Журнал для интеллектуальной элиты общества  
 
 

Рок-толкование песен группы НАУТИЛУС: альбом "Разлука" (1986)    

ВНИМАНИЕ!
Проект "РОК-ПЕСНИ: толкование" переезжает на новый сайт:
http://www.kursivom.ru/
Туда уже перенесён раздел группы НАУТИЛУС ПОМПИЛИУС.
Теперь все обновления будут происходить по этому адресу.

Автор и модератор проекта - Сергей Курий.


"Разлука" (1986)


Обложка CD 1994 (ICE music & JSP):
 



Обложки дисков группы НАУТИЛУС ПОМПИЛИУС позаимствованы на сайте "Компактная дискография">>>. Там вы можете более досконально ознакомиться с дискографией группы и найти обложки и буклеты в более высоком разрешении.


1. Разлука
(сл. и муз. народная)

2. Эта Музыка Будет Вечной
(В. Бутусов - И. Кормильцев)

3. Казанова
(В. Бутусов - И. Кормильцев)

4. Праздник Общей Беды
(В. Бутусов)

5. Взгляд с Экрана
(В. Бутусов - И. Кормильцев)

6. Хлоп-хлоп
(В. Бутусов)

7. Шар Цвета Хаки
(В. Бутусов)

8. Наша Семья
(В. Бутусов - И. Кормильцев)

9. Рвать Ткань
(В. Бутусов - И. Кормильцев)

10. Всего Лишь Быть
(В. Бутусов - И. Кормильцев)

11. Скованные Одной Цепью
(В. Бутусов - И. Кормильцев)


 

Вячеслав Бутусов - вокал, гитара
Дмитрий Умецкий - бас, бэк-вокал
Виктор Комаров - клавиши, бэк-вокал, драм компьютер
Алексей Могилевский - саксофон, клавиши

Звукорежиссер - Андрей Макаров

Запись произведена в августе 1986 года
Издана в августе 1993 года

© 1986 NAUTILUS POMPILIUS

LP:
1993, РИО "ТАУ Продукт"

CD:
1993, Jeff Records;
1994, ICE music & JSP;
1995, Apex Records;  
1998, Dana music.

Обложки виниловой пластинки 1993 г. (РИО "ТАУ Продукт"):




Обложки CD 1993 г. (ICE music & JSP):




Обложки CD 1998 г. (Dana music):







* * *

Д. Умецкий, specialradio.ru, Сентябрь 2007:

