Журнал для интеллектуальной элиты общества  
 
 

Архив статей

 2004 / №03-04

19.11.2004 Охота за призраком
/В. Усатенко/ "Твое Время" №3-4/2004

 К  сути статьи Юрия Соломатина я имею непосредственное отношение, поскольку в названные даты был в тех местах, где и совершались деяния, вследствие которых "Европа оставила Украину один на один…", а взносы мирового сообщества "малы и каждый год уменьшаются". Не касаясь стилистики изложения, тона статьи и оценок, сделанных автором, мне представляется совершенно необходимым изложить свою версию тех же событий. 
 
 ЧАЭС с 26 апреля 1986 года потеряла важнейшее качество — экономическую состоятельность и стала символом политического авантюризма. Станция в составе четырех энергоблоков объединена общей инфраструктурой, кадрами, системой жизнеобеспечения и безопасности. Как и автомобиль, в котором оборвался поршень в одном из цилиндров, может дотянуть только до ближайшего ремонтного пункта, так и ЧАЭС, потеряв один энергоблок, не могла эксплуатироваться постоянно. Кроме огромных затрат на ликвидацию аварии, необходимо было затрачивать не менее громадные средства на восстановление эксплуатационных качеств трех энергоблоков и еще находить средства для дотирования процесса производства электроэнергии на протяжении всего жизненного цикла станции. Кроме этого, необходимо было привлечение громадных людских ресурсов для работы в условиях, когда, извините за натурализм, мытье рук перед посещением туалета, было более актуальным, чем все виды материальных поощрений вместе взятые. Невзирая на все вышеперечисленные аргументы, несмотря даже на то, что СССР в это время нес громадные затраты на войну в Афганистане, было принято самое неудачное решение относительно ЧАЭС. В соответствии с этим решением были включены громадные материальные, человеческие и финансовые ресурсы в не менее громадный блеф — ликвидацию последствий аварии на ЧАЭС. Правильно было бы назвать этот период расширенным воспроизводством последствий чернобыльской катастрофы.
 Вывод: наиболее разумным и в сотни раз менее затратным вариантом решения чернобыльской проблемы был вариант остановки энергоблоков ЧАЭС в апреле 1986 года с последующим снятием их из эксплуатации в оптимальные для обеспечения безопасности персонала сроки. Решение о продолжении эксплуатации ЧАЭС одновременно с ликвидацией последствий аварии на ее четвертом энергоблоке превратило чернобыльскую проблему в катастрофу. 

 Элементами этой катастрофы было то, что партийно-административный аппарат СССР вместе с научно-партийным истеблишментом предприняли все меры для того, чтобы истинные причины аварии и масштабы ее последствий не были выявлены. Так, в профильные институты были переданы распечатки и осциллограммы контролируемых параметров работы реактора и оборудования четвертого энергоблока с уничтоженными метками времени. Все исследования, проводимые на разрушенном реакторе, были направлены на подтверждение составленной в высоких кабинетах официальной версии. Какие либо результаты исследований, опровергавшие эту версию, объявлялись артефактами, а исследователи, получившие эти результаты, отстранялись от работ. Так, при определении изотопного состава и активности выброса предписано было пользоваться стандартными соотношениями между генетически связанными изотопами (Zr-95/Nb-95, Ba-140/La-140 и т.п.), образованными только при проектном (стандартном) течении цепной реакции для данного типа реактора. Однако измеренные величины им не соответствовали.1 Это кого-то смутило? Нет. Продолжали и далее придерживаться предписанного стандарта. Известно более шестидесяти цепочек ядерных преобразований.  Но в чернобыльском варианте предписано было пользоваться только одной. Из учебника. Не удивительно, что трехмерное моделирование процесса аварии на ЧАЭС, предпринятое рядом профильных институтов, по установленным обстоятельствам не приводило к разрушению активной части реактора.
 Вывод: официальные данные по активности выброса из реактора (50 млн. Кюри) не могут считаться корректными, и по существующим на сегодня расчетам суммарная активность выброса из реактора ЧАЭС могла достичь значения 7 млрд. Кюри. Изотопный состав радиоактивного выброса существенно отличался от того, который был  рассчитан теоретически.
   
