, который был бы ещё круче, ещё отвязнее. Вместо хард-рока Фёдоров заиграл модный ска, а концертные выступления задумал превратить в настоящий театр абсурда. Так начал формироваться тот самый АУКЦЫОН, который мы хорошо знаем.

Если главным композитором группы всегда был сам Леонид, то поставщиков текстов было аж два - клавишник Дмитрий Озерский и брат жены Фёдорова - Олег Гаркуша. Так как Гаркуша работал киномехаником и имел доступ, ко всяким динамикам-колонкам, то поначалу он играл ещё и роль звукорежиссёра. Главный талант Олега раскрылся позже.

О. Гаркуша:
«Я приходил на репетиции и где-то в уголочке там "тым-тырым-тырым" (делает пассы ногами). И Лёня в конечном итоге говорит: "А чё ты там где-то "тырым-тырым"... Может ты что-нибудь [на сцене попробуешь]". Ну, я подхожу к микрофону и типа пою песню "Деньги - это бумага". Он рот открыл [и говорит]: "Вот здесь будешь стоять всегда"».


«Деньги - это бумага» (1986)

Надо сказать, что дебют АУКЦЫОНА в Ленинградском рок-клубе был крайне неудачным. Особенно напрягло руководство клуба пение Фёдорова: "Он же у вас 32 буквы алфавита не выговаривает. Или сводите его к логопеду, или возьмите нового вокалиста". Так в коллективе появляется Сергей Рогожин - певец с отменным тенором.

Памятуя о неудачном дебюте, АУКЦЫОН готовил свою новую программу «Вернись в Сорренто» целых два года. Группа не только писала песни, но и разрабатывала хореографию выступления, создавала специальные костюмы и макияж.
Результат не заставил себя ждать. В мае 1986 года на 4-м Ленинградском рок-фестивале АУКЦЫОН буквально порвал публику своим безумным перфомансом. После него выступление группы КИНО уже никого не впечатлило (не помог даже, только что сыгранный, хит про перемены).
Фёдоров в то время вовсе не выделялся - на сцене безраздельно царили красавчик Рогожин и долговязый клоун Гаркуша, исполнявший нечто вроде "плясок святого Витта".

К сожалению, увидеть всё это "безобразие" в полной мере я смог лишь в мае 1989-го, когда группа появилась в ТВ-программе "Музыкальный ринг". До этого песни АУКЦЫОНА попадались мне от случая к случаю. Например, «Волчицу» я услышал на пластинке-сборнике групп Ленинградского рок-клуба. Текст песни показался мне тогда странным, а вот музыка сразу понравилось. Потом было эпизодическое появление АУКЦЫОНА в х-ф "Взломщик" с песней «Книга Учёта Жизни».
Но самой запоминающейся композицией стала задорная ска-песня «Деньги - это бумага». Во многом благодаря смешному клипу, где сюжет вращался вокруг... туалета. Сегодня это покажется странным, но тема кооперативных туалетов была в перестройку весьма животрепещущей. Платный туалет выступал, ни много ни мало, символом преимущества частной собственности над общественной. Вот и в клипе мы видим, как Гаркуша (автор текста песни) реально превращает туалетную бумагу в деньги.

О. Гаркуша:
«Я хотел каждую песню как-то оформить. Все идеи приходили спонтанно. Однажды я сидел на унитазе и гадал, что придумать для песни "Деньги - это бумага". Взгляд упал на рулон туалетной бумаги - и меня осенило. На сцене я ходил с рулоном, раскручивая его».

Для молодёжи, наверное, стоит пояснить и строчку песни «Будет в будущем всё без денег...». Дело в том, что в советские времена учили, что, когда мы всё-таки построим коммунизм, то деньги потеряют свою ценность, и будет действовать принцип "От каждого - по возможности, каждому - по потребности".