Кормильцев появился у нас следующим образом. Он пришел проситься к нам на работу, сказав, что хочет быть штатным поэтом коллектива. Он и до этого писал тексты песен, но они были, мягко говоря, малоинтересны. И вдруг, придя к нам, он начал писать совершенно по-другому. Кормильцев приносил огромные папки стихов и ужасно обижался, когда половину этих бумаг мы выкидывали в помойку - для него это было, что называется, "по живому" (истерики и прочее). Жутко ругался. Тем не менее, я по сей день считаю Кормильцева лучшим попсовым поэтом. Что-то схожее я нахожу лишь у Меладзе, по крайней мере, качество товара сопоставимо.
Вот тогда, после прихода Кормильцева, начал вырисовываться некий план действий, тогда же появились и первые профессионалы. Понятно, что они были нужны, и брали мы их из ресторанов. Но брали только тех, у кого был хороший послужной список, скажем, работа в Москонцерте. А Могилевского, например, пришлось выдергивать из деревни, где он работал директором клуба. Но его надо было именно выдергивать, хотя я никогда себе не прощу того, что, возможно, увел человека с избранного им пути. Выдергивали с криками, воплями, скандалами - перевезли в Свердловск.
...И постепенно, из желания поиграть на танцах и понравиться девушкам, это превратилось в смысл жизни. Конечно, в группе существовал принцип коллективного творчества, общим кругом решались все вопросы. Но я, пожалуй, занимался редактированием и оргвопросами больше остальных. В том, что касается аранжировок, нам очень помог Могилевский - человек с музыкальным образованием, он очень сильно нас смог украсить. А Хоменко дал основную, плотную клавишную фактуру, сумел ее выполнить, как четко поставленную перед ним задачу.
Но давления на нас с их стороны не было. Они не говорили нам: "Ты не ту ноту берешь, надо эту". И не только потому, что могли за это по башке получить. Например, Хоменко, при всем его опыте, считал, что необходимо максимально сохранить то, что есть в наших песнях - они сами, будучи профессионалами, так писать не умеют. "Наутилус", с музыкальной точки зрения, был ведь очень просто построен.  
Как ни крути, советские группы - в подавляющем большинстве и изначально - были чисто гитарными, клавиши в них всегда играли второстепенную роль. Во-первых, на гитарах было проще научиться играть, их легче было достать или сделать самому. Во-вторых, мальчики с фортепьянной школой неохотно шли в рок-группы: непрестижно, некарьерно, да и барабанщик пьет портвейн, а его девушка носит чулки в крупную клетку, которые связала сама.
Но в начале 80-х прошлого века на Западе случилась электронная революция, синтезаторы потеснили гитары и стали не только гармонизирующими и солирующими инструментами, но и, что важно, ритмообразующими. Я не только драм-машины имею в виду, но возможность создавать ритмическую фактуру, используя тембровую яркость синтезатора. Именно это, плюс радикальные в поэтическом и смысловом отношении тексты выделяли "Нау" из общей массы советских рок-групп периода перестройки.
...Не стоит забывать и о том, что песни "Нау" писались не как рок-манифесты, чем грешили тогда многие, а как потенциальные шлягеры для всех, а не в рамках молодежных субкультур крупных городов для ограниченного числа "продвинутых". С точки зрения "профессионалов", участники "Наутилуса" вообще никакие не музыканты, но из амбициозных "специалистов" невозможно создать популярную группу по определению, а из этих ребят вышел тот самый, любимый миллионами "Наутилус" и, что примечательно, оцененный как социальный артефакт…



НАУТИЛУС-1986: Д. Умецкий, В. Бутусов, А. Могилевский и В. Комаров.



***
Д. Умецкий, 1991 г.:

Может прозвучать слегка высокомерно, но весь тот бешенный успех, который пал на НАУТИЛУС в 1988 году, был нами просчитан в Свердловске, за кульманами, с 9 до 18 с перерывом на обед. Пока наши коллеги застраивали микрорайоны, мы "застраивали" альбом "Разлука", руководствуясь примерно одними и теми же принципами: чтобы было удобно всем. Каждый человек, вне зависимости от его социального положения и степени развития интеллекта, должен был найти в "Разлуке" песни для себя и про себя. Эта задача кажется невыполнимой только на первый взгляд. На самом деле американцы, скажем, снимая кино, давно используют этот принцип, и получается такой эффект "слоеного пирога". Любой, добираясь до своего "слоя", съедает весь кусок и просит добавки. "Пробовать" наш альбом мы давали своим. Если они "проглатывали", то вариант оставался...
Был еще один "фундаментальный принцип": минимум средств - максимум эффекта. С минимумом средств проблем не было, так как не было ничего: ни музыкального образования, ни сносной аппаратуры, ни студии, ни малейшего понятия о том, как двигаться на сцене. Со всем этим "минимумом" предполагалось достигнуть "максимума". Следовательно мелодия просто обязана быть простой.
С движениями мы расстались и застыли как нерукотворные памятники. По поводу костюмов разгорелась небольшая дискуссия. То, что единственный цвет, который мы можем себе позволить - черный, было ясно. Но Слава тяготел к такому полуметаллическому наряду "а-ля Цой", а мне казалось, что нужно нечто более трогательное, романтичное и расхристанное, напоминающее обмундирование белой армии в 19-м году. Когда я себе это сшил и слегка разодрал глухой ворот кителя, Бутусов сказал: "Я тоже такое хочу!" и - мы стали тем, чем стали - врангелевцами "на излете", перед отплытием из Крыма.
Тексты?.. Кое-что писали сами, в основном тогда уже брали у Кормильцева. Всё, естественно, не "вдруг".




Виктор "Пифа" Комаров, Вячеслав Бутусов и Дмитрий Умейкий времен "Разлуки".


