Журнал для интеллектуальной элиты общества  
 
 

Архив статей

 2007 / №02

08.12.2008 Августинова концепция сотворения Мира в современной интерпретации, часть 2
/Ю. Шинкарюк/ "Время Z" №2/2007

<<< вернуться к части 1


3. Как Бог создал Мир?

 В Библии фиксируется только факт: "В начале сотворил Бог небо и землю" [Быт. I.1], но не раскрывается механизм сотворения Мира. Последующие несколько стихов книги Бытия — "И сказал Бог: да будет свет. И стал свет. <…> И сказал Бог: да будет твердь <…>" и. т. д. — это описание не сотворения Мира (Мир уже сотворен, ведь уже "сотворил Бог небо и землю"), а описание только модификации Мира Богом. 

 Но как Бог сотворил Мир? В самом общем виде ответ на вопрос "Как Бог сотворил Мир?" ясен, поскольку ясно, что Бог представил Мир, т.е. сотворил силой Своего Ума.
 "Какие орудия, какие механизмы использовал для столь великого дела? — риторически спрашивает Августин. — Ты ведь не действовал как мастер, делающий одну вещь при помощи другой, придающей ей ту форму, какую он видит в своем уме. <…> Ты — Творец всего. Но как ты творишь всё это, как, Всемогущий, сотворил Ты небо и землю?" [Исп. XI.V.7]. "Словом Господа сотворены небеса, и духом уст Его — всё воинство их. Ибо Он сказал — и сделалось; Он повелел — и явилось" [Пс. XXXII, 6, 9]. "А каким образом ты повелел? <…> Что же это было за слово Твоё <…>?" [Исп. XI.VI.8]. "Всё, что начинает существовать и перестает, начинает и перестает тогда, кода надлежит ему начаться и перестать, и так определено ему вечным Умом, Который не начинается и не перестает. И этот Ум — Слово Твое, которое и есть Начало, как сказано [Иоанн. VIII.25] <…>" [Исп. XI.VIII.10]. "Премудрость Твоя — Начало, и этим Началом сотворил Ты небо и землю"  [Исп. XI.VIII.11].
 Бог представил себе Мир "Премудростью Своею, с которой Ты, — пишет [Исп.XII.VII.7] Августин, обращаясь к Богу, — субстанциально одно".
 Аналогия напрашивается сама собой: ум человека сосредоточен в его мозгу, с которым этот ум "субстанциально одно".

 Но каковы детали процесса представления мира Богом?
Казалось бы, ответ найти невозможно. Но не таков Августин, чтобы остановиться перед неизвестным. Основой для ответа служит кажущееся противоречие в книге Бытия: в стихе 1 [Быт. I.1] сказано "В начале сотворил Бог небо и землю", после чего идет описание "земли" и сообщение о сотворении света ("да будет свет" [Быт. I.3]), а затем Бог снова сотворяет "небо и землю" [Быт. I.6–10].
 Августин допускает, что в стихе 1 книги Бытия  речь идет не о тех "небе" и "земле", о которых говорится дальше, в стихах 6–10 книги Бытия. Он полагает (цитируя Псалом XIII.24), что первый раз говорится о "небе неба", "небе Господа", а под "землей" в первом стихе книги Бытия подразумевается вся Вселенная, о разделении которой на ее собственные небо и землю сообщается в стихах 6–10 [Быт. I.6–10]. "Наш чувственный мир в целом  <…>, что он по сравнению с Твоим небом, перед которым и наше небо — земля? Эти наши две гигантские массы — только земля пред неведомым мне небом Господа моего" [Исп. XII.II.2].

 Создание Программы.

