Журнал для интеллектуальной элиты общества  
 
 

Рок-толкование песен группы НАУТИЛУС: альбом "Титаник" (1994)    

ВНИМАНИЕ!
Проект "РОК-ПЕСНИ: толкование" переезжает на новый сайт:
http://www.kursivom.ru/
Туда уже перенесён раздел группы НАУТИЛУС ПОМПИЛИУС.
Теперь все обновления будут происходить по этому адресу.

Автор и модератор проекта - Сергей Курий.


"Титаник" (1994)



Обложки дисков группы НАУТИЛУС ПОМПИЛИУС позаимствованы на сайте "Компактная дискография">>>. Там вы можете более досконально ознакомиться с дискографией группы и найти обложки и буклеты в более высоком разрешении.


1. Тутанхамон
(В. Бутусов - И. Корммильцев)

2. Титаник
(В. Бутусов - И. Корммильцев)

3. Утро Полины
(В. Бутусов - И. Корммильцев)

4. Негодяй и Ангел
(В. Бутусов - И. Корммильцев)

5. К Элоизе
(В. Бутусов)

6. Воздух
(В. Бутусов - И. Корммильцев)

7. Колёса Любви
(В. Бутусов - И. Корммильцев)

8. 20 000
(В. Бутусов - И. Корммильцев)

9. Зверь
(В. Бутусов)

 

Вячеслав Бутусов - вокал, гитара, ак. гитара
Игорь Копылов - бас, гитара, полезные советы
Альберт Потапкин - гитара, бас, клавиши
Олег Сакмаров - флейта, MIDI-sax, клавиши
Вадим Самойлов - гитара, клавиши, бубен

Звукорежиссура и программирование:
Вадим Самойлов
и Александр "Полковник" Гноевых

Запись произведена в Екатеринбурге в декабре-феврале 1994 года
Издано в мае 1994 года

© 1994 NAUTILUS POMPILIUS

CD:
1994 J. S. P.;
1995 Apex Records
1997 Dana music

Обложка CD 1997 г.:





* * *

А. Кушнир "Утомленные роком" ("Введение в наутилусоведение", М.: ТЕРРА, 1997):

Осенью 1992 года Кормильцев переезжает в Москву. Отгородившись от всего мира, он вместе с Бутусовым в пустующей семикомнатной коммунальной квартире на Остоженке в течение двух недель создает ряд новых песен. Среди них – “Тутанхамон”, “Кто еще”, “Железнодорожник”, “К Элоизе”.

... Вспоминает Кормильцев:
"Съездив в несколько городов вместе с группой, я увидел, что ситуация внутри коллектива попросту невыносимая. Работать с новым материалом ни у кого не было ни малейшего желания. Порой даже старые композиции исполнялись “Наутилусом” ниже всякой критики".

... Перед всеми в “Наутилусе” встал вопрос, что же делать в такой ситуации. Правильнее всего было выдержать паузу, какое-то время отдохнув друг от друга. Бутусов решил предоставить этому составу последний шанс, раздав перед летним отпуском всем членам группы конкретное домашнее задание.
... Саша Беляев взялся работать с “Полиной”, Потапкин – с “Колесами любви”, Белкин – с композицией “Христос”. Сам же Бутусов отправился в студию на Фонтанке делать пробную запись будущей программы “Титаник” вместе с музыкантами “Аквариума”.
...Действительно, в тот период Гребенщиков активно общался с Бутусовым и Кормильцевым, вследствие чего их влияние друг на друга было достаточно заметным. Все трое увлекались древнеегипетской мифологией и культурой, культом фараонов и их своеобразным видением мира. Лидер “Аквариума” готовился к работе над альбомом “Любимые песни Рамзеса IV”, “Наутилус” записывал “Тутанхамона”. Даже композиция “Негодяй и Ангел” первоначально планировалась для совместного исполнения дуэтом Бутусов–Гребенщиков, который, увы, так и не состоялся. Зато состоялась осенняя предварительная запись материала для “Титаника”, вышедшего спустя два года в виде альбома, получившего название “„Титаник“ на Фонтанке”. Стоит отметить, что эта сессия впоследствии пользовалась у критиков значительно большими симпатиями, чем “настоящий” номерной альбом. “Титаник”, записанный на Фонтанке, очень нравился и самому Бутусову – по-видимому, своей прозрачностью, аквариумностью и вневременным спокойствием. Но у такого подхода к подаче материала было немало идеологических противников внутри группы. Одним из них оказался Кормильцев.