***
В. Бутусов:

Мы уже тогда знали, что надо делать, чтобы звучать современно. Нас поражало, как "романтики" столько всяких новых вещей понавыдумывали и вспомнили. И перед нами стояла задача успеть все попробовать. У нас не было цели сделать что-то новое и сверхъестественное. Мы были эклектичны с самого начала.
...В музыкальном плане каждой из песен "Разлуки" можно было найти аналог в западной или отечественной рок-музыке. Но в силу нашего непрофессионализма он был неузнаваем, поскольку мы так и не смогли сделать то, что хотели изначально.


***
А. Кушнир:

Прямо в подвале клуба архитектурного института, в котором происходила запись одного из самых знаменитых альбомов 80-х годов, Зиганшин уложил музыкантов «Наутилуса» на пол. Затем накрыл их сверху материей - таким образом, чтобы виднелись только очертания фигур. Тут же была произведена небольшая фальсификация - вместо отсутствующего Могилевского с левого края был уложен звукооператор Андрей Макаров.
Дальнейшие события развивались следующим образом. Упрятав рок-квартет под грубую ткань, Зиганшин залез на лесенку-стремянку и завис над группой вместе с фотоаппаратом. Взглянув в объектив, Ильдар понял, что для получения эффекта «облегания» лиц необходимо резко смягчить тряпку. Для этого ее следовало сделать сырой. Таким образом, во имя высокого искусства на музыкантов было вылито целое ведро воды.
«Когда я начал снимать, люди под материей вдруг зашевелились, - вспоминает Зиганшин. - Внезапно выяснилось, что вода забила все поры и воздух сквозь ткань не проходит. Музыканты стали задыхаться, биться в истерике, но мужественно дотерпели до конца съемки».

Затем Зиганшин сделал несколько фотографий в формате настоящей пластинки (30х30 см), поскольку именно с этого размера удобнее всего было печатать качественное уменьшение снимка. Название альбома было написано сверху целиком, а название группы - только в виде аббревиатуры N.P. Сделано это было из соображений конспирации, поскольку для 86-го года эта работа «Наутилуса» казалась весьма стремной. Не случайно вначале альбом распространялcя в усеченном варианте - без «Гороховых зерен» и «Скованных одной цепью». Когда же «Разлука» пошла в народ целиком, музыкантам стали приходить письма с вопросами: «Правду ли говорят, что на обложке «Разлуки» прикрыты тряпкой лица членов Политбюро?»
Интересно, что к «Разлуке» существовала еще одна обложка (производства Бутусова), на которой графически был изображен некий мультипликационный персонаж - то ли мутант, то ли тролль, писающий на ядерные грибы. Говорят, что данный лирический сюжет приснился Славе под утро в душную летнюю ночь 1986 года. С точки зрения Зиганшина, эта картинка, несмотря на всю свою очаровательную странность, получилась суховатой и одномерной. Ильдар был уверен, что не графический рисунок, а именно фотообложка может придать альбому дополнительный объем, дополнительную обстановку времени и пространства.
В свою очередь, Бутусов в тот период старался всегда отдавать предпочтение идеям друзей - тем более, если идеи на самом деле были оригинальными. Согласитесь, уж чего-чего, а оригинальности в варианте Зиганшина было предостаточно. «Ильдар весьма логично убедил нас в грандиозности своих замыслов, - вспоминает Бутусов. - После того, как нас уложили на грязный пол и опоганили в прямом и переносном смысле, нам было просто нелогично не выпускать эту обложку. Тем более что по тем временам она выглядела довольно круто и сама идея оформления была очень удачной».


