Журнал для интеллектуальной элиты общества  
 
 

Архив статей

 2007 / №02

08.12.2008 Августинова концепция сотворения Мира в современной интерпретации, часть 1
/Ю. Шинкарюк/ "Время Z" №2/2007

Введение. Материализм и идеализм о сотворении Мира

 Специалисты в области космологии утверждают, что Вселенная в доступном нашему пониманию виде начала свое существование с момента Большого Взрыва (и отсчитывают время от этого момента, t=0). Что было до того — мы не знаем, и не знаем, как узнать. Но что-то было, потому что Вселенная существовала и будет существовать вечно. Таков материалистический взгляд.
 А что говорят религии? Вселенная не всегда была и не всегда будет. Её создал Бог. И Он же будет автором конца Света. Детали Начала и Конца различные религии трактуют по-разному. Но давайте обратимся к христианству и конкретно — к Августину (354–430 гг. н.э., для католиков — Святому, для православных— Блаженному).
 Этот выдающийся мыслитель, живший в преддверии Средневековья, дал в произведении "Исповедь" нетривиальные ответы на три кардинальных вопроса:
(1) Где Бог создал Мир?
(2) Когда  Бог создал Мир?
(3) Как Бог создал Мир?

 Исследуем эти ответы, окрашивая их современной интерпретацией.


1. Где Бог создал Мир?

 Пространственные взаимоотношения между двумя объектами исчерпываются случаями, представленными в виде диаграмм Венна на рис. 1.
 Годится ли какой-нибудь из этих вариантов для пространственных отношений Бог-Вселенная? (В этой статье термины "Мир" и "Вселенная" будут употребляться как синонимы и иногда писаться с заглавной буквы; а иногда — со строчной: в случае соседства с другими словами, которые никак уж нельзя написать иначе как с большой.)

 (1) Бог не является частью Мира.
"Но что такое Бог мой? — пишет Августин. — Я спросил у земли, и она ответила: "Это не я"; и всё, что на земле, повторило мне то же.  Я спросил у моря и бездны, и у всех, живущих там, и они сказали: "Не мы Бог твой, ищи выше". Я спросил у воздуха с ветрами его, и услышал: "Заблуждался Анаксимен — это не я". Я обратился к солнцу, луне и звездам, и они ответили мне: "Не мы Бог, которого ты ищешь". И тогда я сказал всему, что подлежит телесным чувствам моим: "Коли вы не боги, скажите мне о Боге моем". И воскликнули они мне в ответ: "Он тот, кто сотворил нас". И тогда я спросил сам себя: "Кто ты?" И ответил: "Человек" [Исп. X.VI.9]1. Итак, схема рис. 1а Августином исключается. 

 (2) Бог не тождествен Миру.
"Я вопросил всю Вселенную о Боге, и она ответила: "Не я, но Сотворивший меня" [Исп. X.VI.9]. Значит, схема рис. 1б тоже исключается. 

 (3) Мир не является частью Бога.
"Я представлял себе Тебя, Господи, как нечто великое и бесконечное, размещенное повсюду и отовсюду проникающее Вселенную: и землю, и небо, и всё, что выше неба; всё это завершается в Тебе, Ты же не завершаешься нигде <…>. Так, полагал я, Ты наполняешь все части Мира, великие и наименьшие, управляя всем созданным Тобой. Так думал я, не умея помыслить ничего бестелесного, и это была ложь" [Исп. VII.I.2]. В другом месте "Исповеди" Августин, детализируя  ошибочное представление о том, что Мир есть частью Бога, пишет [Исп. VII.V.7]: "Я представлял себе все творение, как видимое: землю, воду, воздух, звезды, растения, животных и проч., так и невидимое: небесную твердь, ангелов и вообще все духовные твари, которых моё воображение по-прежнему размещало в определенных местах пространства. Из всего этого образовывалось мироздание, огромное и единое, украшенное существами разных родов, телесными и духовными, последние, впрочем, также мыслились мною вполне телесно. И всю эту необозримую массу я представлял себе ограниченной со всех сторон. Тебя же, Господи, я представлял отовсюду объемлющим и проникающим эту массу, и, вместе с тем, безграничным. Все это можно было бы уподобить некоему беспредельному морю, без конца и края, посреди которого находилась бы гигантская, но уже не беспредельная губка, не только со всех сторон окруженная, но и пропитанная насквозь морскою влагою. Таким представлял я Тебя и всё творение Твоё" [Исп. VII.V.7]. Эту модель (рис. 1в), как мы узнали из предыдущей цитаты, Августин отверг.

