Журнал для интеллектуальной элиты общества  
 
 

Архив статей

 2006 / №03

14.10.2006 Украинские хиты второй половины ХХ века, часть 1
/С. Курий/ «Время Z» №3/2006

 Основой любой национальной культуры, безусловно, является язык. Но не менее важна и обратная связь, ведь именно культура — прибежище, хранилище языка. Поэтому недавний шум, поднятый вокруг украинского языка политиками, на самом деле ни в коей мере не способствует ни его защите, ни его пропаганде. Никакие госуказы или призывы лидеров партий (которые нередко сами довольно безграмотно говорят на "мові") не в состоянии переломить ситуацию, если на этом языке не будут появляться талантливые произведения искусства, лишенные комплексов "пригнобленості" и "містечковості". Я уже когда-то писал, что Гоголь, Шевченко, Ивасюк и группа ВВ сделали для популяризации украинского языка в сто раз больше, нежели все представители "дремучего национализма" вместе взятые.1
 Вот почему критерием отбора песен для этой статьи стала не только их украиноязычность, но и широкая известность за пределами страны. Нет сомнений, что самыми яркими и известными хитами Украины были и остаются народные песни, но для их исследования у меня недостаточно опыта и материала. Пришлось остановиться на авторских композициях, историю которых можно более-менее проследить и восстановить.
 Недостатки (или, точнее, недостачи) данной статьи можно оправдать афоризмом Козьмы Пруткова про невозможность объять необъятное. Поэтому мой перечень украинских хитов далеко не полный. Пришлось пожертвовать такими известными песнями, как "Смерека", "Край, мій рідний край", "Ой, летіли дикі гусі" и др. Причина банальна — не успел собрать достаточно материала. Надеюсь, читатели меня простят…
 И еще одно замечание, думаю, не лишнее. В украинских СМИ как бы "де-факто" утвердилось мнение о целенаправленной травле советской властью всего национального. Конечно, идеологическое  давление в те времена было во всех сферах, но… Во-первых, давление это оказывалось на все нации, без исключения. Во-вторых, самую жестокую травлю талантливых украинских исполнителей устраивал не "московский центр", а власти на местах, то есть, свои. Их рвение, причиной которого иногда была просто мелкая зависть, превосходило все границы. И наоборот, нередко случалось, что именно Москва давала "зеленый свет" украинским песням. Обо всем этом свидетельствует множество фактов, которые слились в единую картину при подготовке данной статьи. А русский народ, невзирая ни на чью политику, как любил украинские песни, так и любит. Любит и за славянскую схожесть, и за национальное отличие.


Андрей Малышко, Платон Майборода —
"Пісня про рушник" (1959)

"Рідна мати моя, ти ночей не доспала
Ти водила мене у поля край села.
І в дорогу далеку ти мене на зорі проводжала,
І рушник вишиваний на щастя, на долю дала…".

 Национальный протест и критика власти в официальном украинском искусстве советского периода, как сами понимаете, были запрещенной темой. Однако и славословия КПСС в устах украинских поэтов народной популярностью никогда не пользовались, как все мертвое и казенное. Где уж тут место для проявления национального духа…
 Оставалась лирика, которая была и есть одной из сильнейших сторон украинской песни, и именно в ней на долгое время обрел прибежище и язык, и традиции, и то, что называют национальной душой. Одной из самых глубоко украинских и лирических песен стала "Пісня про рушник".2
 Оба автора этого маленького шедевра родились в музыкальных семьях (не по образованию, а по духу, что, впрочем, в украинских селах не редкость). Родители будущего композитора — Платона Майбороды — пели в церковном хоре, а его дядя славился тем, что мастерил музыкальные инструменты. Сам Платон решил с любительством покончить, и поступил в Киевскую консерваторию.
 Андрей Малышко тоже обожал музыку — его мать прекрасно пела, а сам он в детстве частенько поигрывал на гармошке во время сельских свадеб. Правда, Андрей терпеть не мог печальных концовок в песнях, и обязательно переделывал их на счастливые. Тем не менее, любовь к слову победила любовь к музыке, и наш герой поступил на литературный факультет Киевского института народного образования.
 Как известно, украинская поэзия сама по себе чрезвычайно музыкальна. И Андрей Малышко уже в самом названии стихотворения — "Пісня про рушник" предопределил его судьбу. В 1959 г. П. Майборода написал музыку на это стихотворение, и песня стала в его творчестве самой известной и любимой.3 Степень национального колорита  песни легко проверить тем, насколько адекватно ее можно перевести на другой язык, хотя бы на родственный русский. Трудности возникают уже при переводе названия — "Песня про… полотенце"? Оказывается, слово "рушник" изначально непереводимо, ибо наполнено для украинца огромным историческим и ритуальным смыслом.
 Рушник — это не просто вещь быта, это глубоко национальный символ. Символ непрерывающейся связи между поколениями семьи (в узком смысле) и традициями народа (в смысле широком). Рушниками на свадьбах перевязывали молодоженов, а на похоронах на них же опускали гроб, после чего повязывали рушники на могильные кресты. Для своего стихотворения Малышко выбрал обычай проводов сына, когда он покидает родительский дом. Перед этим мать своими руками вышивала рушник и передавала его своему ребенку, как частицу самой себя. А акт передачи был своеобразным родительским благословлением — "на щастя, на долю дала".
 И напоследок хотелось бы на примере этой песни показать, как талантливые и популярные произведения легко меняют любые правила, в том числе и языковые. Ведь уже мало кто помнит, что до знаменитого хита Малышко / Майбороды говорили "рушник вишИваний", а не "вишивАний". Так поэт одним движением пера изменил ударение в слове, которое ныне только так и произносится.4