***
Ильдар Зиганшин об оформлении альбома «Разлука»:

На чем я учился? Еще с начала 70-х я довольно внимательно изучал западные обложки, с интересом всматриваясь в каждый «инопланетный» конверт виниловой пластинки, который попадал в руки. Позже (уже к концу 80-х) узнал, что многие из впечатливших меня обложек создала группа Hipgnosis (объединившая очень известных художников, дизайнеров и фотографов). С этим визуальным багажом в голове я и пытался позже подходить к оформлению у нас.
«Разлука» — это был третий альбом группы. Сначала Слава (Бутусов. — OS) сам сделал рисунок шариковой ручкой с неким персонажем, но выглядело это как-то сухо и пресно. Сам материал получился настолько плотным и мощным, что хотелось визуального адеквата. И я предложил опять (как и на прошлых альбомах) попробовать с фото. Мы собрались в клубе «Арха» (где и записывался альбом) — это рядом с Архитектурным институтом — практически всем составом, записывавшим «Разлуку». Я положил ребят на пол, накрыл простыней, поставил поперек скамейку и с нее уже, зависнув над ними с фотиком, начал снимать. Никакого оборудования, смешное освещение — одна лампочка Ильича висит. Полуподвал, даже окон нет. О студийных световых головках еще и не слыхал никто.
Хотелось передать состояние... савана, состояние всех песен альбома. Если на обложку альбома невозможно смотреть во время прослушивания песен — то это для меня неудачная работа. В голове вертелись какие-то западные обложки — вроде Deep Purple «In Rock» с каменными лицами, «Белого альбома» битлов.
Кстати, вместо Алексея Могилевского, который не пришел, на пол лег Андрей Макаров. Выяснилось, что драпировка не принимает форму лиц, не чувствуется скульптурности, непонятно, что там живые человеческие лица. Решили намочить простыню, чтобы она облепила лица, сбегали за ведром. Я сделал около 20 с лишним кадров на пленку, до сих пор они хранятся у меня. Ребята чуть не задохнулись под мокрой тканью. Снимал с долгой выдержкой, в одну шестую секунды, без штатива, нависая над ними со скамейки. Выбрал самые резкие варианты, скадрировал равностороннюю поляну под обложку.
А потом еще, как-то возвращаясь домой, сфотографировал городской ландшафт: сумерки, небо, световые следы уходящих трамваев — это стало частью обратной стороны обложки. Отпечатал на фотобумаге 30х30 см обе стороны и навел графику с текстами. Мне самому оформление понравилось, показал Славе, он тоже порадовался, альбом начал распространяться по Союзу, посильная часть рассылаемых бобин была оформлена. Разные легенды ходили по Союзу о том, что на самом деле изображено на этой обложке. Лет через 10 вышел винил, а потом и компакт-диски под этой обложкой.


***
В. Бутусов, "Фотомастерская", февраль 2012:

С моей стороны попыток оформлять альбомы было довольно много. В качестве примера могу привести эскиз обложки альбома «Разлука» — единственный, правда, который сохранился на сегодняшний день. К тому же это незаконченная обложка — только проект. Пока я работал архитектором в «Уралгипротрансе», делал эскизы в формате планшетов — в большом масштабе. Также для этого альбома я предлагал обложку, на которой странные люди, похожие то ли на мутантов, то ли на инопланетян, ходили по планете и писали на маленькие ядерные грибки. Все это было выполнено в зеленой цветовой гамме и представляло собой весьма апокалипсическую картину. Такой вариант принят не был, «Разлука» в итоге вышла в оформлении упомянутого выше Ильдара Зиганшина. Между прочим, для создания этого художественного образа участникам группы «Наутилус Помпилиус» пришлось полдня пролежать под мокрой простыней!


Судя по всему, это и есть обложка "Разлуки" в оформлении В. Бутусова.
(фото из журнала "Фотомастерская", февраль 2012)

***
А. Кушнир "100 магнитоальбомов русского рока":

Что же касается самого альбома, то, как водится, всеобщего фурора он сначала не произвел Более того - в местной подпольной рок-прессе его больше ругали, чем хвалили "явная неудача группы", "слишком напоминает "ДДТ", "альбом полностью провален" И лишь осенью, на открытии очередного сезона свердловского рок-клуба, наступило тотальное протрезвление "Наутилус" впервые выступил в жестком имидже - врангелевская унтер-офицерская форма, ордена, боевой макияж и галифе После того, как веселая в недалеком прошлом студенческая команда агрессивно исполнила акапелла песню "Разлука", над залом зависла жуть и наступило неподдающееся описанию оцепенение Возможно, именно с этой минуты и началось всесоюзное восхождение группы "Наутилус Помпилиус".


