Журнал для интеллектуальной элиты общества  
 
 

Рок-толкование песен группы КИНО: альбом "Черный альбом" (1990)    

ВНИМАНИЕ!
Проект "РОК-ПЕСНИ: толкование" переезжает на новый сайт:
http://www.kursivom.ru/
Туда уже перенесён раздел группы КИНО.
Теперь все обновления будут происходить по этому адресу.

Автор и модератор проекта - Сергей Курий.

"Чёрный альбом" (1990)



1. Я Жду Ответа
(В. Цой)

2. Красно-Жёлтые Дни
(В. Цой)

3. Нам с Тобой
(В. Цой)

4. Звезда
(Вера, Надежда, Любовь)
(В. Цой)

5. Кукушка
(В. Цой)

6. Когда Твоя Девушка Больна
(В. Цой)

7. Муравейник
(В. Цой)

8. Следи за Собой
(В. Цой)


 

Виктор Цой — вокал, гитара
Юрий Каспарян — лид-гитара
Игорь Тихомиров — бас-гитара

Слова - Виктор Цой
Музыка и аранжировки - КИНО

Записано в 1990 годe на студии "Видеофильм",
Звукорежиссеры - Юрий Каспарян, Игорь Тихомиров

Ремастерировано в  1996  голу в студии MMS
Звукорежиссер ренастеринга - Евгений Гапеев

Звукорежиссер   -   Евгений   Гапеев
Фото:   -   Валентин  Скляров
Дизайн  обложки  -  Андрей Гусев
Дизайн серии - Василий Гаврилов, Павел Семенов


LP, "Moroz Recordc", 1990
CD, "Moroz Records", 1996 (с бонусами)


* * *

***
Черновой вариант которого был записан летом 1990 г. Виктором Цоем и Юрием Каспаряном в латвийском поселке Пленциемс, накануне гибели Виктора Цоя. Музыканты группы Кино самостоятельно доводили альбом, который вышел в декабре 1990 года.
По результатам опроса газеты "Московский комсомолец" он был назван лучшей пластинкой 1990 года.
Обложка альбома была ровного чёрного цвета и не содержала никаких надписей, кроме логотипа группы (отсюда его официальное название - "Кино"). Налицо были явные аналогии с "Белым альбомом", которые тут же были подмечены фанатами Цоя. Впоследствие название "Чёрный альбом" прижилось и в официальной дискографии группы.


Виктор Цой, 1990.


***
"Наше радио", программа "Летопись":

К началу лета 1990 гастрольный тур был закончен. Финальным аккордом его стало выступление 24 июня на большой спортивной арене стадиона Лужники перед 70 тысячами зрителей. ...После этого шоу группа взяла на лето тайм-аут, и Виктор Цой с Юрием каспаряном выехали в Юрмалу.

Ю. Каспарян:
Сначала Виктор уехал, отдыхал... Я тогда как раз купил машину, погрузил на нее пожитки все - портостудию там, усилители, инструменты - и поехал в Юрмалу... И мы там занимались... в сарайчике каком-то, сеть главное чтобы была...

На четырехканальную портостудию, которую привезла из Америки жена Каспаряна - Джоана Стингрей - уже был записан альбом "Группа Крови". На ней же были сделаны прикидочные версии песен для нового альбома.
... За месяц с небольшим рабочая запись альбома была закончена. 13 августа Юрий Каспарян вернулся в Ленинград, а Виктор Цой решил задержаться в Юрмале на несколько дней...

Из оперативной сводки Латвийской госавтоинспекции:
"Столкновение автомобиля "Москвич"-2141 темно-синего цвета с рейсовым автобусом "Икарус"-280 произошло в 12 часов 28 минут 15 августа 1990 года на 35 км трассы .... Автомобиль двигался по трассе со скоростью не менее 130 км/ч. Водитель - Цой Виктор Робертович - не справился с управлением. Смерть В. Р. Цоя наступила мгновенно. Водитель автобуса не пострадал".

