Журнал для интеллектуальной элиты общества  
 
 

Рок-толкование песен группы НАУТИЛУС: альбом "Человек без имени" (1989)    

ВНИМАНИЕ!
Проект "РОК-ПЕСНИ: толкование" переезжает на новый сайт:
http://www.kursivom.ru/
Туда уже перенесён раздел группы НАУТИЛУС ПОМПИЛИУС.
Теперь все обновления будут происходить по этому адресу.

Автор и модератор проекта - Сергей Курий.


"Человек без имени" (1989)


Обложки дисков группы НАУТИЛУС ПОМПИЛИУС позаимствованы на сайте "Компактная дискография">>>. Там вы можете более досконально ознакомиться с дискографией группы и найти обложки и буклеты в более высоком разрешении.



1. Непорочное зачатье
(Д. Умецкий - Д. Умецкий, В. Бутусов)

2. Боксер
(Д. Умецкий - И. Кормильцев, Е. Аникина)

3. Тихие игры
(В. Бутусов - В. Бутусов, Е. Аникина)

4. Музыка на песке
(В. Бутусов - И. Кормильцев)

5. Красные листья
(Д. Умецкий - И. Кормильцев, Е. Аникина)

6. Люди
(В. Бутусов - И. Кормильцев)

7. Падший ангел
(В. Бутусов - И. Кормильцев)

8. Бриллиантовые дороги
(В. Бутусов - И. Кормильцев)

9. Звездные мальчики
(В. Бутусов - И. Кормильцев)

10. Человек без имени
(Д. Умецкий - И. Кормильцев)


 

Вячеслав Бутусов - вокал, гитара
Гога Копылов - бас
Алексей Могилевский - клавишные, саксофоны
Николай Петров - гитары, гитара соло, акустическая гитара
Альберт Потапкин - барабаны

Гости:
Юрий Ильченко - акустическая гитара, акустическая гитара соло, кастаньеты
Алексей Петров - орган хаммонд
Ксюша Бутусова - детский вокал

Звук: Александр "Полковник" Гноевых

Запись произведена осенью 1989 г. в Ленинграде
Сведение:
Издано в декабре 1995 года

© 1989, NAUTILUS POMPILIUS

CD:
1995, APEX Records, Co.Ltd.


* * *

Из интервью с В. Бутусовым и Д. Умецким, газета "Молодость Сибири" №13, 01.04.1989:

— В последнее время настойчиво ходят слухи, что группа распалась. Это правда?
В. Б.: — Скажем прямо, слухи о нашей смерти сильно преувеличены. Хотя в группе действительно произошли довольно серьезные изменения.
— Поскольку вы снова вместе, это, видимо, означает, что Дмитрий Умецкий вернулся в группу?
Д. У.: — Точнее было бы сказать, что мы со Славой решили попытаться, как много лет назад, снова начать совместную работу. В конце осени прошлого года мы встретились, что называется, после долгой разлуки и обменялись Впечатлениями о том, что происходило вокруг нас и с каждым иа нас в отдельности в течение всего этого времени. Выяснилось, Что наши впечатления и оценки стали во многом совпадать.
— Какие же это были впечатления и оценки?
В. Б.: — Их достаточно много. И самых разных. Скажу одно: мы надеемся, что и положительный, и отрицательный — а его, к сожалению, больше — опыт нам на данном этапе пригодится, хотя он, естественно, не может застраховать нас от каких-то новых ошибок. Самое главное, что нам сейчас интересно работать, независимо от того, какой результат получится. А я, честно говоря, в последнее время стал постепенно забывать это самое состояние «интереса», которое, как мне теперь кажется, мы испытывали, пока играли вместе для собственного удовольствия. В декабре-прошлого года мы начали работать над очередным альбомом. Сейчас приступаем к записи двенадцати новых песен.