 (4). (5). Бог и Мир не находятся в отношении частичного пересечения.
Бог и Мир не находятся вне друг друга. "Ты Творец Мира, и вне Тебя нет ничего" [Исп. II.VI.13]. Этим исключаются схемы рис. 1г и 1д (а также и отвергнутая уже до этого схема рис. 1а).

 В итоге все возможные варианты пространственного взаимоотношения Бога и Мира оказываются исключенными.

 Возможности исчерпаны? Ничего не остаётся? Нет, остаётся. Остаются возможности двух не-пространственных отношений: Бог — функциональное проявление деятельности Мира; Мир — функциональное проявление деятельности Бога. Первый вариант исключается уже хотя бы потому, что в нем Мир был бы первичен, а Бог вторичен, тогда как — и это неоднократно подчеркивается Августином  — Богом создан Мир, а не наоборот. Это настолько ясно, что Августин ограничивается простой констатацией: "Ты выше даже души, оживляющей тела" [Исп. III.VI.10].
 "Всё в Тебе" [Исп. I.VI.10], "Ты повсюду, и нет такого места, где бы не было Тебя" [Исп. V.II.2], "Мир, которого не было бы, не будь он в Тебе" [Исп. X.XVII.38], — пишет Августин, казалось бы, противореча сам себе. Однако уточняет: "Я обозрел сотворенный Тобой мир и увидел, что держится он только Тобой; Ты же содержишь этот мир, но содержишь не пространственно, а в руке Своей, в истине (выделено автором статьи. — Ю.Ш.) [Исп. VII.XV.21].

 Обратимся к психологии и кибернетике. Если человек представляет себе, например, гору, содержит ли он эту гору в своей голове? Вроде бы содержит, а вроде бы и нет. Содержит вовсе не гору, а модель горы. Но и модель не такую, какую мы можем увидеть, например, слепленную из папье-маше. Модель в мозгу никакого места, напоминающего гору, там не занимает. Это — функциональная модель. То пространство, которое мы представляем себе, воображая гору, не имеет никакого отношения к тому пространству, которое занимает наш мозг, наше тело. Мы не находимся ни в каком пространственном отношении к пространству, существующему в нашем воображении.
 И река, течение которой моделируется в компьютере, тоже вроде бы как и содержится в компьютере, но там ее нет: моделируемое пространство не находится ни в каком отношении с пространством, в котором существует моделирующее устройство.

 Так где же находится Мир? Ответ может быть сформулирован так: "Мир — плод Воображения Бога", или: "Мир — образ в Сознании Бога", или: "Мир — модель, созданная Богом в Своем Разуме".
 В таком случае Вселенная менее реальна, чем Бог, а образ в сознании человека или модель в компьютере — ещё менее реальны, чем человек или компьютер. Мир — функциональная модель первого уровня нереальности (так же, как и человек, и компьютер - части этого Мира); образы в человеческом сознании и модели в компьютере — функциональные модели второй степени нереальности. Ведь не признаём же мы одинаково реальными ту гору, которая в самом деле (ровно на столько же "в самом деле", как и "в самом деле" существует наш Мир) стоит на земле, и ту гору, которую мы представили. И степень реальности текущей по земле речки, с одной стороны, и речки, смоделированной в компьютере, с другой стороны, тоже различны. Это системы разного уровня.
 И теперь соотношения между Богом, Вселенной, человеком (частью Вселенной), компьютером (тоже частью Вселенной), образом в сознании человека и моделью в компьютере можно представить рисунком 2. На этом рисунке отсутствие внешних границ у квадрата, символизирующего Бога, означает бесконечность Бога (не в нашем, а в Его пространстве). Сплошными линиями разделены системы разного уровня реальности (например, компьютер и модель в нем), а пунктирными — системы одного и того же уровня реальности (например, Вселенная вне компьютера и компьютер, являющийся ее частью). Плотность штриховки на рисунке тем гуще, чем реальнее тот объект, который изображен; поэтому плотность штриховки квадрата без ограничительных линий, символизирующего Бога, наибольшая, плотность штриховки Вселенной и всего, что в ней материально содержится — меньше, а плотность штриховки для образов в сознании человека и модели в компьютере — еще меньше. 