Илья понимал, что в “Наутилусе” надо многое менять – и чем скорее, тем лучше. Речь шла не только о грядущих изменениях в составе. О том, что потенциал песен “Титаника” достаточно велик, знали все участники проекта. “„Титаник“ – это триста процентов успеха”, – громогласно утверждал Воеводин, но именно Кормильцев сделал первые шаги к адекватной, с его точки зрения, коммерческой раскрутке демонстрационной записи “Титаника”. С одной стороны, он считал, что нужно немедленно найти людей, готовых заплатить за этот проект столько, сколько он реально стоит. И хотя ему самому нравился камерный вариант записи “Титаника” на Фонтанке, он для себя наконец-то решил, что именно сейчас настал момент “большого прорыва” и дистанцирования от ситуации “1500 американских долларов за концерт”. Исходя из этого, ему удалось сделать, казалось бы, невозможное, а именно – убедить Бутусова в необходимости принципиально упростить аранжировки “Титаника”.

Кормильцев:
"За последние три года стало очевидно, что гитарную музыку наш народ понимать либо не может, либо не хочет. Поэтому настал момент дать ему немного ностальгических воспоминаний о 1988 годе. Аранжировки “Титаника” должны были быть узнаваемыми и запоминающимися".

За последние три года стало очевидно, что гитарную музыку наш народ понимать либо не может, либо не хочет. Поэтому настал момент дать ему немного ностальгических воспоминаний о 1988 годе. Аранжировки “Титаника” должны были быть узнаваемыми и запоминающимися.
Бутусов долго не соглашался с этими доводами – до тех пор, пока не ознакомился с пресловутыми “домашними заданиями” в исполнении вернувшихся из отпуска музыкантов “Наутилуса”. В итоге выяснилось, что свою аранжировку сделал лишь один Потапкин. Белкин всерьез занялся продюсированием Насти, а ситуация с Беляевым получилась и вовсе запутанная. С точки зрения музыкантов, вопрос о том, чтобы Беляев уходил из группы, все-таки не стоял. Существует версия, что Беляев сам для себя решил: “Все! Я ухожу” – и не приехал на запись. С другой стороны, Беляева туда никто не приглашал – в силу того, что он к этой записи не был готов. Получился замкнутый круг. В конце концов к осени 1993 года стало ясно лишь одно – в группе оказалось на двух гитаристов меньше.

В ноябре 1993 года Илья Кормильцев, отчетливо осознавая всю безнадежность ситуации, объявляет себя продюсером группы, не вынося это решение за рамки коллектива. Основная задача, стоявшая перед ним, заключалась в обеспечении в кратчайшие сроки нормальных условий для записи чистового варианта альбома “Титаник”.

Вспоминает Кормильцев:
"Я сделал предложение фирме “Фили”, поставив им довольно наглые по тем временам условия: 15000 долларов аванса, а также неограниченное время работы в студии и гонорарные отчисления от распространения пластинок и кассет".

“Фили” долго тянули с окончательным ответом и в итоге опоздали на два дня. Когда они наконец-то созрели выпускать “Титаник”, группой уже был подписан контракт с “Jeff Records” – фирмой, на которой “Наутилус” издавал “Отчет”, а позднее – “Чужую землю” и “Разлуку”.
Это была ошибка.
Всем тогда казалось, что студия “Jeff Records” устраивает “Наутилус” по всем параметрам.
Она находилась в Свердловске – на первом этаже местной киностудии в комнате под номером восемь – в том самом месте, где более десяти лет назад записывался “Урфин Джюс”. Затем это помещение было выкуплено у государства одним из местных банков, и теперь здесь, на новом современном оборудовании, записывалась масса свердловских рок-групп – в частности большинство альбомов “ЧайФа” и “Агаты Кристи”.
Но когда должна была стартовать запись, вдруг начались неприятности. Между двумя директорами “Jeff Records” разразился грандиозный скандал, в котором были замешаны и деньги, и женщины, и местные бандиты. Власть над студией переходила из рук в руки. Студию то опечатывали, то распечатывали. Никто не знал, кто из двух директоров возьмет верх сегодня и можно ли будет при данной власти работать в студии завтра. В таких условиях 15 ноября в Свердловске началась запись альбома “Титаник”.