***
Из интервью с В. Бутусовым и Д. Умецким, 1990:

— В печать  просочились сведения, что «НП» снимается в кино...
В. Б.: — Пока снялись только в кинопробах. А решение о съемках фильма будут принимать худсовет студии и режиссер Виктор Титов.
— Газета  «Аргументы и факты» сообщила, что героя-ми фильма  будете вы сами.
Д. У.: — Кино для нас — это средство собрать вокруг «НП» творческий коллектив, который поможет донести до зрителей нашу музыку на качественно новом уровне, решить художественные задачи, непосильные одному «Наутилусу». Задумав постановку фильма, мы не открываем Америки. Все помнят «Стену» группы «Пинк Флойд». Правда, добиться успеха на этом пути пока не удавалось ни одной из отечественных групп. И мы не гарантированы от неудачи.
(Справка редакции: полнометражный художественный музыкальный фильм с участием группы «Наутилус Помпилиус» по сценарию Б. Аникиной начнет снимать в конце года режиссер Виктор Титов, знакомый зрителям по лентам «Жизнь Клима Самгина» и «Здравствуйте, я ваша тетя». Рабочее название фильма — «Человек без имени». Так же будет называться и новый альбом группы, музыка с которого положена в основу картины. В фильме прозвучат 12 новых песен «НП». Сюжет картины объединяет общим драматургическим замыслом несколько самостоятельных видеоклипов).
— В  каком  жанре  будет музыка к фильму?
В. Б.: — Боюсь, что в административно-командном.
— ???
В. В.: — Дело в том, что нас в группе пока трое: я — музыкальный руководитель, Дима — художественный руководитель н Андрей Тарасен-ков — администратор. Друзья уже шутят: административно-командная группа «Наутилус Помпилиус».
— Но в дальнейшем вы планируете расширить состав коллектива?
В. Б.: — Мы собираемся перенести акцент с концертных подмостков на работу в студии. И музыкальная стилистика каждой конкретной вещи будет диктовать состав исполнителей. Каждый раз зачислять приглашаемых музыкантов в постоянный состав группы вряд ли реально. Под некоторые задумки, например, мы хотим пригласить симфонический оркестр. Но нельзя же объявить его частью «НП», это будет смешно.
...— Вы что, решили отказаться от концертной деятельности?
Д. У.: — Как от главного средства зарабатывания денег — да. А как от одной из форм донесения до зрителей наших творческих задумок — нет. Мы представляем себе концерт как произведение искусства, как спектакль, высоко художественный по замыслу, режиссуре и исполнению. А не только как способ продать на стадион сорок тысяч билетов по пять рублей.
— Вот вы забрали из «Росконцерта» своя трудовые книжки, в кино будете сниматься почти через год; с концертами положение вообще неясное. А жить-то на что?
В. Б.: — Этот же вопрос я тоже задавал нашему художественному руководителю. И Дима на него ответил просто: «Эврика!» (Справка редакции: «Эврика» — это московский межотраслевой центр научно-технического творчества молодежи. Основные   направления   деятельности: химия, машина строение, экономика, автоматизация производства, вычислительная техника. При центре действует хозрасчетная внедренческая фирма и телевизионное творческое объединение «Ника ТВ». Теперь «Эврика» — спонсор группы «Наутилус Помпилиус»). Так вот там рассчитывают на более отдаленную перспективу, основанную на выпуске музыкальной и видеопродукции. «Эврика» предоставляет нам необходимую, а главное — высококачественную аппаратуру.
— Допустим, вы добьетесь успеха в своих задумках. Публика в вас снова поверит, появятся поклонники. Но не получится ли так,  что на гребне новой волны популярности или столкнувшись с новыми проблемами или «эстетическими разногласиями», вы опять рассыплетесь?
В. Б.: — От «эстетических разногласий» никто не застрахован. Но сейчас мы начинаем практически заново. Поэтому в ближайшие годы собираемся не эстетствовать, а напряженно работать.
Д. У.: — Да и в первый раз мы расстались не из-за того, что стали делить бремя славы. Придя к убеждению, что прежнее направление деятельности группы стало бесперспективным, я тогда просто ушел. Через полгода и Слава согласился с этим мнением.
— Сейчас вы снова  вместе. Насколько комфортно вы чувствуете себя в вашем творческом тандеме?
В. В.: — Когда мы занимаемся непосредственно делом, как сейчас, — сидим в студии н пишем музыку, то возникающие конфликтные ситуации решаются творческими средствами, без перехода на личности. Мы говорим себе: надо посидеть, подумать и поработать. Другими словами — вполне комфортно.
— Готовясь к новому штурму  рок-Олимпа, вы отдаете отчет в том, что сейчас публика ждет  от вас эталонной музыки? Ведь вы же сами подняли планку очень высоко.
В. Б.: — Есть такое. Но в коленках дрожи не появляется. Мы исходим из того, что сможем сделать только то, что сможем сделать. А те люди, чьи надежды мы не оправдаем, найдут себе других  кумиров.