     К вопросу о дозах. Необходимо знать о том, как они определялись. В 1986 году единственным методом индивидуального контроля доз внешнего облучения персонала был фотографический метод ИФКУ. 26.04.1986 года все дозиметры в результате воздействия мощного излучения от разрушенного блока оказались засвеченными.2 26 апреля 1986 года в 12 часов дня, со склада аппаратуры 3-й очереди ЧАЭС была доставлена установка КДТ-02 с комплектом индивидуальных дозиметров, кроме этого, службой РБ станции был получен комплект конденсаторных дозиметров ДКП-500 (200 шт.), а также дозиметры Д-2 и Д-500 из комплекта КИД-6. Все эти меры, предпринятые руководством ООТ и ТБ позволили к 10 мая организовать индивидуальный дозконтроль на удовлетворительном уровне. Дозпункт был сначала организован в пионерлагере "Сказочный", затем (8 июня) переведен в г. Чернобыль. Вскоре после этого все документы с данными по облучению персонала исчезли из сейфа ИДК ЧАЭС и найти их, несмотря на участие прокуратуры, не удалось.
 Определение доз военнослужащих, призванных на сборы из запаса, производилось более грубо. Оценочно суммарная лучевая нагрузка на армию в 1986-1987 годах примерно составляла 2х106 чел. бэр, что совершенно не дает ответа на вопрос ни о величине индивидуальной дозы, ни о ее качестве.
      Для вычисления оценочных значений доз, получаемых населением, использовались "Методические принципы расчета уровней внешнего и внутреннего облучения  населения, проживающего на территориях загрязненных радиоактивными продуктами аварийных выбросов Чернобыльской АЭС", утвержденные пред. НКРЗ Л. Ильиным 18 июля 1986 года. Предложенные в этом документе методы позволяли получать лишь очень приблизительные, средние оценки доз в условиях полигонного испытательного взрыва ядерного боеприпаса. Через год, в сентябре 1987 года "Методические принципы…" были заменены утвержденными зам. Министра здравоохранения СССР "Методическими указаниями по оценке поглощенной дозы внутреннего и внешнего облучения населения". При помощи этих методических указаний нельзя получить никакой информации, кроме одинакового для всех жителей, проживающих в данном районе, значений дозы внешнего облучения. А основой для расчета служили данные измерений мощности экспозиционной дозы гамма-излучения на открытой местности.
 Вывод: организационно и технически страна не была готова ни к самой аварии, ни к обеспечению радиационной безопасности персонала и населения, ни к определению поглощенных доз персонала и населения. Инструментальный дозовый контроль внешнего гамма-излучения был организован крайне неудовлетворительно. Качество имеющейся информации о дозах низкое: часть данных занижена, часть — завышена, часть — утеряна.         

 Анализ состояния здоровья населения, проживающего на загрязненных радионуклидами территориях, и участников ликвидации аварии на ЧАЭС по материалам различных медицинских учреждений Украины, Белоруссии и России однозначно доказал факт негативного влияния аварии на ЧАЭС. К 1990 году во всех случаях наблюдалось увеличение общей и для ряда болезней относительной заболеваемости, снижение числа признанных здоровыми людей, изменение симптомокомплекса заболеваний, усиление тяжести заболеваний, их длительности, меньшей чувствительности к действию лекарственных препаратов. Но только в небольшом количестве случаев наблюдалась зависимость доза — эффект. Причиной этого явилось как низкое качество информации о дозах (см. выше), так и неудовлетворительная изученность медико-биологических зависимостей от влияния ионизирующего излучения и сочетающимися с ним иными влияниями окружающей среды.3

 Относительно концепции. Можно согласиться с тем, "что современная теория и практика радиационной защиты основана на фундаментальном выводе радиобиологии и радиационной медицины о том, что решающим фактором и мерой неприемлемого влияния облучения человека есть именно доза". Но нет уверенности в том, что на основе полученных данных можно определить и величину индивидуальной поглощенной дозы и ее качество. Тем более, что ни годовой предел дозы, ни доза за жизнь не дает уверенности в том, что детьми, проживающими на загрязненных территориях не будет инкорпорирована генетически значимая доза на критические органы (0,5 бэр) еще до созревания их репродуктивных функций.
 Это и есть ответ на вопрос — откуда появилась эта внеконцептуальная четвертая зона? Поскольку базовый принцип той самой концепции заключался в том, что величина эффективной эквивалентной дозы дополнительного облучения в связи с Чернобыльской катастрофой не должна превышать 1,0 мЗв (0,1 бэр) в год, то эта величина есть пределом дозы, который нельзя превышать в силу того, что это превышение не является полезным для организма. Поэтому те территории, на которых величина эффективной эквивалентной дозы приближалась к этому пределу, должны быть обеспечены механизмом  контроля, предупреждающим превышение предела дозы. Тем более, что в 1986 году население этих территорий приняло на себя йодный удар, последствия которого будут сочетаться с последствиями хронического облучения от цезия, стронция, плутония. И главное: проживающие на этой территории дети еще до созревания своих репродуктивных функций получат генетически значимую дозу на критические органы. Так появилась зона усиленного радиологического контроля. И контрольный уровень, с которого ведется радиологический контроль — 0,5 мЗв. И введены соответствующие ограничения жизнедеятельности населения. Необходимой мерой компенсации этих ограничений и стало установление соответствующих льгот и компенсационных выплат. Но не за превышение дозы, а за нарушение традиционного способа жизни и снижение ее качества.4
 Зона усиленного радиационного контроля введена правомерно, введение контрольного уровня в 0,5 мЗв соответствует международной практике, является мерой абсолютно необходимой и оправданной. Что касается других стран, то зона усиленного радиологического контроля в связи с Чернобыльской катастрофой есть в Швеции, а в Австрии и Швейцарии соответствующий правовой режим введен относительно загрязненных вследствие Чернобыля водоемов.
    