На записи "Титаника".

По образному выражению Бутусова, “альбом делался с пистолетом у виска и с ножом у горла”. Запись “Титаника” состояла из следующих компонентов. Постоянно врывающиеся в студию какие-то бритоголовые шкафы с оттопыренными карманами и монологами примерно следующего содержания: “Где этот пидорас, который... <цензурная купюра>”. Вслед за ними приезжал отряд охранников банка, в смету которого была заложена студия. С суровыми лицами и без лишних слов они опечатывали помещение.
Музыканты из студии то выгонялись, то снова в нее впускались. Тем не менее, несмотря на непрерывные боевые действия, 40-градусный мороз и больные зубы, сам Бутусов просто излучал вдохновение. За ним уже давно была замечена привычка концентрироваться и обретать второе дыхание, когда вокруг бушует огонь и начинается прессинг.
После того как состав группы оказался усеченным до трех человек: Копылова, Потапкина и Бутусова, – сама жизнь заставляла “Наутилус” писать “Титаник” каким-то комбинированным составом. Избранная форма диктовала соответствующее содержание. Учитывая тот факт, что Бутусов все-таки вернулся к концепции модного электронно-цифрового саунда, было логично пригласить на запись временно находившегося не у дел Вадима Самойлова. Лидер “Агаты Кристи” уже успел зарекомендовать себя в качестве толкового саунд-продюсера во время записи последних альбомов “Агаты Кристи” (“Позорная звезда”) и “Насти” (“Невеста”), и, вдобавок ко всему, он прекрасно знал особенности данной студии.

Вспоминает Самойлов:
"До начала работы над “Титаником” я уже успел отслушать альбом в двух версиях. Первый вариант составляли Славины черновики. Второй – запись на Фонтанке – с живыми барабанами, более аквариумная, психоделическая и галлюциногенная... Я знал, что все нюансы аранжировок были продуманы Бутусовым довольно основательно, и вопрос об их переделывании не стоял. Мне предстояло лишь сохранить те штрихи, которые бы характеризовали общее настроение альбома".

Самойлов скромничал. Помимо программирования и работы с цифровой техникой, он предложил более удачную аранжировку к композиции “Негодяй и Ангел”, а также отредактировал концовку в “Колесах любви” – уменьшив ее в размерах и заменив гитару на клавиши.
Вадик работал с энтузиазмом. Дела в “Агате” на тот момент шли плохо, концертов не было, отношения между братьями не озонировали кислородом и не были особенно братскими. Глеб Самойлов также принимал участие в записи и, в частности, пытался подпевать на “Элоизе” – примерно в той же манере, что и на “Маленьком Фрице”.
Большая часть нагрузки выпала на этот раз на долю Потапкина. Пока в одной комнате Бутусов с Самойловым работали с “цифрой”, Алик с Полковником в другой комнате прописывали “живьем” большинство гитарных партий. С точки зрения того же Полковника, “Титаник” фактически записывали три человека – Бутусов (вокал, гитара), Самойлов (клавиши, гитара) и Потапкин, которому, помимо гитар и клавиш, иногда даже приходилось играть партию баса.
Несмотря на организационные проблемы и полувоенную обстановку, именно Потапкин в компании с Самойловым были основными носителями позитивной энергии и оптимистичного подхода к жизни. Во-первых, Вадик умел поднимать всем настроение своим гурманским отношением к пище. Он любил много и вкусно поесть, и окружающие получали немалое удовольствие от того, с какой скоростью и аппетитом он поглощал с подноса заказанный через “home-service” обед. Обед органично перетекал в ужин, который, в свою очередь, превращался в ночную дискотеку.
Дискотеки были для музыкантов отдельной песней. Как правило, проходили они с участием кого-нибудь из администрации студии, Алика, Вадика и приглашенных физкультурниц из местной секции шейпинга. Одна из таких дискотек завершилась опрокидыванием массивных студийных мониторов и очередным приездом бандитов с наганами.
Как пишут в газетах, скучать особенно не приходилось.