В. Бутусов и Д. Умецкий.


***
Д. Умецкий, 1991 г.:

Когда Слава, прокатившись с "Разлукой" пришел, он пришел потому, что не знал, о чем петь дальше. А я как раз это знал: о взаимоотношениях человека и Бога. О том, как человек, которого не учили верить, вольно и невольно, осознанно и подсознательно на протяжении всей жизни ищет у Бога защиты и помощи.
Мы взяли пачку кормильцевских текстов, растасовали их, как тасуют карты и выпало: было мальчику пять лет, он стоял в углу и "молился кому-то, кто мог прекратить бесконечную пытку взросленья". Потом ему стало десять, пятнадцать, в двадцать он пугается: "Неужели я такой же, как все эти люди?" - в двадцать пять, отчаявшись изменить людей, решает изменить этот мир любой ценой, во что бы то ни стало, в тридцать... в сорок... И все время он молился кому-то, кто может прекратить бесконечную пытку... И всё время не может понять: кому он молится, кому надо молиться?.. Нормальный был такой мальчик, мы все были такими мальчиками. Недостающие тексты дописали сами.
Сидели на даче под Москвой, как сычи, и работали. Мы со Славой делали музыку, Алена Аникина (жена Умецкого - ред.) писала сценарий фильма "Человек без имени".
С самого начала было ясно - надо было идти в кино. Рок-н-ролл не выживет без синтеза искусств. кино само по себе синтез. От "грамотного" скрещивания" может получится нечто вроде пинкфлойдовской "Стены" А. Паркера. По сценарию герой в утробе матери знал всё, что с ним случится через несколько месяцев. И предвидел ту саму. "бесконечную пытку", когда начнутся поиски гармонии, смысла и сути... Гармонию он запомнит из своего утробного бытия. Но, родившись, всё, что с ним будет, забудет, заплачет от ужаса произошедшего и предстоящего и начнет жить.
Вот такой был сценарий. Виктор Титов, режиссер "Ленфильма", им заинтересовался, картина была запущена, мы перебрались в Питер. Через полгода всякого и разного, когда фонограмма "Человек без имени" была готова, Алена этот сценарий забрала и мы вернулись в Москву. Как, гворишь, обычно пишут? "Из-за творческих разногласий?" Ну вот...


В. Бутусов, А. Аникина, Д. Умецкий - соавторы проекта "Человек без имени" (1989).