 Однако проблемы существуют и они серьезные. Автор утверждает, что у нас создана и успешно функционирует пирамида Чернобыль МММ. Так ли это?
 С момента аварии и до конца 1986 года ценой сверхчеловеческих усилий и огромных жертв велась война с вырвавшимся на волю мирным атомом. Персонал АЭС, командированные специалисты, мобилизованные резервисты безропотно совершали бесславный подвиг сотворения тени для оголенной страны. Сами они становились последствиями этой аварии. Как и население  территорий, загрязненных чернобыльским выбросом. Долго в такой экстремальной ситуации люди пребывать не могут. К окончанию 1987 года они устали от фанатизма, устали от лжи политического истеблишмента и от собственных подвигов. Успокоение внесла клептомания. Настала эпоха великого чернобыльского "дерибана". От бытового мародерства до грандиозных махинаций со всем, что имело какое-то отношение к чернобыльской проблеме, и за что можно было получить какую-то цену. Чернобыль стал криминальным. Попытки восстановления управляемости (разделение в 1989 году ПО "Комбинат" на  ПО ЧАЭС и НПО "Припять") ощутимых результатов не дали. Криминальная сфера была ограничена зоной отчуждения (т.е. огорожена от чужих). Ликвидаторы 1986 — 1987 годов, никаким образом не вознагражденные за свои подвиги, стали чужими на этом празднике первичного накопления капитала и взбунтовались. Так родилось "чернобыльское движение". Фактически, к 1990 году появились три полюса влияния — "атомщики" на ЧАЭС, не обремененные экономическими предрассудками, "ликвидаторы" в НПО "Припять" с неограниченными потоками материальных ресурсов и организованная "чернобыльским движением" масса людских ресурсов, требующая материального вознаграждения за моральный ущерб и утраченное здоровье. В условиях конкуренции этих полюсов и в поле их лоббирующего влияния на Верховную Раду Украины создавались те чернобыльские законы, на которые ссылается Юрий Петрович. Но лоббистов четвертой зоны не было. То, что получилось вследствие выполнения этих законов органами исполнительной власти можно прокомментировать по состоянию дел на конец 2003 года.
 Чернобыльская АЭС успешно пережила аварию 1991 года (с утратой энергоблока №2), была учредителем "Градобанка", который, по случайному совпадению, просуществовал ровно столько времени, сколько ЧАЭС получала дармовое ядерное топливо из России, взамен отправленных в Россию боеголовок. Далее был выведен из эксплуатации по причине исчерпания технического ресурса энергоблок №1. На протяжении последних трех лет ее эксплуатации станция изредка (на три — четыре недели в год) включала свой единственный третий энергоблок, но бедностью не страдала. Благодаря бюджетным дотациям, применению "схем", получению иноземных грантов и т.д. В настоящее время станция прочно уселась на госбюджет, и главное направление ее деятельности — растянуть время вывода из эксплуатации до бесконечности. Объект "Укрытие" получает гривны по нескольким каналам из госбюджета и еще доллары из Международного фонда "Укрытие". Там также существует сверхзадача — дать возможность своим потомкам в четвертом поколении с таким же самым успехом сосать нескольких маток. Кроме этого, ведется достройка двух энергоблоков на РАЭС и ХАЭС. Причем, не за счет прибыли компании Энергоатом, а за счет средств, вытащенных из бюджета и из карманов граждан Украины. Запад отказался финансировать этот проект из-за его экономической несостоятельности, но у нас собственная гордость — если чернобыльский ущерб для многих есть символом благосостояния, то атомные убытки тоже способны осчастливить хоть некоторых. 
 Функции НПО "Припять" в зоне отчуждения приняла на себя Минчернобыльская структура — Администрация зоны отчуждения. Вследствие деятельности подчиненных ей предприятий и неподчиненных предпринимателей вся зона разграблена до нитки. Эта деятельность финансируется из госбюджета.
 Социальной защитой "чернобыльцев" занимался Минчернобыль, (с 1997 года МЧС). Явное предпочтение в финансировании мер социальной защиты отдавалось "организованным" структурам (министерства, госадминистрации, спецорганизации). Потому, что в этих условиях можно применять "схемы", чего нельзя делать с  "маргиналами" — пострадавшими четвертой категории, имеющими право на компенсационные выплаты и не входящими в "чернобыльские движения".
 Но чернобыльские законы не только устанавливали льготы, а и требовали выполнения защитных мероприятий. Правда, до этого места, по сложившейся традиции, законы не дочитываются.