Ближе к концу записи подъехал Сакмаров, который наиграл свои партии на флейте и недавно купленном midi-саксофоне. Вскоре он уехал, поскольку был теперь достаточно плотно занят в “Аквариуме”. Участие в записи “Титаника” стало одной из его последних студийных сессий в составе “Наутилуса”.
Из-за переизбытка клавишного баса “живой” бас-гитары Копылова на альбоме оказалось значительно меньше (в сравнении с предыдущими работами). В процессе создания “Титаника” Копылов не в последнюю очередь отличился благодаря “полезным советам” (смотри внутреннюю часть обложки)...
... Запись альбома была завершена 18 февраля 1994 года. После ее окончания выяснилось, что в “Титаник” не попало сразу несколько любопытных композиций – “Абсолют” (с рефреном “Я ухожу в абсолютно белое”), “Умершие во сне” (лейтмотив из которой прозвучал в песне “Воздух”) и явный хит “Труби, Гавриил”, исполненный в стиле наутилусовского пика 1987 года. Также в запасниках у Полковника остался невостребованный удлиненный вариант “К Элоизе” – более помпезно сыгранный (в духе квиновской “A Night At The Opera”), с многоплановыми гитарными раскладами, хитрой линией баса и еще одним куплетом, который вскоре пришлось укоротить под планировавшийся видеоклип.


Из фотосессии к альбому "Титаник".

Выход “Титаника” был намечен на 28 апреля 1994 года. Статус, общественный рейтинг и перспективы группы в этот момент выглядели весьма обнадеживающими. Переизданные “Разлука” и концертный альбом “Отбой” болтались в хит-парадах где-то врайоне первой тройки, да и потенциал “Титаника” особых сомнений не вызывал. Все в группе чувствовали, что назревает прорыв.
Пока сам компакт-диск печатался в Германии, генштабу группы надо было срочно решить ряд организационных вопросов, самыми актуальными из которых были поиски “директора в пиджаке” и равноценных замен Беляеву и Белкину.
...Наевшись пельменей и напившись водки на квартире у Славиных родителей, Бутусов с Кормильцевым в два часа ночи раскладывали на столе карточки, на которых были написаны фамилии музыкантов, претендовавших наместо в основном составе. Картина получалась следующая:
1) На место лидер-гитариста Бутусов с энтузиазмом предлагал каких-то молодых питерских ребят,но в итоге решили оставить Самойлова – с зыбкой формулировкой “пока будет позволять „Агата Кристи“”.
2) На бас рассматривалась кандидатура Сергея Галанина (“Серьга”), но в итоге решили оставить Копылова – несмотря на наличие у последнего синдрома “огненной воды”. Примечательно, что после ухода Умецкого на место басиста планировалось пригласить ушедшего из “Аквариума” Титова, но потом эта идея как-то повисла в воздухе.
3) В очередной раз говорили о Пантыкине.
4) На клавиши сильно рвался Андрей Муратов (экс-“ДДТ”), но ему предпочли Могилевского, который уже был знаком с материалом “Титаника” и даже сыграл саксофонное соло в одном из вариантов “Колес любви”.

... На введении в состав группы Могилевского поиски оптимального варианта “Наутилуса” модели “весна-94” были временно прекращены. Значительно сложнее было найти человека, способного толково и с учетом веяний времени запустить эту машину в движение. И тут Бутусов с Кормильцевым вспомнили о Месхи и Ланде.
Владимир Месхи и его старый приятель по Киеву Леонид Ланда появились в Москве осенью 1993 года в связи сорганизацией концертов группы “Браво”. ... Свою деятельность в новом качестве Месхи и Ланда начали с того, что профинансировали съемки клипа на песню “Титаник”, а также оплатили аренду питерской базы “Наутилуса”, на которой буквально с первых чисел марта началась активная работа над концертной версией альбома.
“Мы хотим добиться качественного продукта”, – с лицами уверенных в себе людей декларировали стратегию группы новые директора. Вскоре они организовали в клубе “Карусель” пресс-конференцию, которую активно освещало телевидение и которая была посвящена грядущему появлению “Титаника”. В верхних слоях шоу-бизнеса о “Наутилусе” стали постепенно забывать, и Месхи с Ландой не жалели сил, нагнетая пургу вокруг нового альбома. Они начали вести серьезную работу с прессой, следствием чего стало массовое появление рецензий на еще не вышедший альбом. Хорошо это или нет, но в считанные недели два молодых человека превратили вечно раскачиваемый из стороны в сторону “Наутилус” в одну из акул только-только зарождающегося в России шоу-бизнеса.
По инициативе новых директоров “Наутилуса” фирмой “JSP” специально для радиостанций был подготовлен первый в России сингл, состоящий из пяти песен и выпущенный коллекционным тиражом в 500 экземпляров. Самым трогательным моментом в выпуске сингла стал сопроводительный текст буклета, в котором, в частности, композицию “Утро Полины” рекомендовалось передавать в эфире (“количество трансляций не ограничено”) поздно вечером, ночью и ранним утром...