 Идеалисты утверждают, что Мир материален, а Бог — нет; материалисты считают, что Мир материален, а Бога нет. Если же согласиться с только что изложенной концепцией, то следует признать, что Бог материальный, и только Он. Августин пишет [Исп. VII.XI.17]: "Я рассмотрел творения Твои и увидел, что о них нельзя сказать ни того, что они есть, ни того, что их нет. Они есть, ибо — от Тебя, и их нет, ибо они — не Ты".
 Наш Мир, моделируемый Богом в Своем Сознании, ниже уровня реальности Самого Бога.

 Если мы, в свою очередь, смоделируем в суперкомпьютере мир с разумными существами (а образование звезд из элементарных частиц уже моделируют), то что можно будет сказать об этих существах и окружающих их предметах? "Ни того, что они есть, ни того, что их нет". Друг для друга они реально существуют, есть; для нас же их — как материальных объектов — нет; они для нас просто модель, не больше, чем движущиеся на экране фигурки в компьютерных играх.

 Продолжим аналогии.
 Чтобы смоделировать в компьютере течение реки, нужно ли в системный блок лить воду? Нет, ни ушата, ни капли. А для того, чтобы представить гору, надо ли накидать в голову камней? Ни в коем случае! Не требуется добавления к мозгу или в компьютер материи, вещества — ничего не надо (в отличие, например, от создания гончаром горшка, когда требуется материал: глина).
 "В начале сотворил Бог небо и землю" [Быт. I.1], — цитирует Августин Библию и спрашивает: "Как сотворил? Какие орудия, какие механизмы использовал для столь великого дела? <…> Из чего сотворил? Из материи? Но до своего сотворения не было и материи" [Исп. XI.V.7]. Значит, Мир создан не из чего-то внешнего по отношению к Богу. Кроме Бога ничего ведь и не было.
 А, может быть, представляя себе гору, мы лепим ее из вещества нашего мозга? Да нет же! И река в компьютере, и гора в голове не являются ни частями компьютера или, соответственно, частями нашего тела, ни чем-то вне компьютера или человека; эти образы — всего лишь функциональные модели, созданные "из ничего".
 Что пишет Августин? То же самое. Бог создал Мир "не из Своей субстанции", а "из ничего" [Исп. XII.XXVIII.38]. "Ты, Господи, <…> создавший всё из "ничего" Началом, которое от Тебя, Премудростью Своею, с которой Ты субстанциально — одно. Небо же и землю Ты сотворил не из Своей субстанции <…>. Всё это от Тебя, но не из Тебя" [Исп. XII.VII.7].

 Итак, Бог создал Мир "из ничего", подобно тому как мы создаем образы в своем сознании — горы, реки, моря, других людей — тоже "из ничего".


2. Когда Бог создал Мир?