Игорь Шамо, Дмитрий Луценко — "Києве мій" (1962)

"Грає море зелене,
Тихий день догора.
Дорогими для мене
Стали схили Дніпра,
Де колишуться віти
Закоханих мрій…
Як тебе не любити,
Києве мій!"

 А вот хит, который по праву стал одновременно и народным, и официальным. Наверное, если бы авторские права соблюдались во всей полноте, наследники композитора Игоря Шамо были бы в числе богатейших людей Украины. Ведь каждый час куранты Дома профсоюзов на Майдане Незалежности уже не один десяток лет воспроизводят рингтон своеобразного столичного гимна "Як тебе не любити, Києве мій". А ведь, надо сказать, на роль музыкального символа Киева долгое время претендовала "Пісня про Київ" ("Білі каштани…"), упомянутого выше тандема Малышко / Майбороды.
 Так и было до 1962 года, когда столице Украины присуждали очередной орден, и министр культуры Ростислав Бабийчук вызвал к себе уже именитого к тому времени композитора Игоря Шамо и ЗАКАЗАЛ ему написать к торжественному событию еще одно посвящение Киеву. Времени на создание песни было отведено мало. Шамо срочно вызывает своего друга — поэта Дмитрия Луценко. Они затариваются чаем и "Беломором" и начинают всенощное творческое бдение.
 Утром песня была частично готова, и композитор исполнил ее своей жене. Людмиле Шамо песня сначала не понравилась — в том смысле, что она посчитала ритм вальса не очень-то подходящим для официального торжества. Но делать было нечего, и авторы понесли свое творение в Министерство культуры. Бабийчук развеял сомнения, заявив, что песня прекрасная. Правда в ней не хватало одного куплета, и Луценко дописал его прямо в министерском кабинете.

 О том, как родился знаменитый рефрен Игорь Шамо рассказывал следующее:
 "Как была написана эта песня? Ну, конечно, найти такие слова, которые бы стали крылатыми, очень трудно, особенно в песне. Эти слова — "Як тебе не любити, Києве мій" — знает каждый из нас. Когда мы с Дмитрием ходили по Днепровским кручам и думали о том, как бы написать такую песню, с чего начинать, где-то мы услышали слова, которые кто-то произнес: "Як таке місто не любити?" — и появились слова: "Як тебе не любити". Рецептов создания песен не существует. Единственное, что могу сказать: нам очень приятно, что эта песня прошла испытание временем".


 Первым будущий хит исполнили дуэтом Юрий Гуляев и Константин Огневой в сопровождении оркестра украинского радио под дирижерством Вадима Гнедаша. С тех пор "Києве мій" — безусловный и непревзойденный музыкальный символ столицы, хотя Шамо написал еще много посвящений любимому городу: "Тільки в Києві", "Зорі яснії над Дніпром", "Київ — це місто любові", "Дніпровський вальс"…
 Еще в 1958 году Игорю Шамо было сделано заманчивое предложение — председатель Союза композиторов СССР Тихон Хренников звал его в Москву. Это был прямой путь к всесоюзной карьере, но Шамо отказался, ибо не представлял себе жизнь вдали от родного города. Так что в искренности его песен о Киеве сомневаться не приходится.