Августин, хотя и называет "небо Господа",  "небо неба" "неведомым", тем не менее подробно характеризует его. Рассмотрим эти характеристики, сделав предварительно замечание: книга Бытия, говоря "В начале сотворил Бог небо и землю", не зря первым называет небо ("небо неба") — можно полагать, что оно было создано прежде, чем была создана "земля" (Вселенная). "Небо Ты создал прежде всех дней, но только то, Твое небо, ибо в начале Ты создал небо и землю" [Исп. XII.VIII.8].
 "Вот  что открылось мне, Боже, когда я читал в Писании Твоем: "В начале сотворил Бог небо и землю. Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною"; причем там не было сказано, в какой день Ты сотворил всё это. Я понял, что речь здесь идет о Твоем, умопостигаемом небе, где разуму открывается всё целокупно, а не частично, не так, как "сквозь тусклое стекло, гадательно, а лицом к лицу" (I Кор. XIII.12). Там не познается всё так, как у нас: сначала одно, потом другое; там нет никаких форм, а потому нет ни "того" ни "другого" [Исп. XII.XIII.16].
 "Поэтому-то Дух, направлявший слугу Твоего, сообщив ему, что в начале Ты сотворил небо и землю, ничего не говорит о времени, молчит о днях. Действительно, то высшее небо, которое ты сотворил в начале, суть духовный мир. Он не предвечен, как Ты, но все же причастен вечности Твоей. Он неизменен <…>. Он не знает падения, не знает печали всегда ускользающего времени" [Исп. XII.IX.9].

 Сравним создание Мира с созданием модели в компьютере. Компьютер с точки зрения из модели "предвечен". А программа, которая строит модель? Она тоже "вечна", но не "предвечна", потому что создается после того, как компьютер уже есть. Модель развивается от этапа к этапу (время t), программа — нет: она вне времени модели ("не знает печали всегда  ускользающего времени").
 Чтобы создать модель в компьютере, необходимо вначале создать программу, которой будет создаваться модель. Программа, с помощью которой строится модель: (1) не является частью модели; (2) предшествует созданию модели; (3) не принадлежит модельному времени; (4) не изменяется в ходе развития по ней модели.
 По четвертому пункту есть оговорка: сейчас существуют программы, которые в ходе функционирования изменяются; но к этой оговорке есть еще одна оговорка: изменяется в программе не всё, неизменной остается часть, которая изменяет. Программы, которые способны изменяться — это последнее достижение нашего времени. А что говорит Августин? "Я искал и постиг: Ты, Боже, создал два мира, не знающих времен, хотя они и не предвечны, как Ты. Один из них живет в неослабном созерцании и потому, способный к изменениям, пребывает неизменным (выделено автором статьи. — Ю.Ш.), неизменно наслаждаясь Твоею вечностью и неизменностью" [Исп. XII.XII.15].
 Бог вначале создал программу (которая хотя и может быть изменена в принципе, но Бог ее не изменяет), по которой построил Вселенную.
 Эту Программу Августин называет также истиной, мудростью и сходными терминами. "Итак, прежде всего была создана мудрость, т.е. духовный и разумный мир <…>. И этой мудрости не предшествовало время, ибо прежде всего, прежде всех времен была сотворена она. И Только сам Творец предшествовал ей, сотворив ее не во времени, так как времени еще не было. Он от Тебя, Господи, этот духовный мир, но он — не Ты,  и существует лишь благодаря Тебе и Тобою. И времени не было не только до него, но нет его и в нем, ибо он вечно и неотрывно созерцает лице Твое. В нем нет изменения и тени перемен, но не потому, что он по природе своей неизменен: ему свойственна изменчивость, которая тотчас бы окутала его своим мраком, если бы не просветлялся он непрестанно Твоею любовью, сияющей над ним вечным полуднем" [Исп. XII.XV.21]. "Прежде всего была создана мудрость, — не та Премудрость, Которая Совечна Тебе, и Которой сотворено всё: она и есть то Начало, Которым Ты сотворил небо и землю, — но мудрость сотворенная, т.е. духовная и умная природа, ставшая светом от созерцания Света. И она, сотворенная, суть мудрость, но как свет от источника света отличается от света отраженного, так и Мудрость творящая отличается от мудрости сотворенной, созерцающей творение" [Исп. XII.XV.20].
 Здесь всё сходится один к одному. Программист своей "Мудростью" (своим умом) создает "мудрость сотворенную" (программу); ум программиста отличается от ума программы, "как свет от источника света отличается от света отраженного"; и программа ("мудрость сотворенная") осуществляет создание и развитие модели ("созерцает творение").