«Карлик-нос» (1987)

«Вернись в Сорренто» стала первой и последней бесшабашно весёлой программой АУКЦЫОНА. Уверившись в собственных силах, группа подготовила к следующему рок-фестивалю более сложную, серьёзную и концептуальную программу под названием «В Багдаде всё спокойно». Хотя музыканты всегда считали своё творчество аполитичным, социальная сатира всё чаще проглядывала в текстах песен - даже самых абсурдных. Так как программа затачивалась под одну идею, то и автором текстов здесь выступил один Озерский.

Д. Озерский:
«Тогда начитались Гофмана замечательного. Вот, начитались Гофмана, и решили привнести гофманскую атмосферу на какую-нибудь Богом забытую страну, где кроме нефти ничего нет. Да, но что бы стало, если бы оттуда и нефть ещё ушла?... Поэтому у нас там зазвучали всякие арабские мотивы. Страна грёз представлялась нам чем-то вроде Арабских Эмиратов...»

В результате музыканты изрядно перемудрили. Несмотря на то, что на сцене было целое представление в духе "1001 ночи", в новых песнях уже не было привычного драйва. Недаром альбом «В Багдаде всё спокойно» породил лишь один хит - песенку про сказочного уродца Карлика-носа (правда, из сказок Гауфа, а не Гофмана). Да и то настоящим хитом эта песня стала лишь после её переиздания на сборнике АУКЦЫОНА 1995 года.
Впрочем, песня действительно отличная. По сути, в ней уже оформился главный лирический герой будущих песен АУКЦЫОНА - маленький ущербный человечек, находящийся между молотом и наковальней - внутренними комплексами и давлением общества.

Больной вопрос - я - Карлик-нос,
А вдруг война?
Я все смогу, я не сбегу.
Бытует мнение, и я йе-йе.

Относительная неудача «Багдада» привела к тому, что сразу после выступления на рок-фестивале группу покинул Сергей Рогожин (он ушёл в, более коммерчески перспективный, ФОРУМ). Именно по этой причине альбом «В Багдаде всё спокойно» был записан и издан на пластинке лишь в 1989 году. К этому времени Фёдоров плюнул на свои дефекты речи и все песни стал исполнять сам.


«Полька (Сосёт)» (1988)

В полную силу оригинальный стиль АУКЦЫОНА раскрылся на следующем альбоме «Как Я Стал Предателем». Кстати, в этот период в составе группы появился Евгений Дятлов - впоследствии известный российский киноактёр. Дятлов не только спел на альбоме две песни («Охотник» и «Лейтенант»), но и замечательно сыграл на скрипке в композиции «Полька». «Полька» - тот редкий случай, когда ведущий вокал группа поручила автору слов - Олегу Гаркуше (он же исполнит и «Бомбы» - издевательскую пародию на штампы советской пропаганды).

О. Гаркуша о песне "Полька":
«Ну, наверное, [она] про робкого наивного человека, который никак не может определиться в жизни и своих отношениях с девушками. Но воспринимать это нужно, конечно, не в лоб. Сосёт в душе, или что-то еще в этом роде.
...Помню, был момент, мы играли на выставке детского рисунка, и когда я пел песню «Сосёт», то выскочили детишки из толпы и стали подпевать "сосё-о-от". А потом спрашивали меня, "дяденька, а вы еще будете петь про леденец?"».


«Осколки» (1988)

Так как обычно свои стихи Гаркуша сочинял ещё до появления музыки, с ними обращались достаточно вольно. Иногда от оригинала оставалась только одна - самая яркая и ключевая - строчка. Например, «Он идёт к своей волчице» или «Осколки девичьих сердец хрустят у меня под ногами...».
Последняя фраза стала основой песни «Осколки» - ещё одной ёрнической песни о герое, "воюющем в чужой стране". Недаром на первоначальной версии альбома песню предваряли вопли: "Выво-о-одят, выво-о-одят!", явно намекающие на вывод советских войск из Афганистана.
Что касается музыки, то здесь меня очередной раз поразило умение АУКЦЫОНА на основе нескольких аккордов создать сложную изысканную аранжировку.


