Журнал для интеллектуальной элиты общества  
 
 

Архив статей

 2004 / №03-04

28.02.2005 Апология Толкина <часть 4>
/С. Курий/ "Твое Время" №3-4/2004

ВНИМАНИЕ!
Отредактированную и обновлённую версию книги С. Курия "КУЛЬТОВЫЕ СКАЗКИ" читайте на новом сайте -
ЗДЕСЬ >>>

<<< вернуться к части 3

Профессор был неправ? (фанатики и продолжатели)

"Чтобы суммировать этот параграф, я использовал ощущение,
что величина Толкина почти опасна. Затем я пошел против этого
и решил, что войду в его мир в любое время, которое выберу,
но с золотым правилом (с этим фиалом, мерцающим на моем столе?),
что я должен быть способен вернуться из него, захлопнуть книгу
и встать со стула. Если я не смогу этого, то заслужу неодобрение
автора. Он был честным человеком в реальном мире и не намеревался
заколдовывать кого бы то ни было. Однажды я рассказал ему о
молодом человеке, который думал, что он — Фродо.
"Я разрушил их жизни", безутешно ответил он".
(Д. Сванн, предисловие к циклу песен 
на стихи Толкина "Дорога уходит вдаль")

 "Культ", в принципе, невозможен без сумасшедших. Тем более, что граница между горячим поклонником и фанатом всегда была весьма призрачна. Ну что, в общем-то, плохого в том, что юные люди вместо того, чтобы бить друг другу лица в темных дворах, дерутся на мечах, переодеваются в героев любимой книги, а иногда даже творчески ее дополняют? И тем не менее, среда так называемых "толкинистов" (оговоримся, что здесь мы будем иметь в виду участников "ролевых игр") содержит две противоположные крайности: одни полностью отождествляют себя с героями книги и доходят до такой степени, что даже разговор о погоде переведут на эльфийский язык,13 другие — напротив, Толкина обычно представляют весьма смутно, их привлекает в первую очередь возможность потусоваться и весело провести время.
 Могу сразу сказать: и о первых, и о вторых мне писать скучно, про них и так все пишут. К тому же, я не имел чести близко это движение изучать. Во-первых, хватило и их личной информации, в обилии рассыпанной по Интернету, да пары случайных знакомств, во-вторых, я все-таки люблю КНИГУ и, насколько я понимаю Толкина, она не обязывает сооружать плот и искать в Черном море затонувший Нуменор.14

Самую исчерпывающую информацию о среде толкинистов кратко может дать "жемчужина" их фольклора, известная как "Стадии толканутости":
Стадия первая: Прочитал книгу. Понравилось.
Стадия вторая: Толканулся сам — толкани другого.
Стадия третья: Съездил на ролевую игру.
Стадия четвертая: Национальность — эльф. В паспорте — "Гэндальф".
Стадия пятая: Профессор был неправ. Все было совсем по-другому…
Стадия шестая: "У-у-у-у-у, ненавижу толкинистов, они в нас играют!".


 Я, к своему стыду, завис где-то между первой и второй стадиями. Следующие две мне просто не интересны, а шестая — это по части психиатров. Остается коснуться пятой стадии, и вот почему.
 Молодой поклонник Толкина, попадая в "толканутую" среду, испытывает обескураженность. Не успевает он толком обдумать оригинал, как "продвинутые доброжелатели" со всех сторон вываливают ему на уши такой "ушат" трактовок Средиземной истории, что об адекватном восприятии "ВК" говорить уже нечего. Если "толкинист" не "потоптался" своими хилыми ножками на томике трилогии, то это уже как бы и не "толкинист".
 Попытки переписать или продолжить "ВК" (или "Сильмариллион") ведутся с самого начала "ролевого движения" и то, к чему это приводит, непосредственно с этим движением и связано. Просто в любой игре, кто-то должен играть за "ковбойцев", а кто-то за "индейцев". Вот и в "ролевухах" по Толкину многим приходилось перевоплощаться в "темные силы". Но ведь как защищать родного "Черного Властелина", если по книге он явный урод и мерзавец? Стали возникать сначала самооправдательные трактовки (мол, эльфы тоже не ангелы, и в "Сильмариллионе" это действительно так), затем — целые легенды о том, "как было на самом деле" и, наконец, полновесные художественные версии "правдивых" событий. Как учил нас великий Гэндальф, "опасно целиком погружаться в изучение хитростей Врага и его деяний, какой бы доброй ни была твоя цель!".