 Создание Вселенной по Программе.

Мы уже знаем, что Бог "создал два мира, не знающих времен", и один из них — это Программа. А другой? "Другой же был бесформенным и пустым, в нем не было ничего, что, переходя от одного движения к другому или же от одного движения к покою и далее к другому движению, могло быть подчинено течению времени. <…>. "Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною". В этих словах дается представление о бесформенности, дабы люди могли постепенно постигать смысл того, что недоступно их воображению, не способному представить себе что-либо при отсутствии какой-либо формы" [Исп. XII.XII.15]. "Это неоформленное почти "ничто", эта пустая и безвидная земля также была вне времени, — пишет [Исп. XII.IX.9] Августин. — В том, что лишено порядка и вида, что ничего не приемлет и ничего не теряет, в том нет, конечно, ни дней, ни смены времен".
 "Потому-то понял, Писание и не упоминает ни о каких днях, ибо, говорит оно, с одной стороны, о чем-то изначально организованном, т.е. о Твоем небе, с другой — о совершенно бесформенном, т. е. безвидной и пустой земле"  [Исп. XII.XIII.16].
 "Что это была за великая бездна, Господи, над которой не было света? — пишет [Исп. XII.III.3] Августин. — Она была лишена всякой формы, почему ты и велел прибавить: "И тьма над бездною" [Быт. 1.2]. Как разуметь это как не отсутствие света? Ибо где был бы свет, если бы был? Конечно же надо всем, озаряя пространства. Тьма же — отсутствие света, а, значит, света еще не было. Таким образом, над бездною была тьма, ибо и под нею не было света. <…> Прежде чем Ты оформил и разукрасил эту безвидную материю, не было ничего: ни цвета, ни формы, ни тела, ни духа. И все-таки то нечто, что уже было, не было абсолютным "ничто": оно было, хотя и было безвидным. Как же нужно было назвать это ничто, чтобы дать о нем представление нашим умам, не всегда проницательным? Конечно, каким-нибудь привычным для нас словом. А что можно найти такое, что было бы наиболее близким к представлению о полном отсутствии формы, как не земля и бездна? <…> Поэтому-то для обозначения безвидной материи, которую Ты сотворил в начале, <…> и были использованы такие знакомые людям слова: "земля эта была безвидна и пуста" [Исп. XII.IV.3–4].
 "Я скорее готов был признать, что лишенное формы не имеет бытия, чем представить себе нечто, находящееся между формой и "ничто" [Исп. XI.VI.6]. "Если бы о нем можно было сказать, что это нечто, которое есть ничто, или же, что это то, чего нет, я бы, пожалуй, так и сказал. Но всё же это было то, что как-то было, и из него-то и возникло всё видимое и устроенное" [Исп. XII.VI.6].

