Журнал для интеллектуальной элиты общества  
 
 

Искусство

Один день Константина Стрельченко, или Деликатность, возведенная в степень    
/И. Кондратов/ "Время Z" №2/2007

 Если бы меня попросили одним словом охарактеризовать концерт трио Константина Стрельченко, прошедший 3 февраля в Национальной музыкальной академии Украины, то я, пожалуй, остановился бы на слове "деликатный". По-моему, оно как никакое другое передает атмосферу, что царила в тот день в зале консерватории. Однако из одного слова репортаж не сделаешь, а потому перейдем к делу.

 Прежде всего, немного истории. Константин Стрельченко — видимо, действительно единственный джазовый баянист в Украине. Баянист, которому, как мне кажется, уделяется мало внимания именно из-за его уникальности. Он как бы слегка в стороне от всего украинского джазового "движняка", в котором первыми скрипками все же идут трубы, саксофоны, клавишные, гитары… А вот такие исполнители как домрист Виктор Соломин, бандурист Роман Гринькив и, собственно, Константин Стрельченко несколько не вписываются в бытующие джазовые стереотипы. В то же время, именно такие необычные музыканты и формируют, как мне кажется, лицо нашего украинского джаза. И хочется верить, что концерт Константина Стрельченко, организованный "Днипрогастролью", станет первой ласточкой сольных выступлений, популяризующих самобытных украинских исполнителей, а в том, что такие музыканты заслуживают внимания, сомневаться не приходится. К примеру, Константин Стрельченко, несмотря на отсутствие записанных дисков, давно находится в фокусе внимания именитого Ришара Гальяно (Richard Galliano), а его проект "Мой день" уже получил высокую оценку в Польше, где совсем недавно и был представлен в рамках дней Киева в Варшаве. И вот эту программу, наконец, увидел и киевский зритель.

 Итак, что же это такое — музыка Константина Стрельченко? Это нечто особенное, и это особенное включает в себя как виртуозность музыканта, с которой, надо сказать, Константин не перебарщивает, так и мастерское использование тембровых возможностей баяна, выжимание из мехов самых неожиданных звуковых эффектов, управление звуком и послезвучием. Кроме того, есть в музыке Стрельченко что-то еще, очень подкупающее, что не уложишь в ряды строчек с умными и красивыми словами, что-то, что можно назвать особым почерком музыканта или, если проводить аналогию с живописью, кистью мастера. Именно он, этот почерк, наполняет всю музыку Константина Стрельченко жизнью, точно так же, как более живым кажется письмо, написанное от руки, а не набранное на компьютере и посланное по е-мейлу. Именно этот почерк предает всей музыке Стрельченко особый оттенок лиричности, шарма и, повторюсь, деликатности. У него очень теплые и приятные слуху авторские композиции — такие, как "Мой день", "Солнечный зайчик", "Моей Валентины сны". Пальцы прохаживаются по кнопкам инструмента деликатно (какое въедливое слово!), с особой нежностью, чувством и в то же время вниманием, логикой, Стрельченко нота за нотой выстраивает свои импровизации, наполняя воздух какими-то чуть ли не осязаемыми вибрациями. И ни одного лишнего звука, все на своих местах. То же касается и прозвучавшей фольклорной музыки: греческого "Folk Dance" и татарской "Хайтармы". Нисколько не меняя народного колорита каждой из композиций, трио музыкантов удачно вписывает в них и свои идеи своим узнаваемым почерком. Отдельно стоит отметить неожиданную яркую аранжировку "Гуцулки Ксені" Романа Савицкого и посвящение Ришару Гальяно, выделяющейся из массы других пьесы, в которой джазовая легкость и импровизационность гармонично переплетается с мелодиями, близкими по своим интонациям и настроению французскому шансону. То есть,  говоря образно, посвящение Ришару Гальяно — это как раз прикосновение к тем побегам, семена которых посеял великий французский аккордеонист. Касание не грубое, а опять же, деликатное...