«Нэпман» (1988)

Я уже упоминал, как в начале перестройки масс-медиа всячески раскручивали первых частных предпринимателей. О реставрации капитализма ещё никто прямо не говорил, поэтому старательно подыскивались примеры из советской истории.
Газеты и журналы заполонили статьи про «замечательную» эпоху НЭПа (т.н. Новой экономической политики 1920-х годов). Чтобы быстро поправить, разрушенное гражданской войной, хозяйство и уйти от реалий "военного коммунизма" (продразвёрстка и пр.), большевики ввели (на время) рыночную экономику и разрешили разные формы собственности. Для них это была неприятная, но вынужденная мера. Тот час появились и первые частники-богатеи - т.н. нэпманы. Вот их и начали воспевать перестроечные деятели. О том, насколько "прекрасен" был моральный облик этих нэпманов, как-то забыли. А ведь в литературе 1920-х годов о них в редко сыщешь хорошее слово (читай хоть Маяковского, хоть Зощенко).

В освещении этой темы АУКЦЫОН пошёл по привычному пути стёба и ёрничества. Герой текста Озерского старается убедить всех, что он теперь "хороший" ("Я раньше был Плохиш, теперь я Кибальчиш") и просит вернуть ему партбилет (т.к. во время НЭПа власть оставалась у партии большевиков, нэпманы очень хотели в эту власть проникнуть). Не обошли стороной и, ставшее притчей во языцех, дурновкусие нэпманов ("Я тоже стал эстет, хожу я на балет"). Была отсылка и к знаменитому стихотворению Маяковского: "Ешь ананасы, рябчиков жуй, день твой последний приходит, буржуй".

Отныне будет хорошо,
Я смена проклятого класса,
И снова в моде ананасы,
Последний день уже прошел.

Однако наибольшую известность получила не песня, а скандал, случившийся во время её выступления. Дело в том, что в 1987 году в полку танцоров АУКЦЫОНА прибыло - к талантливому самородку Гаркуше добавился профессионал Владимир Весёлкин. Парные танцы Весёлкина и Гаркуши не только веселили, но и шокировали публику, вызывая нехорошие "гейские" ассоциации. Представляю, как смотрели на шоу АУКЦЫОНА заключённые одной из колоний, где группа давала концерт в 1990 году (в перестройку реальность порой была покруче любого абсурда)… 

Однако наибольший резонанс вызвало скандальное выступление во французском городке Бурже в 1989 году, где Весёлкин устроил во время «Нэпмана» настоящий стриптиз. Фото задницы танцора обошло печатные издания и породило стишок: "Мы поехали в Европу показать Парижу жопу". В газете "Советская культура" даже опубликовали возмущённую статью на тему - кто выпустил на Запад людей, бегающих по сцене голяком?

Но времена были уже другие... АУКЦЫОН даже послал в газету возмущённое письмо: «08.04.89 г. в вашей газете был напечатан комментарий к снимку, изображающему группу "Аукцыон". Из-за крайне плохого качества снимка бандаж (балетная миниформа), используемая танцовщиком при пародировании стриптиза в костюме кабаретного стиля, не виден».
А в мае 1989 года Весёлкин исполнил свой трюк с раздеванием уже по ТВ - в прямом эфире программы "Музыкальный Ринг".


«Новогодняя песня» (1988)

Мизантропическая «Новогодняя песня» с завывающим, как вьюга, саксофоном - одна из лучших композиций альбома по мнению самого Фёдорова. И с этим трудно не согласиться.
Её история началась с того, что Олег Гаркуша посмотрел по ТВ передачу о каком-то работнике советского ТАСС, завербованном западными спецслужбами. Времечко было такое, что даже предателям находили оправдания... Гаркуша под впечатлением от увиденного накропал стих, но по старой доброй традиции от него в песне осталась лишь ключевая строчка.