Когда Бог создал Мир?
 Поиск ответа на этот вопрос Августин начитает с поиска ответа на другой вопрос: "Как ответить мне тем, кто вопрошает:  "Что делал Бог до того, как создал небо и землю"" [Исп. XI.XII.14]. И отвечает: "Если же чей-то ум, увлекаясь летучим воображением, блуждает мыслью в беспредельных просторах времени, как бы предшествующих творению, и удивляется, как это всемогущий Бог, Творец всего, высочайший создатель неба и земли, в продолжение бесконечных веков оставался в бездействии, такой пусть остудит свое воображение, отрезвит ум, поразмыслит здраво и поймет тогда, сколь суетно его удивление. В самом деле, как могли протекать эти бесчисленные века до творения, если Господь еще не сотворил их, ибо Он — Творец всех веков и времен. Что могло происходить, если и происходить было нечему? Как вообще Господь мог какое-то время ничего не делать до творения, если само это время еще не было сотворено? Кто сотворил это время, как не Он? Как могло проходить оно, если не было сотворено? А так как до сотворения неба и земли времени не было, то зачем спрашивать, что Бог делал "тогда"" [Исп. XI.XIII.15].
 Здесь Августин вплотную подходит к идее о двух временах: о времени нашего Мира, t, и о Времени Бога, T. И, остановившись на одни шаг от T, говорит о вечности: "Что есть протяженность времени, как не последовательный ряд исчезающих и сменяющих друг друга мгновений? В вечности же этого нет: там всё здесь и сейчас, там одно настоящее. <…> Но кто в состоянии понять эту неизменно пребывающую в настоящем вечность, которая, не зная ни прошлого, ни будущего, творит из своего "сейчас" и прошедшее, и будущее?" [Исп. XI.XI.13].

 Попытаемся сделать шаг, не сделанный (по крайней мере, открыто) Августином.
 Если человек (хотя мощность человеческого ума слишком мала) представляет себе какой-то воображаемый мир, то время, текущее в этом воображаемом мире, совсем не то время, в котором живет человек. По своему желанию человек может прерывать игру своего воображения и занимать свой ум чем-нибудь другим, а потом снова возвращаться к тому же образу, и тогда время воображаемого мира снова начинает течь с того момента, на котором остановилось при переключении внимания человека на другие образы…
 И, аналогично, при моделировании некоего мира в компьютере.
 Если Бог моделирует Мир в Своем Сознании, то это моделирование, конечно, как и утверждает Августин, происходит не во времени нашего Мира, t. Оно происходит во Времени Бога, T. И соотношение между Божественным временем и временем нашего Мира t=f (T) не является функцией с непрерывным аргументом; больше того, некоторым разным значениям T может соответствовать одно и то же значение t.

 Поясним это, обратившись к графику:


  • Рис. 3. Соотношение между Божественным Временем (T) и Вселенским временем (t). Пояснения: Божественное Время непрерывно. Наше время может прерываться, когда Бог приостанавливает моделирование мира. Функция t = F(T) нестрого монотонная возрастающая, определенная не на всем интервале T (- бесконечность , +   бесконечность).