 Извиняюсь за "инквизиторский" лексикон, но первое широко известное "грехопадение" безусловно принадлежит Нику Перумову, заработавшему неплохой капитал (в первую очередь известность) на продолжении "ВК", а затем показавшему (умеющим видеть) свою полную литературную несо(само)стоятельность. Его книга называлась "Кольцо тьмы" и была мгновенно прочитана всеми "толкиноманами" СНГ (включая вашего покорного слугу). Впрочем, в первых двух томах цикла Перумов достаточно тактично СТАРАЕТСЯ обходиться с классической расстановкой сил в мире Средиземья. Книга описывает события, происходящие через триста лет после событий "ВК", и повествует о том, как одному человеку удалось собрать назгульские кольца, возродить Кольцо Всевластья и поднять на борьбу народы Востока, ненавидящие эльфов. Несмотря на то, что новый Кольценосец Олмер, фигура неоднозначная и описан с большой симпатией — он, по большому счету, все равно несет зло, а шаблонный хоббит Фолко сотоварищи — добро. Шаблонное добро и симпатичное зло — догадываетесь, чем попахивает? Родным, "слегка аморальным" постмодернизмом, о котором я упоминал в прошлом номере журнала. А когда в мире Толкина внезапно появилась "третья сила" — какой-то Золотой дракон Орлангур, "хранящий равновесие" — запахло дилетантской философией фэнтези. Но в целом Перумов основных правил приличия не нарушил. Правда, сам стиль книги пронизан банальностями, язык довольно беден (например, постоянно встречаются "натруженные ноги" героев), несколько утомляют читателя ненужные ответвления сюжета (например, поход героев в Говорящую Башню Ортханка) и обилие "воды". Но эта книга была первой в своем роде и снискала свою долю внимания.
 И вот Перумов издал третий том продолжения — "Адамант Хенны"… и, что говорится, открыл свое лицо. Дракон Орлангур, хоббит Фолко и вся "темная братия" (теперь, безусловно, признанная автором положительными героями) устраивают потасовку с самими… валарами, "вредными и противными"!

 "— Началось, — прошептал Саруман. — Ну что ж, мы еще посмотрим, способен ли я на что-нибудь, кроме как задирать лапу у забора! — И он принялся засучивать рукава, словно деревенский драчун…  
 — В круг! — хрипел Олмер, чуть ли не силой расталкивая опешивших соратников по местам. И — успел в последнюю минуту.  
 Кто знает, как задумывали Валар это сражение. Наверное, полагали они, Золотой Дракон станет легкой добычей, а со всеми его спутниками играючи справится любой Майа.  
 Но все случилось не так. Фолко не видел Битвы Сил, но по тому, как дрожала земля и оползали холмы, раскалываясь на глыбы, по тому, как тьма заволакивала солнце, он понял — у Валар не получилось легкой прогулки".
(Н. Перумов "Адамант Хенны")