О. Гаркуша:
«Главная фраза "Как я стал предателем" - моя. Изначально это была  моя песня, со словами, с припевом, с заключительной фразой "Так я стал предателем". А потом были сделаны некоторые корректуры, слова стали другие, но название осталось. Но я всё равно считаю её своей, потому что в некоторых песнях главная фраза достаточно значимая».

Подкорректированный Озерским, текст превратился в исповедь человека-изгоя, который желает дистанцироваться от общества вообще и Новогоднего праздника в частности, в результате чего считает себя "внутренним предателем".

Дети в сугробах шумно играют в Афганистан.
Я через двор не пойду.
Электрики вешают красные гирлянды в саду.
Синие флаги на ветру.
Поутру новый год - все снова.
Снова, снова все танцуют, все играют в снежки.
Взвожу курки -
Так я стал предателем...

Д. Озерский:
«...меня всегда больше интересовало происходящее у меня внутри, то, чем хочется поделиться с окружающими, нежели злободневные протесты. И та же строка из "Новогодней песни" - "дети в сугробах шумно играют в Афганистан…" - не имела политического контекста. Это описание окружающей действительности. Я сижу дома, и мне страшно выходить на улицу, поскольку там бродят гопники, еще какие то стремные субъекты».

Л. Федоров:
«О смысле текста не думаешь, он просто должен ложиться на музыку. ...Скажем, в "Предателе", одной из моих любимых "аукцыоновских" тем, есть противное звуковое сочетание "взвожу курки", которое, мне кажется, правильно так и не легло. Мы не нашли ему своевременно замену, и с тех пор оно торчит из песни».


В декабре 1988 года на «Новогоднюю» в студии программы "Взгляд" сняли видеоролик. В праздничную ночь его таки не пустили, зато показали на Старый Новый год в видеофильме Марины Лазовой.


«Самолёт» (1990)

Единственным релизом АУКЦЫОНА, где поэзия Гаркуши явно господствовала, стал альбом 1990 года под названием «Жопа». Правда, для советского винила его переименуют в «Дупло», что прозвучит ещё более омерзительно.


Старая и новая обложки альбома 1990 года.

Леонид Федоров:
«Самой издевательской нашей программой, мрачнейшей, гнуснейшей по текстам и музыке получилась "Жопа". В ней же нет ничего, что может человека радовать. Жил был веселый АУКЦЫОН, а стал вот такой…»

Лирические герои данного альбома, действительно, вышли в большинстве своём неприятные и уродливо-гротескные. АУКЦЫОН явно творил «Жопу» без оглядок на коммерцию. Лишь две песни можно как-то назвать хитами - издевательского «Пионера» и параноидальный «Самолёт».

В процессе создания песен у АУКЦЫОНА были свои добрые традиции. Если Фёдоров работал с Озерским, то, как правило, первой появлялась мелодия, которую поэт фонетически оформлял. В случае с Гаркушей, сначала появлялся текст, а потом Фёдоров старался развить его мелодически.

Так вышло и с «Самолётом». По разным свидетельствам, свой стих Гаркуша сочинил прямо в самолёте, когда летел из Франции. Олег вообще побаивался полётов, а тут так сильно трясло в воздушных ямах...
В фантастическом романе С. Лема "Магелланово облако" есть момент, когда космический корабль выходит на субсветовую скорость. В этот момент у многих пассажиров возникает эффект "мерцающего сознания", и они панически требуют выпустить их... наружу. Подобный клаустрофобический припадок, видимо, испытал и Гаркуша.

Владимир Весёлкин:
«Гаркуша мне говорил, что они в самолете перепили с нашим бывшим директором С. Скворцовым, и ему стало дико страшно, панически страшно так, что захотелось срочно выйти наружу».

Взорвите салон!
Позовите террористов!
Свяжите стюардессу!
Разрешите курить!
Остановите самолёт, я слезу!!!