 С точки зрения физики это можно было бы назвать физическим вакуумом; с точки зрения кибернетики — системой координат, к которой еще не привязаны никакие программированные объекты.
 "Безвидность", "бездна" и "тьма" можно трактовать как пустое пространство ("бездна") — т. е. пространство, не наполненное материей ("пустое"), не содержащее ничего (даже фотонов — "безвидность", "тьма").
 "Из этой безвидной и пустой земли, из этого неоформленного почти "ничто" Ты и создал всё то, из чего состоит наш изменчивый мир. Оно-то, почти "ничто", и позволяет нам чувствовать время, ибо время творится становлением вещей; то же, материалом для чего послужила "безвидная земля", находится в непрерывном становлении" [Исп. XII.VIII.8]. "И из этой-то бесформенной материи и возникли наше (подчеркнуто автором статьи — Ю.Ш.) небо и земля, уже оформленные и наполненные всем  тем, о чем в дальнейшем говорится при рассказе об устроении мира за шесть дней. Всё это уже было подчинено смене времен в силу упорядоченного изменения в их движениях и формах" [Исп. XII.XII.15].
 Сотворение Мира, описанное в Библии ("В начале сотворил Бог небо и землю. Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною <…> И сказал Бог: да будет свет. И стал свет") можно представить схемой рис. 5, на которой этапу 1 соответствует выделение Богом ячеек Памяти для моделирования Мира (аналогия может быть проведена с record'ами в компьютерных языках Паскаль или Делфи, либо с вычислительными колонками в коре головного мозга человека и приматов), этапу 2 соответствует создание "земли" (которая "безвидна и пуста", т. е. пустой Вселенной — пространства, не заполненного материей2), и этапу 3 — заполнение некоторых из ячеек пространства материей — вероятно, тем, что современные физики называют физическим вакуумом (он нами неощутим, но облает колоссальной скрытой энергией); а из этой первичной материи образовались фотоны — "да будет свет".
 Отсчет времени t во Вселенной начался с этапа 3 рисунка 5.
 Дальнейший сценарий развития Вселенной известен.


4. Свойства Бога

1. Бог бессмертен.
"Ты же, Господи, живешь всегда и ничто не умирает в Тебе, ибо Ты — вечно сущий прежде всего сотворенного" [Исп. I.VI.9]. 

 Относительное бессмертие Бога. Если в оперативной памяти компьютера или в человеческом воображении разыгрывается последовательность событий, то эта последовательность никак не могла бы возникнуть до появления компьютера или человека, соответственно, и не сможет существовать после исчезновения компьютера или человека. Для обитателей моделируемого в компьютере или в человеческом воображении мира компьютер или, соответственно, человек бессмертны.

 Абсолютное бессмертие Бога. Материализм говорит о вечности Вселенной. Вселенная, если она образ в сознании Бога, не вечна. А Бог? Из ничего ничего не бывает, а нечто не может стать ничем. Материалистическая вечность Вселенной становится идеалистической (если можно так выразиться, поскольку в изложенной концепции Бог материальнее Мира, который мы, его обитатели, воспринимаем как материальный) вечностью Бога. Личное бессмертие для нас недостижимо. Но это не значит, что оно недостижимо для Бога. Даже в нашем Мире, если копнуть, можно найти много удивительного: например, мы постоянно сталкиваемся с трением, но в мире элементарных частиц трения нет, и электрон, вращающийся вокруг ядра, может вращаться вечно.

 2. Бог безгрешен.
"Ты же, Господи, бессмертен и свободен от греха" [Исп.X.XLII.67?]. 

 Относительная безгрешность Бога. Если диспетчер аэропорта по халатности вызовет своим поступком катастрофу, то он, диспетчер, совершит преступление — грех.
 А если программист смоделирует эту ситуацию в компьютере? А если член комиссии по расследованию инцидента представит себе, как это было? Совершат ли они хоть малейший проступок? Нет.
Но ведь и наш Мир — всего лишь модель в сознании Бога!  

 Абсолютная безгрешность Бога. Грешить люди могут по отношению друг к другу или по отношению к Богу. Но если Бог один и никакого другого Бога над ним нет, то как может Он грешить?

 3. Бог неизменен.

"Ты неизменный и нетленный" [Исп. VII.I.1], "Ты, Всевышний, Ты — неизменный <…> Ты — Тот же" [Исп. I.VI.10].
 Если в мозгу человека или в компьютере моделируется некая ситуация, то передвигаются ли в места на место полушария мозга  или, заглянув в системный блок компьютера, увидим ли мы прыгающие с места на место микросхемы? Нет, всё неподвижно.