 Впрочем, достаточно о Перумове. Лучше обратиться к "чистейшей прелести чистейшего образца" — "альтернативной истории" Средиземья Н. Васильевой — "Черной Книге Арды". Если Перумов выступил в роли "Змея Искусителя", то Васильева решила стать "Антихристом". Мне эту книгу осторожно и хитро порекомендовали, как взгляд на события Средиземья, изображенные со стороны темных сил. И что же я увидел?
 Ну, о философской подоплеке книги говорить особо не стоит. Переписанная заново космогония настолько запутана, что у меня есть большое подозрение, что автор сама не понимала многое из того, что писала. В течение всего чтения меня постоянно раздражал стиль — не лишенный больного воображения, но уже глубоко пораженный "толканутостью шестой степени". То, что это писала женщина можно было угадать и без взгляда на обложку — слишком уж напыщен и сентиментален был (с)тон повествования (в стиле "нас гнобили-гнобили, мы рыдали-рыдали").15 А рыдать и правда повод был не только у Васильевой, но и у меня, читавшего эту "черную библию", только я рыдал от смеха.
 А что прикажете делать, когда писательница решила просто переписать Толкина "наоборот", механически поменяв черное на белое, добро на зло. В итоге Мелькор (оказывается, не "восставший в мощи", а "возлюбивший мир") превращается в самого настоящего Прометея с байроновским челом, Дедушка Илюватар — в старого маразматика, а валары — в кучку самодовольных туповатых инквизиторов. Далее — в том же духе: валары делают глупости (мешают нормальной биологической эволюции со своими светильниками, портят все и гадят), а Мелькор пытается им воспрепятствовать. За что бедный "Прометей" бывает нещадно бит садистом Тулкасом и скован другом Ауле (надо понимать, "Гефестом"). Но самое смешное — это бесконечно убиваемые подлыми эльфами (обычно в спину) парламентеры Мелькора, который после каждого такого безобразия бьет себя в грудь и слезно кричит: "Нет! Я не хочу войны! Пошлите еще делегацию!". И лишь когда количество убитых парламентеров начинает зашкаливать, наш "миролюбец", скрепя сердце, начинает войну. Пленившие Мелькора валары у Васильевой явно обладают садистскими наклонностями: Черного Властелина, прежде чем выбросить за Круги Мира, сковывают раскаленной (!) цепью, ослепляют (!!), а на лоб одевают раскаленный шипастый венец (!!!). Ничего не напоминает? А в книге еще немало подобных кощунственных христианских аллюзий + байроновские мотивчики + напряжение мексиканского сериала + сборник напыщенных банальностей, собранных из кино и литературы.

 Первые попавшиеся цитаты из наугад раскрытой "Черной Книги Арды":

"Мелькор понимал, что в этой Войне Гнева Люди станут его союзниками, как прежде — Эльфы Тьмы. Знал то, что им не выстоять, как не выстоит и он сам.
 "Все, кто шел за мной, приняли смерть. Кровь их — на мне." Он не мог ни забыть, ни простить себя. Память горячим комком стояла в горле, жгла грудь, красно-соленой болью стыла на губах — словно ему дали испить чашу горечи, чашу теплой крови.
 "Любой ценой — вывести их из-под удара. Спасти. Любой ценой. Прикажу -— уходить. Великим Валар, — он усмехнулся холодно и страшно, — нужен только я…".

 "— …Нет, Учитель! — простонал Гортхауэр (одно из имен Саурона — С.К.), впервые — вслух — назвав Мелькора так. Сколько раз рвалось из сердца это слово, но когда смотрел в холодное властное  лицо, губы сами произносили: Повелитель. Знал ли, что за стальной броней всевластной воли - душа, ранимая, истерзанная? Нет; не смел даже подумать.
 "…Ученик мой… не надо, прошу тебя… нет никого дороже тебя… Я ведь люблю тебя, и я — твой палач…".

 "…Деяния идущих путем Тьмы и Света, деяния славы и позоpа, деяния спpаведливости и беззакония, добpа и зла — обо всем этом говоpит Книга. Можно скpыть деяние от людских глаз и от глаз Бессмеpтных, но читающий Книгу увидит истину…".

 Аминь. В общем, мрачный сектантский бред, временами смешной, временами утомительный. Да и что можно сказать о Васильевой, если она всерьез считает себя "ученицей Мелькора", книги Толкина для нее лишь "материал для работы", а "Сильмариллиону" нельзя верить, так как это "летопись победителей"? Алло! Ноль три?