 А вот исполнение "Crystal Silence" — это, безусловно, кульминация всего концерта, своего рода откровение, еще чуть-чуть — и я бы поверил, что это произведение Чик Кориа (Chick Corea) написал специально для баяна либо аккордеона. Стрельченко сыграл "Crystal Silence" сольно, и в атмосфере замершего зала баян музыканта творил волшебство. Минимум звуков, но звуков таких, что каждый потом еще отдается эхом внутри; звуков, которые рождают в душе непонятное волнение, ощущение зыбкости и неустойчивости, будто вот-вот это идеальное равновесие может быть разрушено каким-то лишним шорохом, лишним движением. А это волнение все подпитывается тревожными звуками баяна, звуками, которые, пожалуй, не зафиксируешь на нотном стане аккуратными рядками нот. Для достижения нужных эффектов на службу здесь поставлен целый арсенал музыкальных приемов: выверенные и (не могу удержаться) деликатные вибрато, тягучие бенды, всего понемногу и в меру, все расставлено с математической точностью в нужных местах, все идеально отточено, как грани того самого кристалла, внутри которого пытался отыскать в свое время идеальную умиротворенность Чик Кориа, и вслед за которым пустился в своих поисках и Константин Стрельченко… Когда замолкает, а скорее даже тает, последний звук этой короткой и глубокой пьесы, никто в зале еще какое-то время не решается прервать тишину даже одним хлопком. Наконец, через несколько секунд, будто очнувшись от забытья, зрители начинают аплодировать, а только что творивший все эти чудеса музыкант скромно улыбается, сидя на стуле…

 Что касается остальных участников трио Константина Стрельченко — Андрея Мороза и Валентина Корниенко, — то, честно говоря, язык не поворачивается назвать их сайдменами. Нет, никакие они не музыканты второй линии, и назвать их ритм-секцией тоже как-то неловко. Все три музыканта — это, безусловно, полноправные участники диалога, и аккордеон, быть может, несколько выделяется лишь в силу своих гармонических возможностей. В остальном же вклад участников трио в общее действо мне видится равноправным. Игра Андрея Мороза на перкуссии весьма удачно сочетается с игрой самого Константина Стрельченко, своими негромким и ненавязчивыми, мягкими и (да елки ж палки!) деликатными партиями Андрей оттеняет игру баяниста, дополняя ее то тут, то там точными незамысловатыми штрихами, все это так приятно слуху, что даже и не представляю, смог бы Стрельченко достигнуть той выразительности в своей музыке без такой перкуссии. Ну а кроме того, за перкуссионистом интересно просто наблюдать, иногда, увлекшись, будто загипнотизированный, как он с какой-то особой любовью к своему инструменту (или инструментам) постукивает то палочками, то щетками, то руками по барабанам и барабанчикам, тарелкам и тарелочкам. Неожиданно вдруг ловишь себя на мысли, что в этом вот наблюдении отвлекся от самой музыки, и, встряхнувшись, стараешься поменьше смотреть на этого кудесника, а все равно не получается, и опять завороженно начинаешь следить только за его игрой…

 Валентин Корниенко в представлениях джазовой публике не нуждается: он участник ряда успешных украинских проектов, один из опытнейших наших басистов и в проекте Константина Стрельченко отлично справляется со своей ролью. Он может удерживать внимание публики длительными напряженными и колючими, в духе фри-джазовых басистов, соло, длящимися по несколько минут (как, к примеру, в композиции "Моей Валентины сны"), так и удивить коротенькой мелодичной и (ну вот опять!) деликатной партией на несколько тактов в пьеске "Гуцулка Ксеня". Валентин Корниенко — тот музыкант, который точно чувствует нужный тон и настроение исполняемой музыки и умело поддерживает ее, с одной стороны, создавая нужную опору для солирования баяна, а с другой — дополняя и развивая своими соло-партиями (неизменно, кстати, вызывающими аплодисменты по окончании) музыку Стрельченко, который, в свою очередь, тактично уступает место контрабасисту…
 Вот так, в три пары рук, каждый на своем инструменте, музыканты плели эту удивительную музыку, и десять композиций пролетели до обидного быстро. Конечно, овации; конечно, цветы, врученные, кстати говоря, уже после второй вещи...