Василий Михайлюк, Николай Юрийчук —
"Черемшина" (1965)

"Знов зозулі голос чути в лісі,
Ластівки гніздечко звили в стрісі.
А вівчар жене отару плаєм,
Тьохнув пісню соловей за гаєм

 Всюди буйно квітне черемшина
 Мов до шлюбу вбралася калина.
 Вівчара в садочку, в тихому куточку,
 Жде дівчина, жде…".

 Два года назад ушел из жизни Василий Филиппович Михайлюк, автор одной из самых красивых песен Буковины. Думаю, что не слишком погрешу против истины, если скажу, что успех его "Черемшины" вдохновил тогда еще совсем юного Володю Ивасюка на создание небезызвестной "Червоной руты" и вообще предопределил будущее украинской эстрады.
 Родился Василий Михайлюк в селе Вашкивцы на Буковине. Семья Михайлюков не могла по причине бедности профессионально обучать сына музыке, хотя уже в детстве маленький Васыль вбивал на пороге гвоздики, натягивал между ними нити и "музицировал" на этом подобии цимбал.
 Первое музыкальное крещение он получил уже в лихие военные годы, когда в качестве сына полка принимал участие в выступлениях духового оркестра. Не удивительно, что первой написанной Василием песней стал марш. Но не марши прославили будущего композитора…
 В 1952 г. Михайлюк возвращается в родное село, но и там не забрасывает музыку — наоборот, организует и возглавляет сельский хор и оркестр. Через три года о хоре Михайлюка уже слышали во всей республике.
 И вот одним летним днем 1964 г. в гости к композитору нагрянул его поэт-односельчанин Николай Юрийчук. В руках он держал чарующий своей буковинской колоритностью текст про черемшину и влюбленную в овчара девушку. Но так как это не был заказ от Министерства культуры, с написанием музыки Михайлюк спешить не стал. Он говорил: "Пока музыка не прозвучит во мне — за инструмент не сажусь. Песня должна РОДИТЬСЯ. Особенно припев, на который приходится кульминация произведения".
 Зазвучала песня лишь тогда, когда ясным весенним днем Михайлюк отправился на луг нарезать прутьев для садовой клумбы. Дойдя до речки Глыбочка, он вдруг, будто бы впервые, увидел буйно цветущую черемуху-черемшину и услышал ее аромат. Забыв про прутья, композитор кинулся домой, добежал до фортепиано и тут же без единой правки сыграл первый и окончательный вариант будущего хита.

 "Я всегда вижу перед собой то, о чем пишу. К природе отношусь священно. Терпеть не могу, даже когда царапают деревья. Я с природой разговариваю. И все мои песни — как частица невыразимо красивой природы нашего края".
(В. Михайлюк)


 Первой "Черемшину" исполнил, конечно же, сельский хор и самодеятельная певица Нина Нечипоренко. Но настоящая слава пришла, когда на праздновании 25-летия присоединения Буковины к Украине ее исполнил Дмитрий Гнатюк. Праздничное действо проходило на стадионе в Черновцах и, отснятое на пленку, облетело всю страну. Вскоре слава песни выплеснулась и за пределы СССР. "Черемшина" была популярна в Болгарии, Польше, Югославии, Венгрии, а в 1967 году во Франции ее даже назвали "лучшей песней года". Песне удалось покорить и страну восходящего солнца. Японский вокальный квартет "Royal Knights" ("Королевские рыцари") исполнял ее… на японском языке. Вот уж не представляю, как они перевели "в стрісі" или "тьохнув"! В 1968 г. японские исполнители даже лично приехали на Буковину, чтобы познакомиться с автором.
 После успеха "Черемшины" композитор получил персональную пенсию республиканского значения, не говоря уже об авторских гонорарах за ее исполнение. Мечта сельского музыканта-самоучки сбылась. Сегодня "Черемшина" наиболее известна в исполнении Софии Ротару.


Владимир Ивасюк —
"Червона рута", "Водограй" (1970)

"Червону руту
Не шукай вечорами, —
Ти у мене єдина,
Тільки ти, повір.
Бо твоя врода —
То є чистая вода,
То є бистрая вода
З синіх гір".