 Следствием избирательного прочтения чернобыльских законов органами исполнительной власти (на конец 2003 года, по сравнению с 1993 годом) официально зарегистрировано такое состояние:
 — распространенность болезней среди лиц, имеющих статус пострадавших, выросла на 28,3%, показатель общей смертности среди пострадавших поднялся с 13,3 до 14,3, а среди ликвидаторов с 5,5 до 12,6 (на 1000 лиц);
 — площадь загрязненных цезием-137 земель, с плотностью выпадений свыше 37 кБк/км2, осталась неизменной(?) с момента аварии и составляет 50,5 тыс. км2 ;
 — количество лиц, имеющих статус пострадавших вследствие чернобыльской катастрофы, по данным Госкомстата Украины, на 1.01.1995 года было 3014263, а на  1.01.2002 года стало 3096814 чел.
 Абсолютный прирост 82551 человек за семь отдаленных от самой аварии лет, да еще на фоне резкого ухудшения демографической ситуации в Украине — это уже заявка на книгу рекордов Гиннеса!

 Может вышеизложенное и есть свидетельство наличия в Украине "пирамиды Чернобыль МММ"?  Может быть, но мне кажется, что это не пирамида, слишком мало в ней от геометрии. Я больше склоняюсь к биологическому происхождению чернобыльского феномена в Украине. По своей гибкости, приспособленности к среде, необычайной живучести и аппетиту, он больше напоминает бычий цепень. И живет он не в четвертой зоне, а в высоких кабинетах министерств и ведомств. И в организмах чиновников. Поэтому высказанное автором мнение "нашей общественности и государственных мужей" о том, что "мировое сообщество обязано принять более широкое участие" в кормлении этого нашего внутреннего глиста — я не разделяю. На мой взгляд, была бы несомненная польза от привлечения к решению чернобыльских проблем опытного ветеринара-паразитолога.
     И напоследок Вам скажу. Если вы сомневаетесь в моей искренности, идите в Интернет. Там следуйте по адресу
chernobyl@deneg.net, если ничего там не увидите, значит у Вас проблемы со зрением. Не отчаивайтесь, меня Вы узнаете по голосу — остальные не наши!         
 
Владимир Усатенко,
Участник ЛПА ЧАЭС, кат. 2 А,
народный депутат Украины I созыва, 
председатель подкомиссии по научным, социальным и
правовым вопросам Чернобыльской катастрофы и
ядерной энергетике Украины в 1990-1994г.


См. также:

"Призрак" четвертой чернобыльской зоны

   

« назад «





Комментарии к статье























































1 — Например, обогащение техногенного урана изотопом 235 в ближней зоне ЧАЭС превышало на порядок его содержание в свежем топливе, что в корне противоречило теории ядерных преобразований в данном типе реактора. В летний период 1987 года на промплощадке ЧАЭС концентрации изотопа Ru—106 превышали на несколько порядков максимально возможные значения.

 

 

 

 

2 — По распоряжению администрации ЧАЭС они были собраны в 2 мешка для отправки во ВНИИАЭС (Москва), но дальнейшая их судьба осталась неизвестной.

 













С. Дали, "Расщепление атома", 1947 г.




































3 — К концу 1991 года было отработано 65102 пробы цезия, 18615 проб стронция и 633 пробы плутония. Кроме того, отработано 30800 проб молока и 6254 пробы картофеля на содержание цезия. При этом, было обследовано 2,9 млн. га сельхозугодий и 4,0 млн. га лесов. Нетрудно подсчитать, что на одну пробу цезия приходится больше ста гектаров лесов и сельхозугодий, на одну пробу стронция — четыреста гектаров, одна проба плутония — на 10 тыс. гектаров. Что касается содержания цезия в молоке, то оно колеблется в зависимости от сезона, и фактически 30800 проб на 2576 тыс. едоков этого молока с цезием давало такое же ясное представление о дозах, как и влияние Тунгусского метеорита на уровень коррупции в Аргентине.

 

 

 

 

 

 

 

 

4 — И эти затраты  не соответствуют сумме, названной Юрием Петровичем, — "в среднем 1,36 тыс. грн./год на одно пострадавшее лицо категории 4". Законом "О государственном бюджете на 2002 год" для злополучной четвертой категории пострадавших общие затраты на льготы и компенсации на протяжении года составляли не округленные автором 1,5 млрд. грн., а 178,6 млн. грн., а на одного пострадавшего это составило 161 гривну в год, или 13,4 грн. в месяц.













Саркофаг над 4-ым блоком ЧАЭС.






























Ликвидаторы аварии на ЧАЭС.


























"Опасная зона! Выпас скота, сенокошение, сбор грибов и ягод запрещены!"