 3.1. Есть тут одна тонкость: в структуре-то компьютера или человека при функционировании ничего не меняется, но импульсы от структуры к структуре проходят. Бог неизменен структурно.  "Если бы субстанция (выделено Ю.Ш.) божества изменялась и подвергалась порче, то это божество не было бы Богом" [Исп. VII.IV.6]. То есть, речь идет не о неизменности функции, а о неизменности структуры. Именно в этом смысле неизменны человеческий мозг и компьютер при их функционировании. 

 3.2. Есть тут и  еще одна тонкость, которую не упустил Августин. Если по телевизору показывают наводнение или пожар, то становится ли от этого телевизор мокрым или сгорает? Нет. "Ты неизменен, и все перемены наши не имеют места в Тебе", — пишет [Исп. 8.3.6] Августин. Бог не подвержен изменениям под влиянием изменений в нашем Мире. Компьютерщики говорят: "Испортить компьютер с клавиатуры невозможно".

 4. Бог всезнающ.

Относительное всезнание Бога. Могли бы мы запрограммировать мир в компьютере так, чтобы, например, с экрана или через наушники читать мысли обитателей смоделированного нами мира? Несомненно. А — имей мы более сильные умы, чем имеем, мы и сами представить могли бы целые миры с разумными существами, и так, чтобы читать их мысли. Бог тоже может читать мысли воображенных им существ, т. е. наши мысли. (Здесь можно было бы развить также аналогию со знанием сюжета кинофильма, который смотришь не в первый раз, но пока развивать эту мысль дальше автор статьи здесь не будет).

 Абсолютное всезнание Бога. Вселенная расширяется. Благодаря этому существует предельное расстояние, дальше которого никакие воздействия на выбранную точку невозможны. Делая перерыв в беге времени во Вселенной в целом, Бог может вычленять часть ее и моделировать развитие этой части в течение какого-то промежутка времени. Вернувшись к моделированию Вселенной в целом, Бог уже будет знать, что произойдет в промоделированной прежде ее части3.

 5. Бог всемогущ. 

 Относительное всемогущество Бога. В принципе Бог мог бы по ходу сценария развития Вселенной менять Программу или даже перейти на "ручное управление", без программы, хотя, судя по всему, Он этого не делает, так как в таком случае была бы нарушена чистота эксперимента.
 Абсолютное всемогущество Бога. Бог может просто сделать "выкл." — прекратить воображать наш мир — и вслед за некоторым моментом t в истории нашей Вселенной момент t+1 просто не наступит. Бог способен творить и рушить миры. Большее могущество и представить невозможно. 


5. Заключение. Об умалчиваниях и оговорках у Августина.

 Августин подводит читателя к мысли, что Мир — в Сознании Бога. И вдруг — молчание. Но почти целая книга (из тринадцати книг "Исповеди") посвящается исследованию проблемы памяти и воображения.
 Августин подводит читателя к мысли, что у Бога есть собственное Время, T. И вдруг — молчание. Но значительная часть "Исповеди" посвящена исследованию проблемы времени.
 Августин, давая свою, нетривиальную трактовку первых стихов Книги Бытия, подробно описывает довременные этапы сотворения Мира, сотворения посредством того ("небо неба"), что мы бы назвали "программой". И вдруг начинает как бы оправдываться: "Писание порой умалчивает о том, что было сотворено Богом" [Исп. XII.XXII.31]. "Если кто-либо скажет: "Моисей думал об этом, как я", другой же возразит: "Нет, как я", то я, как мне кажется, скажу благочестивее их, заметив: "А почему бы не так, как вы оба, коль скоро никто из вас не противоречит истине?" И если третий поймет еще как-то иначе, и четвертый рассудит по-своему и при этом все они не станут высказывать что-либо, что противоречило бы истине, то почему бы не допустить, что и всё это подразумевал боговдохновенный писатель, через которого Бог сообщил единую истину многим таким образом, чтобы каждый смог принять ее в доступном его пониманию виде?" [Исп. XII.XXX.42].
 В чем причина умолчаний и оговорок?
 Августин жил в Поздней Римской империи. А это было первое тоталитарное государство современного типа.