***
Д. Умецкий, 1993:

После выхода «Невидимки» у нас опять начались внутренние препирательства по поводу Славиной рефлексии, но все равно мы продолжа.г работать. Бутусов начал делать материал нового альбома и он был наработан, но к сожалению, почти весь его пришлось забраковать. Это был промежуточный альбом между «Невидимкой» и "Разлукой", и мы его как промежуточный и отбраковали. После чего более или менее осознанно сели писать «Разлуку».

В это время на нашем горизонте снова появился Андрей Макаров, у которого были какие-то проблемы с распределением, и ему пришлось из-за этого чуть ли не на второй год оставаться. Но нам это было на руку, так как он устроился работать директором нашего институтского клуба, и у нас соответственно появилась база, где можно было нормально работать. Приблизительно в это же время был создан. Свердловский рок-клуб и даже началась какая-то концертная деятельность.
Перед самой «Разлукой» в составе нашей группы появился саксофонист Алексей Могилсвский, который во время записи отыграл на саксофоне и клавишах. Причем история его появления в «Наутилусе» требует того, чтобы о ней рассказать подробнее.
Леше закончил Свердловское музыкальное училище по классу саксофона, и его как молодого специалиста распределили в глухое село, где он. кстати, и написал свой ольбом «Доровня». Но сейчас но об этом. Дело • том. что Леша— человек пьющий, да еще и по-крутому. Он когда в училище учился, у него было постоянно пограничное состояние. В общем, разгильдяй-разгильдяем, водки выпить или на саксофоне подуть — на раз.
И в то же время музыкант он великолепный. Как они, кстати, с Пантыкиным развлекались, мерзавцы: садилась эта парочка вдвоем за один рояль и начинала играть. Один — «Гимн Советского Союза», а второй — «Во поло березонька стояла». И так это у них красиво получалось, так весело, что они шоу на целый час заворачивали.
И вот уехал Могилевский по распределению в деревню, стал там директором клуба, получил дом, свинюшек завел, хозяйством занялся...
Он когда первый раз из своей деревни приехал в Свердловск и зашел к нам, мы чуть не обалдели. Представляете, входит человек, мы к нему с радостными криками бросаемся, а он — ...в костюме, и речи типа «Вы чего это, ребята, озверели? Какой рок-н-ролл? У меня там свой клуб, я там свиней выращиваю, туда-сюда...» Причем такой вот текст выдается на полном серьезе. У нас — глаза девять на двенадцать, все в панике, спрашиваем: «Леша, что с тобой? Может, мы лучше выпьем?» А он в ответ: «Нет, я бросил, все, больше но пью. И вообще я теперь прилежный семьянин и все такое...» Мы своим ушам не верим, спрашиваем: «Леша, как же так, что произошло, может, ты заболел?»
В общем, все-таки выпили. А в результате... И не то чтобы мы его в команду тащили, нет, просто проводилась политработа на тему: «Леша, ну нельзя ж так. Какие свиньи? Ты ж саксофонист, ты ж музыкант. Елки-палки, какой там деревенский клуб? Короче, умотали парня, чуть ли не до слез его довели, ну и в результате перепились вусмерть, конечно. Одним словом, совратили мы Лешу, оторвали от свиней и вытащили на свет Божий.
А он, бедолага, потом и с женой развелся... Просто ужас какой-то. Грех этот тяжкий до сих пор у моей совести лежит. Но зато Леша стал музыку писать, в группе "Наутилус" играть— какая-никакая, а компенсация за потери вроде бы есть.
Недавно он мне звонил сообщил, что в Лондон едет. А мог бы до сих по в деревне со свиньями cидеть...


Алексей Могилевский, саксофон которого стал "визитной карточкой" саунда НАУТИЛУСА.

Но вернемся к «Разлуке». К тому времени в группе уже сложилась четкая система, расклад стал жесткий, но зато и пошла профессиональная работа. Кормильцева взяли в штат как официального текстовика группы. Бутусову было полностью отдано написание материала, а я занимался организацией всего творчеокого процесса, всей этой кашей — правкой текстов, отбором репертуара, имиджем, сценографией и т.д. Напрямую дать точное oпределение моим функциям довольно сложно, поскольку не существовало даже самого простого механизма регулирования творческого процесса, и все приходилось решать в разговорах, в тусовке, какие-то вещи вообще можно было доказать только на собственном примере, но в первом приближении это была продюсерская деятельность.
Концертов мы тогда практически не давали, ну, может, один-два каких-то левых в самом Свердловске и все. А тут еще и ситуация в тот период сложилась довольно тупиковая, вроде работаем-работаем, пишем альбомы, слава Богу, есть рок-клуб, но что будет с концертами — непонятно, а тут еще архитектурная работе над душой висит... Морапьно это все очень сипьно давило, так что какого-то глобального веселья у нас тогда не происходило.