Песни доволились до ума в ВПТО студии "Видеофильм". В бывшем особняке Лаврентия Берии музыканты придавали рабочим записям окончательный вид. Работали втроем - к Каспаряну и Гурьянову присоединился басист КИНО - Игорь Тихомиров.

Ю. Каспарян:
...Я ответственность большую ощущал при сведении...

Г. Гурьянов:
Не было присущей радости и веселья, сопровождающего записи всех предыдущих альбомов. Ну. конечно, стоит ли описывать наши чувства в это время? Мы старались максимально сохранить звук, стиль... Из-за этого было трудно даже работать, потому что...

Ю. Каспарян:
...потому что был Витя записан на этой кассете...

Г. Гурьянов:
...Никаких радикальных перемен!

Винил "Черного альбома" напечатали полумиллионным тиражом во Франции в кампании "Метадигиталь". Впервые в истории советской звукозаписи пластинку удалось записать и напечатать без какого-либо участия фирмы "Мелодия". Первый тираж начали продавать 9 января 1991 года в Московском Дворце молодежи. Цена диска по тем временам была бешенной - 25 рублей. Для сравнения самый дорогой - болгарский - диск в магазине стоил 7,5 руб, а обычные - нашего производства - 2,5-3,5 руб.
За свой четвертной покупатель получал собственно винил, пакет и плакат группы КИНО. Плакаты были в двух версиях, на одном из которых был напечатан тексты неопубликованных песен "Вопрос" и "Завтра Война".
Не обошлось без скандалов. За билет на презентацию диска сдирали по полторы сотни, что откровенно взбесило фанатов. А вскоре по стране стали продаваться винилы без плаката и пакетов. Как оказалось 10 тысяч дисков были украдены с завода еще до презентации и, соответственно, пошли в народ.


Так называемая "Стена Цоя", возникшая стихийно на Арбате после его гибели.


***
И. Тихомиров, "COSMOPOLITAN", сентябрь-октябрь 1995 г.:

У меня эти несколько месяцев слились в какой-то сплошной кошмар. Гибель близкого человека всегда тяжело переживается, а здесь это еще было связано с неизбежным крушением жизненных планов, которые были выстроены уже надолго вперед: запись альбома, поездка в Японию... Истеричные похороны, бесконечные интервью какие-то, жуткие финансовые разборки и изнурительная работа над альбомом, которая в основном свалилась на меня. Ребята вели себя довольно инфантильно, по большей части боролись с Айзеншписом. Я же чувствовал, что есть материал и его надо издать - остались демонстрационные записи, сделанные на нашей студии. Аранжировки прикидочные, но, к счастью, голос был записан на отдельном канале. Его можно было выделить и доработать все остальное. Весь сентябрь провели в студии в Москве, а "доводить до ума" поехали во Францию. Хотелось сделать хороший, максимально профессиональный звук. Когда все было кончено, приехал домой и "вырубился".


***
А. Троицкий:

Расположением песен внутри альбомов всегда занимался Цой. Он же давал альбомам названия. Поскольку последняя пластинка группы "Кино" вышла в свет уже после смерти своего лидера, названия у нее нет. В народе ее обычно называют "Черный альбом" - в соответствии с оформлением. История создания пластинки такова. После долгих интенсивных гастролей, в начале июля 1990 года Цой и Каспарян, взяв гитары и порта-студию, уединились на даче в Юрмале. Они отдыхали от стадионных концертов и одновременно записывали черновик нового альбома. По словам Каспаряна, работа шла довольно туго: за все время целиком была записана и инструментирована единственная песня - "Красно-желтые дни". Все остальное, что записалось - это сам Цой, поющий под акустическую гитару новые песни. Предполагалось, что альбом будет записываться на большой профессиональной студии ("Мосфильм" или "Ленфильм"), а сведение состоится в Париже (где уже был удачно сведен предыдущий диск "Кино" - сборник "Последний герой"). Однако все вышло не так. 15 августа Цой погиб. Запись осталась. В октябре-ноябре 1990 года в Москве на студии "Видеофильм" Каспарян и Тихомиров реставрировали четырехканальную запись с голосом и ритм-гитарой Цоя, аранжировали новые песни, наложили партии других инструментов и смикшировали запись. Все инструментировки они придумывали фактически вдвоем, ударник Густав участия в работе не принимал. Процесс "воссоздания" последнего альбома Цоя и "Кино" был невероятно тяжелым и нервным. С одной стороны, груз трагических обстоятельств и ответственность перед погибшим другом. С другой - чисто профессиональные и технические проблемы, связанные с необходимостью создания полноценной фонограммы на основе, фактически, "домашней" записи. Кроме того, сильнейшее давление оказывалось извне: миллионы поклонников знали о существовании "выжившей" записи и ожидали ее с растущим нетерпением. Относительно конечного результата мнения двух музыкантов "Кино" расходятся. Каспарян считает, что будь у них больше времени на работу, можно было бы сделать альбом интереснее. Тихомиров уверен, что в сложившихся обстоятельствах они сделали максимум возможного. Так или иначе в декабре 90-го года "Черный альбом" был представлен публике.