 Поскольку в Своем времени Бог уже существовал вечно, обозначим момент создания Им мира, символически, T= бесконечность +0. Мир создан, время в нем с момента t=0 идет. Допустим, в качестве иллюстративного примера, что на первом этапе Бог продолжал моделирование Мира безостановочно вплоть до момента T= бесконечность +a Своего времени. Сколько моментов нашего времени прошло за этот период Божественного времени? Очевидно, что не больше, чем моментов Божественного времени; но, скорее всего, меньше, если для построения каждого следующего состояния Мира из предыдущего Богу требуется не один такт. Потому мы не можем соотнести с моментом T= бесконечность +a момент t=a нашего времени и соотносим некоторый момент t=x; при этом о соотношении a и x нам известно только то, что a>x. В нашем иллюстративном примере Бог моделирует наш Мир не постоянно, а с перерывами. В компьютерной аналогии это можно представить так: текущее состояние Мира записывается в постоянную память, а моделирование приостанавливается. Мир существует, но стоит на месте, и, кроме того, не в своем обычном, а как бы в архивированном  состоянии. Наступает промежуточный "конец Света". Снова возвращаясь к моделированию, Бог разархивирует Мир. В этот момент Божественного времени (оно течет непрерывно и без повторения моментов) наш Мир повторно оказывается в том моменте, когда был заархивирован, и продолжает безостановочно развиваться до следующего момента прерывания Богом моделирования. Остальное ясно из схемы. Стоит только еще раз подчеркнуть, что схема имеет чисто иллюстративный характер и вовсе не показывает реальные интервалы.
 Итак, вопрос "Что делал Бог до того как сотворил небо и землю?" не столь уж и бессмыслен. Только "до того" нужно подразумевать не применительно ко времени t нашего Мира, а применительно к Божественному Времени T. И сам Августин неоднократно высказывается так, что можно предположить: он имеет в виду еще другое время, кроме t. В частности, Августин обращается к Богу как к "Сущему до всякого времени, вечному творцу всех времен, всего, что во времени и даже до него" [Исп. XI.XXX.40]; "Всякое время — от Тебя, Ты же — до всяких времен; не было времени — Ты же был" [Исп. XI.XIII.16]. Обратите внимание на слово "до" в этих цитатах.
 У автора этой статьи есть ответ — в самом общем виде — на вопрос о том, что делал Бог до сотворения нашего Мира. Сущность этого ответа иллюстрируется схемой:


Рис. 4. Образы в Сознании Бога. Пояснение: Изображено четыре произвольно выбранных последовательных кадра из Сознания Бога. Обозначения: 1…9 — различные образы в Сознании Бога. Допустим, образ 8 — это наш Мир. В таком случае 1…7 и 9 — другие образы, о содержании которых мы ничего не знаем.


На ней Бога символизирует не имеющий ограничительной линии квадрат, а круги внутри него — в сознании Бога. Один из них — ну, например, круг 8 — символизирует модель, являющуюся нашим Миром, а другие круги — номера 1…7 и 9 — это другие модели, о сущности которых мы не имеем и не можем иметь никакого понятия. Возможно, какой-нибудь из них — тоже мир, а может быть, моделей мира больше нет, и это всё что-то разное другое, совершенно нами невообразимое.
 Если в некоторых из этих моделей есть время, то в каждой из них время — своё; если время нашего Мира обозначить t0 (в отличие от просто t до этого места в статье), то времена в других моделях можно было бы обозначить t1, t2, t3, …
 Божественное Время, T — истинное; времена t0, t1, t2, t3, … — воображаемые, поскольку они существуют только в Божественном Воображении. Но для нас — частей воображаемого Богом Мира — время t0 реально, так же как и мы сами и всё, нас окружающее. Если же человек представит себе или если в компьютере будет построена модель мира, то время в той модели (обозначим его через t) будет по отношению ко времени Бога временем второй степени нереальности.

ЧАСТЬ 2 >>>

   

« назад «





Комментарии к статье


Специалисты в области космологии утверждают, что Вселенная в доступном нашему пониманию виде начала свое существование с момента Большого Взрыва.





























1 — Произведение Августина "Исповедь" цитируется по изданию: Августин Аврелий. Творения. Т.1. СПб: Изд-во Алетейя, Киев: УЦИММ-Пресс. — 1998. Первое число после сокращения "Исп." — номер книги, второе — номер главы, третье, уточняющее расположение текста в главе, — взято из перевода: Августин Аврелий "Исповедь", М.: Канон+, 1997.







Рис.1. Пространственные отношения между Богом и Вселенной при допущении существования таких отношений. Обозначения: вертикальная штриховка — для обозначения Бога, горизонтальная штриховка - для обозначения Мира.































Рис.2. Уровни реальности. Обозначения: 1 — Бог, 2 — Мир, 3 — человек, 4 — компьютер, 5 — образ в сознании человека, 6 — модель в компьютере. Густота штриховки тем выше, чем выше уровень реальности. Сплошными линиями разделены системы разных уровней реальности.




























































Св. Августин на картине С. Ботичелли.