На начало июня Месхи и Ланда наметили пафосную презентацию “Титаника” в концертном зале “Россия”. С учетом этих сроков Самойлов и Могилевский оперативно создали концертную версию программы, после чего группа провела разведку боем в Воронеже, Киеве, Белгороде и Алма-Ате. Перед выступлением в Киеве стало известно, что Самойлов возвращается в “Агату Кристи”. К этому моменту его прежнюю группу взял под свою опеку “Росремстрой”, и у “Агаты” появились средства и реальные возможности гастролировать по стране.
Самойлову нужно было срочно выезжать в тур вместе с “Агатой”, и ему в экстренном порядке необходимо было искать замену. Могилевский предложил кандидатуру своего давнего и верного соратника по группе “Ассоциация” Николая Петрова, с которым много лет назад они заканчивали “чайник” – музучилище имени Чайковского.
... Так в мае 1994 года в “Наутилусе” появился новый лидер-гитарист.

Презентация альбома должна была состояться в Государственном концертном зале “Россия” 8 и 9 июня. К этому моменту “Титаник”, только-только появившийся в продаже, уже успел попасть в “топ-10”, на телевидении замелькал видеоклип “Титаник”, сделанный Геннадием Акименко, а фирма “Мороз Рекордз” прямо-таки завалила страну ранними альбомами группы, выпущенными на кассетах и компактах.
... Стоит отметить, что концерты в “России” получились неравноценными. На первом концерте все члены группы волновались, поскольку “Наутилус” уже больше года не выступал на больших площадках.
Второе выступление прошло более удачно. “Наутилус” играл два отделения. В первом исполнялись композиции “Титаника”, а во втором – классические хиты группы периода 1986–1992 годов.
Выглядело все следующим образом. На сцене стояли два лидер-гитариста – часть сольных партий играл Петров, часть Самойлов, а всю остальную программу Вадик и Николай разложили на две гитары. В центре сцены находился Бутусов – с черной гитарой, одетый во все черное и чем-то смахивающий на Дэвида Бирна. По доброй традиции он застыл намертво у микрофона и в течение всего концерта практически не сходил с места.

Само шоу выгодно контрастировало с принципиальным сценическим минимализмом Бутусова. Причудливый огонь световых эффектов, громкий звук, хор на заднем плане, по-бутафорски эффектные барабанщицы, непривычное для “Наутилуса” обилие бэк-вокалисток и приглашенных музыкантов создавали у зрителей небезосновательное ощущение нового Вавилона. Весь концерт 4000 зрителей смотрели стоя – с визгом и криком. В воздухе что-то искрилось и носилось, а над залом стоял несмолкаемый стон. На сцене все текло само по себе, как будто кто-то сверху всем этим руководил. Все вовремя выходили и уходили, все вовремя включалось и выключалось, барабанщицы вовремя вступили, шел дым... Со стороны все выглядело так, как будто шоу репетировалось не менее полугода. Был большой праздник. Бутусов пел с вдохновением – какие-то интимные пришептывания, паузы, новые интонации и тембры в голосе. Возможно, его сильно подзаводила публика – во всяком случае, после концерта Бутусов сказал, что не помнит такой аудитории со времен 1988 года.

Вспоминает Могилевский:
"Я испытывал состояние наркотического опьянения от реакции зала".

Вспоминает Бутусов:
"А мне после одного концерта в “России” нужно неделю ничего не делать, а просто лежать, чтобы выйти из коматозного состояния".

Итоги “российского” концерта были таковы. Его большая часть транслировалась “Программой А”, а запись одного из концертов вскоре вышла на двойном компакт-диске “Titanic Live”.