***
Интервью с Ю. Каспаряном, Fuzz №9/ 2005:

«FUZZ»: У нас в редакционном архиве обнаружилось это фото — какие-то ассоциации вызывает?
Ю. Каспарян: Лица знакомые… Это Натали, Жоэль. Они помогали нам выпустить альбом Кино 1991 года, Чёрный альбом. Сводили-то мы его во Франции. Это 1990 год. Ботиночки, смотрю, ещё те, свитер, джинсы… Жоэль, насколько я знаю, сейчас культурный атташе Франции в Москве.

«FUZZ»: Эта пресс-конференция где происходила?
Ю. Каспарян: Ну, это не презентация. Презентация была в МДМ…

«FUZZ»: В Чёрный альбом вошло девять песен, написанных в разное время…
Ю. Каспарян: Там все песни новые, кроме «Следи за собой» — она была записана на «Мосфильме», по-моему, во время сессии, когда мы писали музыку для Ассы. Не знаю, почему Виктор решил её вставить в альбом. И «Когда твоя девушка больна» — это из цикла песен «Про любовь»: «Это не любовь», «Братская любовь» — замечательные песни, которые потом вообще непонятно куда делись. Ну, то есть они вошли в так называемый альбом «Неизвестные песни», а записывались дома у Лёши Вишни перед «Группой крови». Та сессия как-то заглохла, но вот остались эти песни — «Ты обвела меня вокруг пальца», «Братская любовь» и прочее… Потом Виктор резко сменил курс и написал материал для «Группы крови»… А остальные песни — новые, написанные за последний год.

«FUZZ»: Были разговоры о том, какое будет название альбома, когда он выйдет?
Ю. Каспарян: Нет. Ну, осенью должна была быть студия… Рабочего названия у альбома не было — мы на эту тему не думали.

«FUZZ»: Когда и где была сделана рабочая запись «Чёрного альбома»?
Ю. Каспарян: В Латвии, в Тукумсе, где мы отдыхали. 24 июня 1990 года мы отыграли концерт в Лужниках, и Виктор тут же, в течение недели, уехал отдыхать. Я занялся покупкой машины. Купил с определённой целью: тоже поехать в Латвию. Прихватил аппаратуру: инструменты, портостудию, усилитель с колонками. Это та самая знаменитая аппаратура, которую привезла Джоанна. Что-то до сих пор лежит у меня, что-то дома у моих родителей, что-то у Тихомирова. Пультик, магнитофон. Я его пытался даже как-то починить, но безуспешно. Поехал к Виктору. Мы там отдыхали, развлекались и работали. То есть к тому времени у Виктора на кассете уже были записаны какие-то намётки под гитару. И в основном мы обсуждали, какая будет ритм-секция — такая фактура, этакая… Ну, Виктор, естественно, играл и пел. Я программировал, тоже играл что-то: бас-линию прописал, барабаны. Помню, что Виктор очень небрежно сначала спел, и я его попросил перепеть по-настоящему — ну, мне же нужно было сидеть и работать с этим! Спой, говорю, нормально, пожалуйста. Он: ой, ну ладно!… Перепел. Все это продолжалось в течение месяца или, может быть, немногим меньше. Потом я собрал вещички, забрал эту кассету, и четырнадцатого августа в пять часов вечера уехал. Всю ночь ехал, пятнадцатого, около шести утра, приехал в Питер и завалился спать. Где-то часа в два проснулся, поехал в гости, и там уже Марья на меня вызвонила с трагической вестью. Тихомиров как раз в это время приехал из отпуска — тоже после ночи езды. Мы созвонились, он взял свою супругу, я взял Марья ну, и мы поехали обратно…