Последняя фраза прямо отсылала слушателя к диссидентской повести советского эмигранта Э. Сэвелы "Остановите самолет, я сойду". Книгу Гаркуша, разумеется, читал, но с песней её связывала только, всплывшей в мозгу Олега, фраза.
В руках Фёдорова стих Гаркуши превратился в настоящую разворачивающуюся пружину ужаса и истерики. При этом музыкально всё было решено более чем лаконичными средствами.


«День Победы» (1991)

За «Жопой» последовал «Бодун» - по моему мнению, лучший альбом АУКЦЫОНА. Сам Фёдоров говорил: «Для меня именно "Бодун" самый важный, не "Птица" никакая. Он олицетворял крах сложившейся внутри меня системы». Хотя альбом вышел ещё более мрачным и гнусным, чем «Жопа», драйва в нём было на порядок больше.

В этот период начинает меняться и творческий подход АУКЦЫОНА. Шоу постепенно отходит на второй план. Вскоре группу покинет Весёлкин, Гаркуша начнёт отходить на второй план, а на первый выдвинется главный вокалист и композитор Фёдоров. А так как Фёдоров всё больше отходит от "логичности" текстов в сторону "фонетической импровизации", то и главным поэтом группы окончательно станет Озерский.

Яркий пример - энергичная композиция «День Победы», представляющая собой просто невнятный болезненный лепет, из которого ясно понятно лишь то, что герою хочется "чёрную смелую женщину".


«Ушла» (1991)

«Ушла» - одна из первых "ласточек" лирической стороны АУКЦЫОНА, которая в полной мере раскроется в следующем альбоме «Птица».

Л. Фёдоров:
«Для "Бодуна" мы с Димкой Озерским пытались сочинять тексты с минимальным количеством слов, в которых есть буква "р". Самой гениальной в этом плане получилась песня "Ушла". В ней в первых двух строфах "р" вообще нет. Да и во всем альбоме эта буква возникает не столь часто. Фишка такая.
Меня уже мало волновало тогда, что я картавлю и кто-то может это воспринять с иронией. Просто казалось, что из за такого изъяна тексты наших песен не всем понятны. Вроде некрасиво. А потом я плюнул на все это. Да пусть не понимают! Еще лучше: чем непонятней, тем интереснее».


«Зима» (1991)

Очевидцы вспоминают, что, когда «Бодун» вышел, восторга он не вызвал. Многие жалели о том, что весёлый и радостный АУКЦЫОН превратился в унылую мрачную группу. Недаром, от альбома осталось не так уж много хитов: тот же «День Победы» и «Зима», иронические строчки из которой можно было бы вынести в эпиграф к альбому.

То ли солнце мне не светит,
То ли дети, то ли не дает.
То ли весел, то ли вечер,
То ли ветер, то ли самолет.

Как из тучи - я невезучий,
Лето излечит, осень научит май...
Лето лечит, осень канючит,
Я невезучий, радость моя, прощай.

Был бы я не светел,
Заварил бы зелье,
Может, ты заметил -
У меня веселье...

Л. Фёдоров:
«Отталкиваешься от какого то звука и нащупываешь песню. О смысле текста не думаешь, он просто должен ложиться на музыку. Например, вся песня "Зима" на "Бодуне" выстроилась из слова "то ли"»

В каком-то смысле «Бодун» стал эпилогом старого АУКЦЫОНА. Дальнейший путь группы Фёдоров видел, как в тумане. Но именно там его ждало плодотворное сотрудничество с Алексеем Хвостенко и неожиданный (для самого Фёдорова) всенародный успех альбома «Птица»...

См. также:

Хвост & АУКЦЫОН - история песни «Орландина» (1992)

АУКЦЫОН - история песни "Дорога" (1994)

Автор: Сергей Курий 


   

« назад «





СМИ о нас

журнал "TravelNews",
№7-8/2003
«ТАКОГО ЖУРНАЛА В УКРАИНЕ НЕТ!»


журнал "Планета Легенд",
№1/2004
из обзора «Что читает и на какие издания подписывается Украина?»