***
Л. Порохня "Достоверное описание жизни и превращений NAUTILUSa из POMPILIUSa":

    Уходил в прошлое второй год славы. Не Бутусова, а просто. "Нау" объявлен был лучшей группой Союза Серпастых, в хит-парадах от него деваться было некуда, сами хит-парады похожи были, как близнецы. "Группа года", Бутусов - лучший то композитор, то певец, а то вдруг - к собственному немалому удивлению - даже и гитарист... Кормильцев периодически оказывался лучшим поэтом-песенником, газеты пучило от "Наутилуса". Которого уже не было.
    Были Слава и Дима. Опять вместе. Что и не странно, весь период катастрофической популярности - или популярной катастрофы? - оба незаметно приближались друг к другу. Но оба по-разному. Во время разлуки Дима, если чем-то и был одержим, так это спасением "Наутилуса", считал, что "Наутилус" идет под откос, что нужно Славу спасать, что нужно срочно менять стратегию, менять тактику, все переделывать. Только и разговоров было, что о "Нау". Дима рвался спасать Славу, а Славе очень хотелось с Димой помириться и снова работать вместе. Вот и вся немудреная подоплека события, вызвавшего в свое время столько сплетен и недоумевающих вопросов. Более того, трудно сказать, чтобы кто-то из них был хоть чуточку неискренен.
Встретились, засели дома у новой Диминой жены, Алены Аникиной, веселые от обретенного и обоим позарез необходимого единства, назначали друг друга то "Художественным руководителем группы "Nautilus Pompilius" (им стал Дима), то "Музыкальным руководителем" (Слава); пили чай, обсуждали новый альбом. Раздобыли какую-то "портастудию", стали записываться, чего-то не хватало.
    "Слава мне позвонил и сказал, что они собираются работать над альбомом, что он состав старый распустил и хочет на подмосковной даче спокойно поработать." (из интервью А.Пантыкина.) Недолго поколебавшись, мучимый дурными предчувствиями, Пантыкин прихватил с собой клавишу и поехал в Москву, где был тут же вывезен на дачу. Намечалась весна, в воздухе пахло влагой, внутри было тепло, маленькая комната являла собою довольно приличную студию, работай, да и только... Вышло поработать, но в большей степени вышло "да и только"...
    "Обстановка поначалу была великолепная, веселые Слава, Дима, на природе, никаких лишних людей, мы втроем... Поставили клавишу, привезли какой-то пульт, магнитофон, все это включили, Слава показал материал, материал отличный, просто отличный. Но дальше началась... ерунда." (из интервью А. Пантыкина.)     Фокус заключался в том, что собираться работать и собственно работать - разные вещи. А с целеполаганием у двоих руководителей "Наутилуса" наблюдались разночтения. Плюс прибывший Пантыкин, который тоже "себе на уме", хоть и призван был - по сути - повторить свой подвиг времен "Переезда".