 Родиной следующего песенного гения Украины также была Буковина. О Владимире Ивасюке сегодня пишут много и, стоит сказать, что восторгаются его творчеством вполне заслуженно. Именно Ивасюку было суждено найти ту нить, которая смогла органично соединить фольклорный колорит с современной эстрадной формой. Помню, как еще совсем маленьким я отплясывал под мелодию "Червоной руты", льющейся с пластинки, которую отец добыл с немалым трудом. Думаю, многие тогда в Советском Союзе ломали голову над тем, что же это за рута такая.
 В свое время этого не знал и сам автор песни. Началось всё с того, что юный Володя обнаружил у своего отца — Михаила Ивасюка — сборник коломиек XVIII–XIX вв., а в сборнике — такие строки:

 "Ой ходила, говорила гільтайова мати,
 Назбирала троєзілля мене чарувати,
 Назбирала троєзілля червону рутоньку,
 Та й схотіла зчарувати мене, сиротоньку".

 Бывает, что определенные строки и даже отдельные слова оказывают на читающего просто волшебное воздействие. Когда-то профессора Толкина очаровало слово "Эарендиль", и закончилось это всё "Властелином колец". Вот и Ивасюк оказался так очарован загадочной "червоной (в древнерусском варианте — "черленой") рутой", что бросился путешествовать по горным селам, чтобы узнать истоки этого прекрасного образа. И вот в селе Ростоки Путильского района Черновицкой области Владимир записал древнюю легенду, весьма схожую с легендой о цветке папоротника в Купальскую ночь.

Легенда:
 "Зеленый цвет руты, что густо покрывает горные полонины, обычно цветет желтым цветом. Но случается, хотя и очень редко, что цветет красным. Девушке, которой посчастливится найти и сорвать этот волшебный цветок, суждено самой расцвести, будто цветок, и своей красотой приворожить любого парня".


 Чары волшебного цветка подействовали и на композитора. Ивасюк начал сочинять свою великую песню…
 Впоследствии, когда эта песня покорила весь Советский Союз, в Киев как-то наведался с визитом сам генсек ЦК КПСС Леонид Брежнев (по поводу вручения Украине ордена за урожай зерновых). На сцене перед важным гостем выступал вокально-инструментальный ансамбль СМЕРІЧКА.

 После того, как мы пропели "Червону руту", Леонид Ильич взял корзинку с красными гвоздиками и начал раздавать их каждому из исполнителей. Сперва презент был сделан мне. Пожав мне руку, генсек сказал:
 — Это вы написали "Червону руту"?
 — Нет, — ответил я.
 Тогда Брежнев подошел с гвоздикой к Зинкевичу и тоже спросил его:
 — Вы написали "Червону руту"?
 — Нет, — ответил Василий.
 То же самое услышал генсек и от Назария Яремчука. Обескураженный таким единодушием, партийный вождь помахал пальцем в нашу сторону и сказал: "Ну и шутники ж вы, хлопцы".
 (Л. Дутковский, руководитель ВИА СМЕРІЧКА)


 Леонид Ильич еще больше удивился бы, если бы узнал, что самый известный украинский хит 70-х был написан 19-летним юношей — студентом Черновицкого мединститута (!), то есть, совсем молодым человеком, да еще и без музыкального образования. Впоследствии этот вспыхнувший, не вписывающийся в установленные рамки талант принесет Ивасюку одновременно и быструю славу, и скорую гибель… Но вернемся к истории создания песни.
 Сначала Ивасюк хотел написать ее в жанре баллады, но тогда она выходила чересчур затянутой и размытой. Долго шла и работа над текстом. Сохранился один из черновиков с ранним вариантом текста5:

  "Ти не смійся хоч раз,
  Не кажи, що забула,
  А згадай про той час,
  Як ти мавкою була.
  Що ночами в лісах
  Ти чар-зілля шукала,
  Що з вітрами, як птах,
  Ти колись розмовляла.
  Бачу я тебе в снах
  У дібровах зелених.
  По яких же шляхах
  Ти вернулась до мене?"