 Следующую книгу-продолжение под названием "Последний Кольценосец" авторства Еськова я подержал в руках ровно столько, чтобы понять, что еще одного такого издевательства над миром Толкина я не выдержу. Конечно, я понимаю, что на готовом и раскрученном брэнде легко сделать имя и деньги. Ведь гадить в чужих мирах "кому ума не доставало". При этом я прекрасно понимаю, что ни "попсовик" Н. Перумов, ни одержимые "сектанты", вроде Н. Васильевой, неуязвимы для моих "уколов". Да и не для них они предназначены. Уважаемый читатель! Чепуха вся эта их "заливная рыба". Только время потратите. Я на Еськове, вон, денька два сэкономил. Лучше анекдоты почитайте…

Толкинистские анекдоты

 Великий волшебник Гэндальф Серый очень любил пускать колечки. Бывало, упустит, а потом целую эпоху везде ищет.

 Закинул старик Горлум в Андуин свой невод. Приплыло к нему Колечко, спросило:
 — Чего тебе надобно, старче?
 — Рыбки-с-с…

 У себя в Интернет-кафе "Гарцующий Пончик" Лавр Наркисс держал несколько машин со специальной версией Windows, у которой были круглые окна — а вдруг хоббиты пожалуют?

 Заметка в газете "Голос Дарина": "Вчера в Мории было открыто новое перспективное месторождение Балрогов. По оценкам специалистов, его хватит на перекраску от 30 до 40 Гэндальфов."

 Когда слуги Саурона поймали Горлума, то Кольца при нем не обнаружили. Зато нашли коробку мормышек, металл которых показался Черному Властелину до боли знакомым… 

 Спросил папа Эру маленького Мелкора:
 — Кем ты хочешь быть, когда вырастешь ?
 — Полководцем. Хочу всех побеждать.
 — А если тебя победят ?
 — Кто ?
 — Враг.
 — Тогда я хочу быть Врагом.

 Вопрос: Что общего у Гэндальфа и Майкла Джексона?
 Ответ: Они оба стали Белыми!

 Так вот ты какой, Палантир — телевизор с суперкруглым экраном!

 Орочье приветствие в Кирит-Унголе: — Шелоб алейхем!

 — Что лучше мифрильной кольчуги ?
 — Кольчуга Всевластья. 

 Возложил Арагорн руки на чело Фарамира и молвил:
 — Фарамир, пробудись!
 Фарамир открыл глаза и спросил слабым голосом:
 — Ты звал меня, Государь? Я слушаю.
 — Да мне, собственно, ничего от тебя не надо, — смутился Арагорн.
 — Тогда чего звал? — проворчал Фарамир и умер…

 Светлый Совет Средиземья был очень обескуражен известием, что Черный Властелин за последнее время сильно убавил в росте и отрастил шерсть на ногах…



Кино и хоббиты

"Законы повествования кино не так уж сильно отличны от литературных,
и слабость плохих фильмов часто в преувеличении и во внедрении
ненужных деталей, что происходит от непонимания сути оригинала".
(Д. Р. Р. Толкин)

"Зла не узрим мы, ибо зла истоки
не в Божьей мысли, но в недобром оке.
Зло в выборе недобром и стремленьи,
не в нотах зло, но в безголосом пеньи!"
(Д. Р. Р. Толкин "Мифопоэйя", пер. С. Степанова)

 Но Мелькор с ними, с "фанатиками" и "еретиками". Все-таки это явления маргинальные и ограниченные, хотя часть читателей они могут и отпугнуть (или привлечь, во многом исказив восприятие). Последний самый неприятный сюрприз трилогии Толкина уготовила массовая культура. Вы уже поняли о чем пойдет речь…
 Попытки экранизировать "ВК" делались и раньше. Первая — в 1957 г. — так и осталась попыткой, ибо стоило Толкину прочитать сценарий, как он пришел в тихий ужас. Орлы из благородных птиц превратились во вьючных лошадей, на которых герои фильма разъезжают почти все время, а эльфийские лепешки лембас назывались "пищевым концентратом".