«FUZZ»: Почему именно Тукумс был выбран Виктором как место для отдыха?
Ю. Каспарян: Ну, там был небольшой хуторок. У Наташи Разлоговой он был местом отдыха со студенческих времен. Виктор там отдыхал и в 1989 году. Там была филологическая тусовка, небольшая компания Наташиных друзей. Я жил в небольшом домике для гостей, а Виктор с Натальей и детьми — с сыном Наташи и со своим сыном Сашей — жили в хозяйском доме. Очень мило проводили время — гуляли, разъезжали по окрестностям, ездили в Юрмалу. Отдых… Под студию у нас там был сарайчик отведён.

«FUZZ»: Телефон там был?
Ю. Каспарян: Я не видел, но, судя по тому, что Наташа дозвонилась…

«FUZZ»: В августе 1990-го Тихомиров и Гурьянов чем занимались?
Ю. Каспарян: Про Георгия ничего не могу сказать, а Игорь ездил отдыхать в деревню с семьей. Потом Аизеншпис организовал запись — мы писались на «Русском видео», в Москве, на даче Берии. Хорошая студия, профессиональные звукорежиссёры. Ну, собственно, у нас главная задача была — сохранить все, что от Виктора осталось: голос, гитару. И потом несколько технических моментов: синхронизировать записанную вот на этой демонстрационной кассете драм-машинку с синхросигналом. Помню, сидел там, «плюс-минус» нажимал. В одном ухе — запись драм-машинки, в другом — реально играющая музыка. То есть все четыре трека скинули на двадцатичетырёхканальную плёнку, прописали синхросигнал и потом уже искали звуки. Там был выбор на студии: барабаны «Siemens» электронные — по слухам, сделанные на заказ для Def Leppard, сем-плеры, банк звуков неплохой. Вот мы им пользовались. Делали аранжировки, записывали. Втроём. Это было в сентябре-октябре. В ноябре мы уже поехали в Париж всё сводить.

«FUZZ»: Каким было состояние участников группы в тот момент?
Ю. Каспарян: Конечно, шок был — но как бы в глубине, на уровне подкорки. Я помню, меня так трогало… В песнях Чёрного альбома тема прощания очень чётко звучит… И во время записи все это очень сильно эмоционально воздействовало.

«FUZZ»: Было понятно, что группа после этой записи прекратит существование?
Ю. Каспарян: Конечно.

«FUZZ»: Вы не задумывались, что будет дальше?
Ю. Каспарян: Никто особо не задумывался. Ну, я, по крайней мере. Не знаю почему… Наверное, в силу характера.

«FUZZ»: Если бы не случилась трагедия в Тукумсе, как, по-вашему, развивались бы события?
Ю. Каспарян: Не знаю. Был бы небольшой спад популярности, а потом выход на стабильный, довольно высокий уровень. Типа наших отечественных Rolling Stones что-нибудь. Если бы Виктор не увлёкся кинематографом серьёзно. Снимался бы где-нибудь в Японии и приезжал бы два раза в год здесь концерты играть, записывать альбомы.