 "…Володя работал над этой песней, как и над всеми другими, совершенно самостоятельно. Писалось ему тяжело, буквально каждая строка выстрадана. Возможно, один раз и я дал дружеский совет. Припоминаю, у Володи сперва было: "У дібровах зелених. По зелених стежках…" Я обратил внимание, что дважды повторяется один и тот же цвет. Это, кажется, и все мое участие".
(М. Ивасюк, отец композитора)


 Работа над песней шла так долго, что точную дату окончательного варианта текста, музыки и аранжировки установить трудно. Во всяком случае на суд широкой аудитории эта песня была вынесена осенью 1970 года, когда Черновицкое ТВ готовило прямой эфир для республиканской музыкальной программы "Камертон хорошего настроения". Имея на областном телевидении хороших знакомых, Ивасюк подготовил для эфира две песни — "Червону руту" и "Водограй"6 (также впоследствии ставшую популярной). Первыми исполнителями были сам автор и молодая учительница музыки Елена Кузнецова. Для записи музыки был приглашен ансамбль КАРПАТЫ. Предварительная аудиозапись длилась долго. Было сделано 12 дублей, прежде чем результат удовлетворил всех.

 "Мне больше запомнились не сами съемки, а процесс аудиозаписи песен на местной телестудии. Режиссер Василий Стрихович и Володя тихонько стучали в окошко, вызывая меня. Мой отец был очень недоволен, что приходилось работать ночью, когда освобождалась студия. Нам давали время с полночи до шести утра. В вокальном плане "Червона рута" сложная для исполнения. В особенности тяжело давалось "А-а-а-а" — это переходные ноты сопрано, а у меня меццо-сопрано. Поэтому приходилось петь фальцетом, брать инструментальным звуком, чтобы не было вибрации и не появилось эхо. Я пела первую партию, а Володя — вторую. У него был тенор. То есть, нам приходилось менять регистры. Песня "Водограй" значительно проще для исполнения в вокальном плане. Трудно сказать, почему "Червона рута" стала более популярной, чем "Водограй". Возможно, сыграло роль необычное название песни".
(Е. Кузнецова)


 И вот 13 сентября с Театральной площади Черновцов полились звуки песен Ивасюка. Чары "Червоной руты" начали действовать на всю Украину. В самих Черновцах на улицах, прилегающих к площади, стал останавливаться транспорт.7
 Вдохновляющее начало было омрачено кознями местных властей. Режиссеру Владимиру Стриховичу сначала… вкатили выговор. Мол, на исполнение песен не было разрешения худсовета. Однако песни уже ушли в эфир, и так быстро набирали популярность, что Стриховича вызвали еще раз, чтобы… наградить грамотой.
 Однако всесоюзную известность песни Ивасюка обрели, когда за их исполнение взялся упомянутый выше ансамбль СМЕРІЧКА. Ивасюк сразу почувствовал, что их творческие цели совпадают. Он говорил: "Своеобразный стиль исполнения и трактовка фольклора покорили меня, когда я впервые увидел ансамбль на сцене".8 В передаче "Алло, мы ищем таланты" СМЕРІЧКУ увидела вся страна. Теперь "Червону руту" исполняли Назарий Яремчук и Василий Зинкевич, а Ивасюк давал интервью. Зрители так не хотели отпускать исполнителей, что пришлось на 20 минут задержать выход официальной информационной программы "Время" (случай по тем временам беспрецедентный)! Виновный отделался сравнительно мягко - строгим выговором…

Далее >>>




Статьи рубрики "РОЖДЕНИЕ ХИТА":



Официоз и самодеятельность (рок-хиты эпохи застоя), часть 1:
МАШИНА ВРЕМЕНИ, ВОСКРЕСЕНЬЕ, КРУИЗ, ДИНАМИК, ПИКНИК,  >>>

Официоз и самодеятельность (рок-хиты эпохи застоя), часть 2:
ЗООПАРК, Ю. Лоза & ПРИМУС, АЛЬФА, ЗЕМЛЯНЕ, БРАВО >>>

Герои перестройки (рок-хиты второй половины 1980-х):
АКВАРИУМ, АЛИСА, КИНО, НАУТИЛУС ПОМПИЛИУС, ГРАЖДАНСКАЯ ОБОРОНА >>>

Стёб и тоска (постсоветские рок-хиты 1990-х), часть 1:
ДДТ, НОГУ СВЕЛО, АГАТА КРИСТИ >>>