Из комментариев Д.Р.Р.Толкина по поводу киноверсии "ВК":
 "...каким же это образом можно оседлать орла Мглистых Гор в Шире? Это полный абсурд… Радагастом зовут не орла, а мага, причем в книге упоминаются несколько орлиных имен.
 …Назгулы не визжат, а зловеще молчат. Арагорн не бледнеет от страха. Назгулы подкрадываются пешком, а не "пришпоривают коней". Нет никакой битвы. Сэм не "втыкает меч в бедро назгулу", и это не "спасает жизнь Фродо". (Если б он и вправду ранил назгула этим мечом, эффект был бы тот же, что и в 3-ей книге: назгул был бы сражен, а меч бы растаял).
 …Почему у Ц. (Циммермана — сценариста — С. К.) орки с клювами и перьями? Про орков ясно сказано, что они — грубая пародия на людей и Эльфов. Орки кряжистые, приземистые, желтокожие, с приплюснутыми носами, широкими ртами и узкими глазами. В них видишь доведенные до предела, наиболее низкие и отвратные черты самой неприятной (для европейцев) разновидности монголоидного типа…
 …Балрог не разговаривает, и вообще не издает ни звука. И никакого злорадного смеха мы от него тоже не слышим. Может быть Ц. считает, что он знает о Балрогах больше меня, но он не должен рассчитывать, что я с ним соглашусь…
 …я бы убрал Горнбург (имеется в виду битва в Хельмовом ущелье с полками Сарумана — С.К.), так как эта глава стоит в стороне от главного сюжета, и это дает дополнительный выигрыш: когда мы позже дойдем до Пеленнора (а этому сражению надо будет действительно уделить максимум внимания), эффект не будет притуплен оттого, что мы уже видели большую битву до этого, а все битвы, как правило, похожи.
 …Ц. очень нравятся слова "гипноз" и "гипнотический". В моей книге нет никакого гипноза, ни реального, ни научно-фантастического. Саруман не гипнотизировал своим голосом, а убеждал. Главной опасностью для тех, кто его слушал, было согласиться с его аргументами, а не впасть в транс. У слушающих всегда была возможность противостоять его аргументам с помощью воли и рассудка. Саруман мутил именно рассудок".