Тем не менее альбом мы записали, причем был сделан сознательный ход на более попсовое звучание, чтобы суметь нормально пробить народ и побыстрее раскрутиться. В «Разлуку», кстати, вошли практически все хиты: «Скованные одной цепью». «Шар цвета хаки», «Рислинг». «Батарейки», «Ален Делон... «Казанова» и т.д.
Что же касается концертного имиджа группы, то у нас была колоссальная задумка. Мы покрасили анилиновым красителем материал в яркие оранжевый, желтый, синий цвета, сшили себе из всего этого костюмы, потом сделали рамки, натянули на них кальку, так чтобы когда прожектор светил на эту кальку из зала, она казалась непрозрачной, глянцевой поверхностью, после чего еще и понакрасились, понамазались со страшной силой. И вот сидит себе народ в зале, глядит на наши щиты, а впечатление такое, что это — пластик, и вдруг развеселые дядьки прорывают кальку и выскакивают намазанные, накрашенные, в попугайских костюмах и чешках и под драм-машину втроем заворачивают рок-н-ролл. В общем, полный вперед, но зато весело.


"Попугайский" имдж НАУТИЛУСА. Лето 1986 г.

Вообще с имиджем у нас была целая эпопея. Ведь мы же на сцене двигались, причем очень активно, скакали козлами, я как вспомню эти выступления попугайские, так вздрагиваю. Ну представьте, выскакивают три козла в пестрых одеждах и начинают по сцене прыгать. Естественно, ни на кого впечатления это произвести не может. Оно, конечно, весело, но вроде музыка-то серьезная, тексты какие-то произносятся, а ведь тогда уже все хиты игрались, тут уже не до шуток. А это на самом доле очень сильно ломает, когда мелодичная музыке, серьезный текст, и все это на фоне прыгающих попугайских товарищей. Выглядит такое по меньшей мере сомнительно.
И вот начали мы переползать из цветастого во что-то более серьезное. Пробовали, экспериментировали,   сапоги какие-то нашли, еще чего-то. В общем, такие рывки были туда-сюда. В конце концов вопрос стал ребром. Слава сказал, что он хочет китайские балахоны «а-ля Цой», я настаивал на мундирах, но окончательно вопрос решился только когда я себе сшил френч и пришел в нем показаться. Бутусов как увидел, сразу заявил, что он тоже такой хочет, и проблема была решена окончательно.
Таким вот образом мы постепенно приехали к чорным костюмам полувоенного образца, статике, то есть доросли до окончательного имиджа. Нам уже стало понятно, что надо делать нормальную концертную программу, причем ударную. Ничего другого от нас просто не приняли бы.


5 октября 1986 г. Концерт на открытии сезона Свердловского рок-клуба. Одно из первых выступлений НАУТИЛУСА в новом сценическом имидже.

Соответственно нужно было набирать и концертный состав. И тогда Могилевский предложил нам посмотреть Алика Потапкина, барабанщика, который в то время работал о «Агате Кристи». Алик нам понравился, очень классный барабанщик на самом деле, мы его пригласили с нами работать, и таким образом команда практически сложилась. Тут еще подтянулся к нам Алексей Хоменко, клавишник, который тогда играл в ресторане и имел собственную аппаратуру, что для нас имело большое значение.
Вообще-то сам шаг с приглашением Могилевевского и Хоменко был не самым лучшим решением, так как все это было чревато последствиями. Добром такое но могло закончиться. То есть с самого начала было ясно, что в будущем у нас с ними будут столкновения. С Хоменко— по одному поводу, с Могилевским — по другому, но будут. Леша Могиловский, например, не понимал, что он делает, во что мы играем. Его все время то в пляс тянуло, то еще чего-то выкинуть. Кто бывал тогда на наших концертах, легче поймет, что я имею в виду. С Хоменко же— другая ситуация. Он очень профессиональный человек, но в определенный момент, когда надо было решаться, что либо мы играем концерты и медленно, но верно деградируем, либо уходим в подполье, репетируем и делаем новую программу, он и выплыл со своими, скажем так, ресторанными взглядами на вещи и поломал всю ситуацию, фактически подбив всех остальных на бунт. Он, кстати, потом в этом сам очень раскаивался, насколько мне известно.
Ситуация на самом деле тогда была — не приведи Господь. Все — хорошие люди, просто замечательные ребята, но как только при отсутствии механизма управления командой столкнулись реальные интересы, особенно интересы денежные, тут же все, весь слаженный рок-н-рольный коллектив моментально превратился в банку с пауками. Буквально на глазах.