Стёб и тоска (постсоветские рок-хиты 1990-х), часть 2:
АУКЦЫОН, МУМИЙ ТРОЛЛЬ, СПЛИН, ЗЕМФИРА >>>

Хиты 1950-х: "детство" рок-н-ролла, часть 1:
Bill Haley, Little Richard, Carl Perkins >>>

Хиты 1950-х: "детство" рок-н-ролла, часть 2:
Elvis Presley, Chuck Berry, Ritchie Valens >>>

Хиты 1970-х: "динозавры" хард-рока, часть 1:
Eric CLAPTON, BLACK SABBATH, URIAH HEEP >>>

Хиты 1970-х: "динозавры" хард-рока, часть 2:
LED ZEPPELIN, DEEP PURPLE, QUEEN >>>

Хиты 1970-х: панк, реггей и рок-н-ролл, часть 1:
SHOKING BLUE, PINK FLOYD, Bob Marley >>>

Хиты 1970-х: панк, реггей и рок-н-ролл, часть 2:
SMOKIE, EAGLES, SEX PISTOLS >>>

Новогодние хиты
("Елочка", "Jingle Bells" и "Happy New Year") >>>

 

   

« назад «





Комментарии к статье







1 — Известен случай, когда девочка из Туркменистана выучила украинский только за то, что на нем была написана "Червона Рута".



















2 — Как только ее не называют — и "Пісня про матір", и "Рушничок", а чаще всего просто по первой строчке — "Рідна мати моя…".


Платон Майборода (справа) со своим братом Георгием, тоже композитором.



3 — В 1962 г. композитор получил премию имени Т.Г. Шевченко именно за свою лирику.


Памятная монета (в обороте с 31 октября 2003 г.).



4 — Говорят, об этом случае украинские филологи вспомнили, когда по всей стране зазвучал хит "Червона рута". Они испугались, что теперь весь народ будет говорить не "водА", а "вОда".



Часы на Майдане Независимости.








Дмитрий Луценко и Игорь Шамо за работой.








И. Шамо мог писать песни и без помощи инструмента. По воспоминаниям его дочери Тамары, он писал ноты даже во время семейного просмотра телевизора!





Василий Михайлюк.




Черемуха обыкновенная, она же Padus racemosa, она же черемшина.






Первая исполнительница "Черемшины" Нина Нечипоренко и исполнитель, принесший ей всесоюзную славу — Дмитрий Гнатюк.






В. Михайлюк с солистом японского квартета "Королевские рыцари".







Владимир Ивасюк (1949–1979).










Так называемая пластинка-миньон 1971 года выпуска.









Совсем юный Володя Ивасюк. Ну чем не "Битлз"?








Легенду про червону руту Ивасюк искал по карпатским селам.










5 — Внизу была приписано "Мусі від Володі. ІІІ пара. Лекція". Утверждают, что это было посвящение однокурснице Владимира - Марии Соколовской.






В. Ивасюк и Е. Кузнецова во время эфира программы "Камертон хорошего настроения".




6 — Кстати, именно песне"Водограй" Ивасюк с товарищами пророчили больший успех, чем "Руте".


7 — "Был погожий осенний день, день, когда люди впервые услышали в Володином исполнении "Червону руту" и "Водограй". К самой площади — не пройти. Ее обступили сотни людей. Из окон мединститута, где в то время учился Володя, выглядывали студенты. Солнце сияло в лучах бабьего лета, а над Черновцами звучали песни Владимира Ивасюка. Сам он сидел на скамье под деревьями — смеричками и елками, — и разговаривал с девушкой… Внимание же операторов сосредотачивалось на непосредственных участниках передачи, на Софии Ротару, скажем. Она пела песню "Валентина". Пела вдохновенно, поражая. С именем Владимира Ивасюка тесно связан ее творческий взлет".
(Н. Яремчук)


8 — Вот характерное для того времени письмо Ивасюка руководителю СМЕРІЧКИ Л. Дутковскому, где он успокаивает друга, которого достала критика украинских "мастеров культуры":
"Мне кажется, что тов. Я… не увидел главного - ансамбль поет песни, которые имеют, если не железную связь с Буковинской музыкой и фольклором, то хотя бы построены на ее интонациях и имеют ее запах. Пускай он покажет нам такой же ансамбль, который мог похвалиться такой связью (в Украине). Я, во всяком случае, про такой не слышал…".