 "Мутить рассудок" умеет не только Саруман…
 Слухи об очередной попытке масштабной экранизации "ВК", три года назад потревожившие мир, сразу вызвали опасения. Понятно, что дорвавшиеся до компьютерных технологий "киношники" не могли обойти вниманием "культовую" книгу. То, что за дело взялись голливудские мастера уже автоматически выносило ей приговор. К тому же было ясно, что, как ни сними "ВК", большая часть поклонников останется недовольной (у каждого давно сложилось свое представление о трилогии).  Радовало только то, что режиссер Питер Джексон (известный съемками добротных "кинострашилок") отказался ужать трилогию до одной серии и решил снять длительную трехсерийную версию.
 Однако, несмотря на мой скептицизм, режиссеру удалось поразить не только меня, но и подавляющую часть "нетолканутых" зрителей. То, что сюжет будет искажен, акценты поставлены с ног на голову, а актеры неадекватны, я ожидал. То, что это будет привычный поверхностный "боевик" с богатыми декорациями,15 лихой и глупый, я тоже ожидал. Но я не ожидал, что Джексон осмелится придать экранизации "серьезную" и "глубокомысленную" (в его понимании этих слов) мину. Будем справедливы, он старался. Как старается какой-нибудь исполнитель гнусавых любовных песен исполнить арию Ленского. В результате зритель получил что-то совершенно невнятное. Поверхностностью и "попсовостью" Голливуд был славен всегда, но по крайней мере никогда не был откровенно скучным. Джексону удалось превратить СОКРАЩЕННЫЙ вариант достаточно сюжетной и увлекательной сказки во что-то невразумительно нудное и скомканное. Я — любитель Толкина — два раза засыпал во время просмотра! Что уж говорить о несчастном зрителе, ни слухом, ни духом не ведавшем ранее о "великой трилогии"? Один из таких зрителей в сердцах отозвался об этом фильме так (нецензурные моменты опускаю): "Пошел я на эту фигню. Думал там какая-то фантастика интересная. А там ничего понять нельзя. Два каких-то придурка шли к какому-то чучелу три часа, да так и не дошли". То есть, человек даже не понял, что это лишь первая часть трилогии. Фильм-то рекламировали мощно, но о пояснениях не особо заботились.
 Вторым, по-моему, совершенным промахом явились неудачные трактовки образов героев, начиная от подбора актеров и заканчивая психологическими портретами. Истеричная и страшноватая Галадриэль (видимо, так по мнению режиссера должна вести себя настоящая "колдунья"), перепуганный с детства Фродо, постоянно впадающий в "зомбиобразное" состояние, оживший "голем" Грима (по книге личность неприятная, но не до такой же степени!), невыразительный и жалкий Арагорн, в котором ни на йоту не проступает ни суровость, ни королевское величие, хилые энты, превращенные в каких-то "старичков-лесовичков" и т.д, и т.д, и т.д…
 Не обошлось и без политкорректности. Негры-харадцы на слонах превратились в чистых арабов, а "уродливые монголоиды" орки стали обычными "чудиками". Удовлетворили и феминисток. Одной девы-воительницы Эовин оказалось мало, и решили сделать"супервуменшу" из возлюбленной Арагорна — Арвен (в книге — персонажа прекрасно-неземного, изображаемого вскользь и окутанного флером таинственности). В фильме "неземной персонаж" с поцарапанным лицом и ножичком в руке почему-то спасает невменяемого Фродо от Черных Всадников. Странно, как отец Арвен мог допустить, чтобы при наличии более могучих воинов его единственная дочь рисковала собой. К тому же в книге Фродо скачет сам, и сам борется до последней минуты (это очень важный момент!).
 Подобных неоправданных искажений сюжета в фильме "куча мала". Чего стоит только предсмертная речь Боромира, обращенная к Арагорну. В оригинале она звучит лаконично и горько, как и подобает суровому вояке: "Я пытался отобрать у Фродо Кольцо. Я признаю свою вину. Я заплатил за это. Прощай, Арагорн! Иди в Минас-Тирит, спаси мой народ! Я проиграл". В фильме же "нордический" воин разводит настоящие нюни: "О, Арагорн! О, мой король, мой капитан! Прости меня!…" и т.п. Индийский фильм, честное слово. Любовь умирающего Боромира к своему сопернику вспыхивает так же ярко, как и незадолго до этого ненависть, когда он швыряет обломки легендарного меча (в книге эмоции ЗНАЧИТЕЛЬНО спокойнее, а сцены с мечом вообще нет).
 Совершенно безобразной является и ритмика фильма. Детальное и вполне сносное начало с момента выхода хоббитов из Шира превращается в настоящий сумбур и кавардак. Во время путешествия в горах сюжет опять замедляется, но не успевает зритель задремать, как начинаются гонки по подземельям Мории. Акценты в фильме расставлены также странно. Скажите, зачем перед появлением балрога надо было пугать зрителя обваливающимися лестницами и мостами (в книге этого, естественно, нет)? Поэтому, когда огненный демон (одна из самых напряженных сцен) все-таки появляется, то у зрителя уже не остается сил пугаться. То же и с битвами: битва в Хельмовом ущелье — затянутая и утомительная — сводит на "нет" сражение у стен Минас-Тирита. А куда исчезла такая благодарная для кино сцена противостояния Гэндальфа Белого и Черного короля назгулов? Лично я не могу этого понять, ни с точки зрения читателя, ни с точки зрения "Голливуда"…

 Писать о недостатках сего творения можно бесконечно долго, но это все равно не помешало фильму получить-таки долгожданные "Оскары". Лучше бы они достались тому же "Гарри Поттеру" (фильм этот, возможно, и не явление в кинематографе, но уж точно более ЗАНИМАТЕЛЕН и более АДЕКВАТЕН первоисточнику, нежели "ВК").