***
В. Бутусов, из книги "Рок человека", СПб: Кучково поле, 2008 :

Альбом “Разлука” был записан по всем правилам ундергрунта – ночами, в несанкцианированное время, на чужой аппаратуре, в обстановке полнейшей конспирации. И, ещё не была зафиксирована на плёнку контрцензурная композиция “Скованные одной цепью”, как уже поползли таинственные слухи о том, что архитекторы готовят “хлопушку с сюрпризом”. Мы изнутри тоже осознавали это на каком-то интуитивном уровне, но весьма смутно, потому как находились в тяжёлом экстатическом состоянии - отчасти по причине хронического недосыпания, отчасти по причине постстуденческой безысходности, отчасти по причине всеобщей угнетённости, а то и вовсе по причине прогрессирующего процесса портвейнизации. В тот тревожный предпотопный период нам просто необходимо было соорудить персональное плавсредство для собственного спасения. Нам тогда было несущественно, будет ли это хлипкий плот или прочный ковчег.
“SOS!” – надрывно возопили мы из подвала бревенчатой студии во мрак ночной пустоты огромного индустриального города. Надвигался период смутных перемен. Наша музыка называлась музыкой новой волны и наш маленький лоцманский кораблик довольно бойко пустился в странное странствие по взбудораженной стране, напоминавшей тогда море после шторма. Повсюду плавали тонны фикалий и затонувшего мусора, поднятых глубинным волнением с самого дна людского общества.


***
Ответы В. Бутусова посетителям сайта группы Ю-ПИТЕР, 2009:

- Вячеслав Геннадьевич,я ранее задавал подобный вопрос насчёт Ю-Питера ,вот хотелось бы узнать какой по вашему мнению альбом Нау ,был наиболее удачно получившимся ?
- Видимо "Разлука".


***
Из интервью с В. Бутусовым, baltinfo.ru, 06.05.2011:

- Думали ли вы, что записываете убойный, хитовый альбом? Или для вас тогда все новые песни казались благом, и вы не делили их на хиты и проходные номера?
- У нас было ощущение, что альбом привлекает общественное внимание задолго до выхода. Мы все песни холили и лелеяли по-своему. Главное, что нам все это очень нравилось и доставляло массу положительных эмоций. Эти вибрации, видимо, и проникали в социум.


***
В. Бутусов, 11.02.2015:

Мне, вы знаете, периодически покоя не дает успех альбома «Разлука» «Наутилуса», который мы записали в институте в условиях дипломной работы. Тогда поразительный был эффект. Поскольку нас придавил диплом, мы забыли про эту запись, были спокойно заняты мыслями о распределении, дипломе, военной кафедре. Страшные вещи были, понимаете, которые вытеснили всю эту нашу художественную самодеятельность. Тем более неожиданным было, что вдруг приезжают из Москвы люди и говорят: «Ну давайте, покоряйте уже Советский Союз». (Смеется.) Специально такую ситуацию не сфабрикуешь.

Автор и координатор проекта "РОК-ПЕСНИ: толкование" -
©
Сергей Курий

<<< Вернуться на главную страницу проекта

<<< Вернуться на страницу группы "НАУТИЛУС ПОМПИЛИУС"

<<< Вернуться на страницу "Дискография"

<<< Вернуться на страницу "Песни по алфавиту"

   « назад





Последний номер
2015/№1 (виртуал.)