    Дима был поглощен организаторской деятельностью: мотался в Москву и обратно, выбивал деньги, договаривался. Ему слегка портило нервы то, что всякие спонсоры с ним разговаривали, однако на документах желали видеть подпись Бутусова. А на даче работали вдвоем Слава с Пантыкиным, писали аранжировки, наигрывали демонстрационную запись. Приезжал Дима, слушал и делал выводы. Ему почему-то казалось, что при участии Пантыкина из "Наутилуса" неминуемо выйдет "Урфин Джюс", что вынуждало относиться к результатам труда настороженно. Случались легкие недоразумения: Дима во время работы чаще всего на даче не присутствовал, кто и что предлагал, не слышал, а по приезде уличал в "урфинджюсовости" куски, выдуманные Славой. А то вдруг хвалил за "наутилость" придумки Пантыкина.
    В тот момент Дима имел сформировавшуюся, но, судя по всему, совершенно невнятную концепцию будущности "Нау", которую с азартом и претворял в жизнь. "Дима хотел сделать "Наутилус" актом искусства в его понимании, - рассказывает Пантыкин. - Вне рамок социальных, рамок поп-культуры, популярности, славы... А не вышло по простой причине: как только человек начинает охранять какое-то дело от чуждых и вредных для дела влияний со стороны, он сам подрезает себе и делу крылья. Им владела идея сделать... до сих пор не могу понять, что он хотел сделать. "Наутилус" к тому времени имел свою историю, уже были стонущие залы, пленки крутились чуть не в каждом доме... Он стал частью культуры страны. И вдруг нужно было сказать, что это все была х...я, а вот теперь мы, ребята, займемся делом, потому что истинное искусство, оно вообще в другой области залегает."
    Вскоре дела приобрели все свойства "Сказки про белого бычка": Бутусов с Пантыкиным выдумывали, приходил Дима и говорил:
- Не то.
- Что, "не то"?
- А хрен его знает! Не то, что должно быть!
    Что именно "должно быть", он не знал, предлагал идеи плана не музыкального, а общегуманитарного или организационного, Бутусов с Пантыкиным пытались их как-то реализовать, а потом Дима опять приезжал из Москвы и признавал в сделанном явные признаки "Урфин Джюса"... Переписывались тексты, перекраивалась музыка, каждая песня была уже на пленке в десятках вариантов; Диме все не нравилось. Слава все чаще сидел с понурой головой и вскоре выработал оптимальный способ общения с внешней средой: при первой попытке начать "серьезный" разговор - стакан коньяка залпом, и мир прекрасен. Этим способом он вскоре пользовался практически во всех случаях.
    Наконец пришло, по мнению Димы, Пантыкину время собирать манатки, Александр отбыл на историческую родину, прихватив синтезатор и за собственный счет, обещанных денег он, как не справившийся с творческой задачей, не получил.
    Дом в Коломяках, переезд в Питер, новая администрация - последний димин подарок "Наутилусу". Дом отыскали случайно, здоровенная хоромина с мезонином глядела на почти деревенскую улочку выбитыми окнами, в гостиной бомжи жгли костер из дверей. Хозяин сидел в тюрьме, сидел крепко, лет восемь еще оставалось "трубить"; его отыскали, заключили договор о "сдаче внаем жилья", на договоре в качестве лица, законность сделки удостоверяющего, расписался начальник колонии, полковник какой-то, сверху приложились колониальными печатями, бумага получилась - хоть кошек пугай... Бичей разогнали, дом отстроили почти заново, в одной из комнат оборудовали студию. И...
    Ничего не "и". Набрали музыкантов, без них даже Дима уже не мог обойтись. Но и с ними Дима сосуществовать уже не мог. И не потому, что все они были профессионалами, басиста превосходившими по уровню несравненно; беда была внутри. Дима уезжал в Москву, возвращался, опять уезжал... Жизнь еще шла каким-то странным, ей одной понятным, чередом.
    Режиссер Виктор Титов, постановщик таких замечательных фильмов, как "Здравствуйте, я ваша тетя" и "Жизнь Клима Самгина", должен был приступать к съемкам фильма по сценарию Алены Аникиной и под названием "Человек без имени". Готовились по- настоящему, ездили на пробы. Там небритый, замерзший Слава сидел однажды в автобусе, мрачно смотрел на мир, автобус остановился на окраине деревушки, мимо шла молоденькая девушка. Случайно бросила взгляд на автобусное окошко, всмотрелась и с тихим воем: "Бутусов! Бутусов..." - стала заваливаться в обморок. Виктор Абросимович Титов, внимательно эту сцену наблюдавший, буркнул: "Дикость какая-то..." Слава смолчал, уже привык. Уже выработал в себе отношение к происходящему, неожиданное в своей "бутусовости": "Делаешь вид, что это не с тобой происходит. И нормально..."
Вернемся, однако, к скандалу с премией. Цитировать статьи того времени не хочется, от них пахнет чистым дерьмом. И пересказывать историю Диминого ухода тоже не хочется, потому что, как банально это ни звучит, у каждого бывают моменты слабости, срывы. В Свердловске ходили слухи, что Дима за Славой чуть ли не с топором гонялся, но это неправда. Хотя одному из администраторов крепко перепало только за то, что не вовремя под руку подвернулся.
    Так или иначе, домик в Коломяках опустел ровно на одного человека. Умецкий ушел и унес с собой неявный привкус очаровательной "дури", окрашивавшей все вещи раннего "Нау". "Я лучшей пары, лучшего дуэта до сих пор еще не видел", - свидетельствует Егор Белкин, а он знает, что говорит. Неприятности пошли "на спад", глухо отдаваясь газетным эхом. Дошло до смешного: одновременно вышли статья в "Аргументах и фактах" (N12, 1990), в которой Бутусов и Кормильцев делились будущими планами группы, и в "Комсомолке" (27.03), где сообщалось, что "Наутилус" окончательно распался, но скоро на виниле появится альбом "Человек без имени". Не появился, не дали... Зря, наверное.

***
Николай Мейнерт, из книги "Группа "Наутилус Помпилиус", Таллин: Nutus, 1991:

Фильм «Человек без имени» с Бутусовым и Умецким в главных ролях.
Сценарий Е. АНИКИНОЙ, режиссер В. ТИТОВ.

Газета «Комсомольская правда» (30 апреля 1989) дала тогда по поводу фильма следующую справку:
«Полнометражный художественный музыкальный фильм с участием группы «Наутилус Помпилиус» по сценарию Е. Аникиной начнет снимать в конце года режиссер Виктор Титов, знакомый зрителям по лентам «Жизнь Клима Самгина» и «Здравствуйте, я ваша тетя». Рабочее название фильма — «Человек без имени». Так же будет называться и новый альбом группы, музыка с которого положена в основу картины. В фильме прозвучит 12 новых песен НП. Сюжет картины объединяет общим драматургическим замыслом несколько самостоятельных видеоклипов». (Анатолий Андреев, «Интервью в стиле «рок».)