 Зато полностью адекватным уровню экранизации оказался знаменитый "гоблинский" перевод, сделанный отечественными "затейниками". Здесь Гэндальф, падая с моста, кричит своим спутникам: "Тикайте, хлопцы!", эльф Леголас говорит с эстонским, а гном Гимли (Гиви) — с грузинским акцентом, а Фродо (Федор Михалыч) и Сэм (Сеня Ганджибас) уходят в Мордор под веселые звуки песенки Наташи Королевой "Маленькая страна". В этом варианте фильм Джексона смотреть вполне можно, что всем и рекомендую.


 Конечно, то, что экранизация "ВК" мне не понравилась — дело десятое. Ну, не понравилась — так не понравилась, на всех не угодишь. Для тех, кто читал оригинал, данная экранизация ничего не добавит и не убавит. А вот люди, не знакомые с книгой, надолго окажутся под воздействием фильма, даже если книгу они все-таки прочтут. Ведь иногда даже плохие иллюстрации могут изрядно подпортить восприятие текста. Умный же человек после подобного кино может вообще отказаться от знакомства с трилогией.
 Но вины Толкина здесь нет. И думаю, мне удалось это доказать.

Сергей Курий


Статьи рубрики "КУЛЬТОВЫЕ СКАЗКИ":


Гарри Поттер - мальчик, который "выжил"
 
Приключения Незнайки в СССР и СНГ

Как попасть в Зачарованное Место (Винни-Пух и всё-всё-всё) 

Апология Толкина 

Глупости Чарлза Лютвиджа Доджсона (два сна и одна охота)

"Был поленом — стал мальчишкой…"

В сказке, как в жизни (пьесы Е. Шварца)

Сюжеты на все времена (сказки Ш. Перро)

Полёт Гадкого Утёнка (сказки Х. К. Андерсена)

Льюис, Нарния и распятый Лев 

"Он улетел, но обещал вернуться…" (сага о Карлсоне) 

Фантасмагория реальности (сказки Э.Т.А. Гофмана)

Зоркое сердце Экзюпери 

Не просто сказки Редьярда Киплинга

Правда о бароне Мюнхгаузене
 

   

« назад «





Комментарии к статье






Участники "ролевых игр" по мотивам книг Толкина.








13 — Таких оригиналов сами "толкинисты" иронически окрестили "Дивными".

 

 

 


14 — "Их волнует искусство, а они не понимают, что их волнует, и упиваются этим. Многие молодые американцы вовлечены в эти истории так, как я никогда не был".
(Д.Р.Р.Толкин)



















































































15 — Видимо поэтому Васильева нередко печаталась под помпезным псевдонимом Ниэнна. Ведь Ниэнна в "Сильмариллионе" — валар, "оплакивающая  каждую рану, нанесенную Арда Мелькором". Правда, Васильева решила "оплакивать" кипящими слезами экзальтированной барышни самого Мелькора. Куда там Толкину с его жалким Милосердием! 
























































Шарж на Д.Р.Р.Толкина.



























"— О, валары! И кого только я веду на гондорский трон!".






Впрочем, лучше уж простофиля, чем такой психический маньяк, как Дэнетор…







Не женское это дело, красавица, зомби мохнатоногих от бандитов спасать… Иди к папке, он в гневе пострашней назгула!








Монголоидные черты с трудом просматриваются в этом "симпатичном" лице…










Эовин напоминает не "холодную гордую деву Рохана", а вполне теплую, любвеобильную селянку "в летах".






15 — Хотя и в том, и в другом режиссер преуспел. Но если декорации, компьютерные дворцы на фоне благодарной новозеландской природы ему действительно удались, то битвы оказались чересчур затянутыми.











Не стрелять! Мы — редкий вид — мастодонты Харадские.












Человек с таким лицом, как у королевского советника Гримы (в книге — "худощавый человек с бледным умным лицом и тяжелыми веками") вряд ли прошел элементарный "фэйс-контроль".













Только бы не обесточили Останкино!














"I'm be back!"… или это из другой оперы? До боли напомнило…