***
А. Рыбин "Кино с самого начала и до самого конца", изд-во "Феникс", 2001:

<Говорит Юрий Айзеншпис> - ...В общем, когда он погиб, моя обязанность как продюсера была в том, чтобы довести его работу до конца. Я имею в виду этот последний альбом, который называют "Черным". Еще летом я обещал ему, что новый альбом, материал для которого уже был написан, выйдет осенью. И я сдержал слово.
Юрий сделал то, на что вряд ли пошли бы в Ленинграде. Альбом, конечно, был бы сделан в любом случае, вопрос только в том, как.
Несколько лет спустя я писал свою сольную пластинку в хорошей студии, и Юрий Морозов, сидевший за пультом на сведении, заметил:
- Леша, что тут думать? Вопрос качества - вопрос денег. Все очень просто...
Это аксиома, работающая в шоу-бизнесе всегда и везде. Юра Айзеншпис взял банковский кредит, взял его под себя, кредит по тем временам сумасшедший, что-то в районе миллиона долларов, если пересчитывать на привычную валюту. Ну, миллион не миллион, а тысяч, примерно, восемьсот. Мы специально считали. На эти деньги и был записан и издан этот самый "Черный альбом". Что характерно, это был первый в истории независимый русский альбом, который вышел без всякого взаимодействия с "Мелодией", и вышел в России, тем самым нарушив монополию этой фирмы на тиражирование записей отечественных артистов.
Тираж разошелся в течение трех-четырех месяцев, Юрий вернул кредит, и пришла пора дележки авторских прав Виктора. Юра Айзеншпис не стал воевать и отбивать себе разного рода смежные права, просто отдал все, что у него было по этой сфере деятельности, по "Кино" то есть, и закрыл этот вопрос. В дальнейшем всеми вопросами, связанными с публикацией наследия "Кино", занималась и занимается фирма "Мороз-Рекордс".
"Черный альбом" - работа Каспаряна и Тихомирова. Густав уже не принимал участия в записи, да и вообще он очень опосредованно участвовал в студийной работе "Кино" на всем периоде совместного творчества.
Альбом мог бы быть гораздо более радикальным, если внимательно слушать тексты, то это становится очевидным, но Игорь Тихомиров придал ему некую всеядную попсовость - в хорошем смысле этого слова. Он получился каким-то ненарядным, без кульминационных всплесков, очень ровным, очень одинаковым от начала до конца, с одной энергетической напряженностью, и напряженностью, на мой взгляд, очень слабой. Просто ровная, качественная поп-музыка без особенных изысков. Может быть, даже чересчур ровная...


Музыканты, Е.Додолев и Ю.Айзеншпис на презентации "Черного альбома", в МДМ (Москва, 12 января 1991).


***
Н.Барановская, 1991:

...Цой в нем <в последнем альбоме> раскрывается совершенно  по-новому.  Он там какой-то не восточный, я бы сказала.  Очень русский получился альбом,  с какими-то даже фольклорными мотивами.  Поэтому  я не верю в то, что он сделал все,  что мог.  Даже по этому  последнему альбому чувствуется,  что тут только что-то началось - совсем другое, новое.  Оно еще даже не раскручено, только наметки,  отдельные  моменты,  из  которых мог вырасти совсем другой стиль.


***
Из интервью с Г. Гурьяновым, 2007(?):

- Чья была идея "черного квадрата" в Последнем альбоме?
- Моя идея. Денис Егельский и еще кто-то мне ее выговаривал. Очень удачно. Черный цвет - очень модный в то время. Квадрат Малевича, но это еще и по ассоциации, мы очень любили, с группой JOY DIVISION: у них две пластинки, одна белая, другая черная.

Пластинки группы JOY DIVISION, о которых говорил Г. Гурьянов - "Unknown Pleasures" (1979) и "Closer" (1980):



 

Автор и координатор проекта "РОК-ПЕСНИ: толкование" -
© Сергей Курий

<<< Вернуться на главную страницу проекта

<<< Вернуться на страницу В. Цоя и группы "КИНО"

<<< Вернуться на страницу "Дискография"

<<< Вернуться на страницу "Песни по алфавиту"

   « назад





Последний номер
2015/№1 (виртуал.)