Детективная история с «похищением Умецким готовой фонограммы музыки для фильма» и ее дальнейшая судьба стали одной из центральных тем в разговорах о НП во второй половине 1990. Пробный киноматериал лег в основу клипа «Боксер».
В начале 1989 велись переговоры с хозрасчетным творческим объединением «Ладья» при киностудии им. Горького: планировались записи видеоклипов и фонограмм.



***
И. Кормильцев (из книги А. Кушнира "Хедлайнеры"):

К осени 88 года ситуация была такова: при всяких драматических обстоятельствах Слава решил разогнать "Наутилус"... Я, естественно, не числился в числе разогнанных и отнесся к этому спокойно. Потому что считал, что группа уже износила себя... Разогнаны были все, кроме Бутусова и меня. И Слава, в общем-то, хотел оставить в коллективе Лешу Могилевского и Егора Белкина, а остальных уволить. Он хотел разогнать всю старую гвардию: Пифу, Алавацкого, Елизарова, Хоменко. Эта четверка проходила у нас в разговорах по кличке "Битлз". Я к этой идее отнесся положительно...
Затем Слава внезапно вспомнил про Умецкого. Насчет Димы я немного напрягся и спросил: "Слава, а ты его давно видел?" "Давно", - ответил Слава. "И что? Он ведь у нас ну очень московским стал?" Слава сказал: "Это неважно". Бутусов всю жизнь не любит деление людей по национальностям и городам... Эта другая крайность, тоже опасная... Итак, они встречаются в Москве и начинают что-то делать. Я звоню Диме и понимаю, что мне не дают Бутусова к телефону. Потом Умецкий все-таки решился: "Давай встретимся". Это произошло после длительного перерыва длиной в два месяца, когда я приехал в Москву. "Слава не в состоянии сам контактировать с окружающим миром, - заявил Умецкий. - Он не понимает, что нужно отвечать и говорить... Поэтому говорить буду я и моя жена Алена. Ты будешь передавать нам тексты, а я буду передавать деньги".
Меня эта ситуация обидела и напрягла. Потом летом 89 года я еще раз съездил к ним, на этот раз - в Питер, пытаясь установить контакт. Они встретились со мной, но Бутусова не показали. И показать не могли, потому что Слава лежал в больнице с сотрясением мозга и с переломом скуловой кости... Потому что в гостинице "Россия" ему навешали пиздюлей азербайджанцы. Произошло это по вине Умецкого, но это так, сплетни... Я был в очень настороженном состоянии. И решил для себя, что раз такое продолжается, мне это не интересно. Потом между Бутусовым и Умецким случился разрыв, а я отказался от премии Ленинского комсомола...


***
Д. Умецкий в программе "Рожденный в СССР", ....:

Фонограмма, которая была записана - это просто черновой эскиз. Уже в то время мы думали о том, что надо работать с симфоническим оркестром. И с нами работал композитор Виктор Кисин тогда на "Ленфильме", и Виктор Титов нам очень сильно тогда помогал...
...Картина должна была быть о пути человека к Богу. То есть, должен был быть набор песен - это абсолютно музыкальный должен был быть фильм. И дело в том, что мы просто, фактически, не успели. Ситуация стала разваливаться изнутри, то есть, она повторилась примерно та же... Не хочу я в нее углубляться... Повторилось то же самое, что в 1987 году, когда мы расстались первый раз. Только здесь было сложнее - здесь были уже и деньги, и огромное количество народа... Но тем не менее, после всей этой ситуации Виктор Титов отказался продолжать работу над картиной, и именно это было главной причиной, почему она закрылась.

 

Автор и координатор проекта "РОК-ПЕСНИ: толкование" -
©
Сергей Курий

<<< Вернуться на главную страницу проекта

<<< Вернуться на страницу группы "НАУТИЛУС ПОМПИЛИУС"

<<< Вернуться на страницу "Дискография"

<<< Вернуться на страницу "Песни по алфавиту"

   « назад





Последний номер
2015/№1 (виртуал.)