 Вот как оно характеризуется в книге А.-И.Марру "Святой Августин и августинианство": "Плановая экономика, государственные предприятия, обязательный синдикализм, кастовость; непомерные налоги, жестокое правосудие и, разумеется, тайная полиция (ведь жизнь протекает в постоянной угрозе заговоров). Неоднократно в жизни Августина появлялась опасная фигура agentes in rebus — термин, который наши гуманисты простодушно переводят как "поверенные в делах". Не стоит обманываться — речь идет об агентах, подобных тем, что служили в Гестапо и КГБ. Это воистину мир террора: команда у власти воплощает всю мощь хозяина, но вскоре она оказывается в опале; происходят  грандиозные процессы предателей, репрессии, захватывающие лучших из невиновных. Угроза гибели — тюрьма, пытки, казнь - постоянно висит над всеми <…>".


 И в этом-то государстве после II Вселенского собора (381 г. н. э.) христианство получило статус государственной религии.
 Вы пробовали, любезный читатель, когда-нибудь при коммунистическом режиме не то чтобы выступить против марксизма-ленинизма, а всего лишь дать ему публично вольное трактование? Не пробовали? Значит, Бог вас уберег.
 А вот Августин дал в произведении "Исповедь" вольную трактовку Книги Бытия. И тут же подстраховался: кое о чем сам умолчал; кое о чем сказал, сославшись на то, что Святое Письмо "порой умалчивает о том, что сотворено Богом"; а еще кое о чем сказал, что "постигаемое умом как нечто единое, может быть выражено по-разному, а выраженное в единой форме, может многообразно истолковываться, причем истолковываться и иносказательно" [Исп. XIII.XXIV.36].
 Впоследствии Августину пришлось несколько раз менять трактовку — он был не только гениальный философ, но и умелый церковный политик.


Юрий Шинкарюк,
кандидат технических наук

   

« назад «





Комментарии к статье


Г. Доре "Сотворение мира".











































































































































































































2 — Следует заметить, что помещенные Августином в разных местах "Исповеди" высказывания позволяют трактовать этап 2 либо как создание абсолютно пустого пространства, либо как создание физического вакуума. Однако если бы на этапе 2 был создан физический вакуум, то отсчет времени начался бы уже с этапа 2, хотя бы потому, что в вакууме есть флуктуации, а значит - изменения. Но Августин пишет: "Только тот, кто блуждает во мраке своих пустых фантазий, осмелится утверждать, что даже при последнем уничтожении и даже полном исчезновении форм, когда остается одно неоформленное "ничто", возможна смена времен. Как такое может быть, если вне разнообразия движений нет времени, а при отсутствии форм нет и разнообразия?" [Исп. XII.XII.14].





Рис.5. Этапы создания Богом Мира.
Пояснения: На этапе 1 Бог выделяет ячейки Памяти для создания в Своем Воображении мира. На этапе 2 Бог программирует пустое пространство (аналогия с незаполненными record'ами в языках Паскаль или Делфи или со свободными вычислительными колонками в мозгу человека). На этапе 3 Бог программирует некоторые ячейки пространства таким образом, что изнутри мира они воспринимаются как содержащие материю. Этапы 1 и 2 — довременные. Отсчет времени начинается (момент t=0) на этапе 3.



















3 — Моделирование части возможно благодаря расширению Вселенной. При этом выделенная сфера должна иметь радиус (R), не меньший, чем тот (r), за которым скорость расширения превышает скорость распространения света; и достоверный результат (без нарушения законов природы) может быть получен только во внутренней части сферы с радиусом (R — r). Мы можем находиться (1) либо в модели в целом, (2) либо в моделируемой части, а в последнем случае — (2а) либо внутри сферы с радиусом (R — r), (2б) либо вне ее. Варианты (1) и (2а) для нас неразличимы, вариант же (2б) может быть выявлен, если окажется, что нарушаются законы природы (происходят "чудеса"). Это будет означать, что Бог в настоящее время не интересуется событиями в нашей части Вселенной.