 Что сказать напоследок? Можно посетовать, что, несмотря на довольно низкие цены на билеты, зал консерватории в этот день был далеко не полным и, кто знает, что тому виной — слабая реклама, или неискореняемый из сознания потенциальных украинских слушателей стереотип о том, что наши музыканты не могут играть на уровне иностранных джазменов. Можно было бы еще поворчать, что концерт следовало бы сделать и подлиннее, в два отделения, добавив еще пару-тройку композиций. Можно было бы также снова повториться — неплохо было бы, если бы подобные концерты отечественных музыкантов проходили почаще, и не только в Киеве... Но как-то не хочется заканчивать именно на этих интонациях эту статью. А хочется смело так понадеяться, что все же Константину Стрельченко повстречаются люди (кто знает, может в день концерта именно такие люди были в зале), которые помогут ему выпустить дебютный альбом, потому как абсолютно очевидно: музыканту есть что показать слушателям, и очень важно, чтобы эта уникальная музыка, которую он представляет, музыка джазового баяна, была зафиксирована, задокументирована и, хочется верить, положила бы начало целой серии записей. Ну а кроме того, раз Алексей Коган совершенно уверенно высказывает мысль о возможном проекте дуэта Стрельченко-Гальяно, то я (со свойственным мне здоровым оптимизмом) думаю, что не за горами концерт этих двух интересных музыкантов. И когда это случится, то тогда-то уж, я уверен, не будет недостатка ни в рекламе, ни в зрителях, ни в представителях СМИ, а те, кто были 3 февраля на концерте трио Константина Стрельченко, смогут удовлетворенно и даже несколько самодовольно рассказывать друзьям и знакомым: "А ведь я был на его первом сольном выступлении в Киеве... Это был поистине деликатный концерт..."


Иван Кондратов

   
« назад «





Комментарии к статье


Константин Стрельченко (аккордеон).
Родился в 1966г. в городе Мариуполе.
Окончил Донецкую Государственную консерваторию им. С.С. Прокофьева. Лауреат  международных джазовых фестивалей Украины, Отборочного  международного фестиваля "Music WORLD" г. Альбена Болгария, 6 Международного фестиваля "Music WORLD" г. Фивидзано Италия.
Использует оригинальные разработки приёмов игры на аккордеоне.






Валентин Корниенко (контрабас).
Родился  в 1969г. в городе  Харькове. Окончил Харьковский Педагогический университет, Киевское Государственное высшее музыкальное училище им. Реингольда Морисовича Глиера.
Выступал с трубачом Ренди Брекером (США), пианистом Влодеком Павлеком (Польша), а так же в составе группы Схід-Side на фестивалях в Великобритании, Польше, Литве.










Андрей Мороз (перкуссия)
Родился в 1981 году в г. Киеве. В 2004 г. окончил Киевский Национальный Университет культуры и искусств. Лауреат 4  Международного фестиваля еврейского  художественного творчества для детей и  юношества РОССИЯ г. Москва, 3 Московского международного фестиваля искусств  имени Соломона Михаэлса РОССИЯ г. Москва.
Работал в группах: "Ars Nova", "Esperanza", "Dale of muses", Александра Понамарева, Ирины Сказиной, Марии Бурмаки, в театре им. Франка. Выступает в своей группе  "Мама-африкана".
Играя на различных ударных инструментах, имеет свои уникальные разработки в  области звуковых эффектов, которые использует в творческой работе.