Вспоминает Месхи:
"Поскольку шоу в “России” было основательным и глобальным, мы крайне выгодно продали права на выпуск этой пластинки. Похоже, это был один из первых отечественных концертников, выпущенных на компакт-диске, и сумма, полученная за эту запись, была беспрецедентной".

Что же касается чартов, то к концу лета композиция “Тутанхамон” возглавила сразу несколько хит-парадов.
... Каторжная работа над “Титаником” и его беспримерная раскрутка в конце концов принесли ощутимые результаты. По итогам 1994 года “Наутилус” выиграл приз “Овация” как “лучшая рок-группа”, в хитпараде “МК” группа заняла второе место, “Титаник” попал в “топ-10”, а Бутусов и Кормильцев вошли в тройку лучших рок-певцов и рок-поэтов соответственно. К концу года от 35000 экземпляров компакт-дисков “Титаника” не осталось и следа, а количество кассет и пиратских перепечаток, разошедшихся по стране, уже давно потеряло счет. Песни из “Титаника” звучали со всех сторон – начиная от FM-радиостанций и заканчивая телевидением.


***
Из интервью с И. Кормильцевым (из книги А. Кушнира "Хедлайнеры"):
<многое из этого интервью было обработано А. Кушниром и включено в вышеприведенный отрывок - С.К.>:

И. К.: В 93 году у группы появился новый директор Игорь Воеводин, который сразу сказал: "Что это такое? Почему нет Ильи? Нам надо писать новые песни!" Воеводин - человек совершенно другого склада, чем предыдущий директор. У меня начал устанавливаться с ним контакт. Он пригласил меня на юг - отдыхать с группой... Я съездил и начал возобновлять отношения. И после этого уже плотно участвовал во всем, что происходило с "Наутилусом".
...Где-то осенью 92 года я перебрался в Москву, накануне презентации в "Горбушке" альбома "Чужая земля". Тогда я сказал Славке: "Как-то мы с тобой странно живем, надо все это по-другому делать". И мы решили собраться в Москве и написать новый материал. У меня была большая восьмикомнатная квартира на Остоженке, в которой никто не жил. Там были заняты две или три комнаты, а остальные оказались доступны для размещения большого количества людей. Теоретически в других комнатах должны были жить алкоголики, которые уже лет пять сидели в тюрьме...
Я притащил Славку на Остоженку, и мы сидели с ним и что-то писали. За этот период были написаны: "К Элоизе", "Кто еще", "Железнодорожник" и "Тутанхамон". Из разных альбомов, на самом деле. После того как Бутусов прожил у меня две недели, у нас восстановилось плотное общение.
... Славка отправился заниматься демонстрационной записью вместе с "Аквариумом". В процессе работы в студии на Фонтанке у Бутусова начали складываться хорошие отношения с Сакмаровым и другими музыкантами. Но потом напрягся Гребенщиков. Начали обсуждать совместные поездки, и Борис стал показывать свое недовольство. И тогда Славка сразу отрулил, поскольку относится к Гребенщикову со священным трепетом.
И тогда встал извечный русский вопрос: "Что делать?" Из-за отсутствия других кандидатур я взял на себя роль продюсера коллектива. Каковым фактически являюсь по сей день. Хотя публично себя так нигде не называл и нигде это не написано. И никогда я не получал за это никаких денег... Это был октябрь 93 года. Я понял, что если этого не сделаю, то скоро вообще не буду получать денег. Поэтому пошел на этот отчаянный шаг.
Насчет нового альбома я сделал предложения фирме "Фили", попросив довольно наглые по тем временам цифры. Аванс $15000, неограниченное время работы в студии и роялти от продажи пластинок и кассет потом. "Фили" долго копались и дали ответ на два дня позже, чем "JSP" - свердловская компания, которая выпускала пластинки "Чужая земля" и "Разлука". Там работали хорошо знакомые мне люди - в частности, с Сережей Кисловым мы вместе делали альбом кавер-версий "Наутилуса" "Отчет". В его же студии, где когда-то писалась "Пятнашка" "Урфин Джюса", все было переделано и куплена новая аппаратура. И там писалось много свердловских групп: "ЧайФ", "Агата Кристи", альбом кавер-версий "Отчет". Мы туда приехали, рекрутировали на помощь Вадика Самойлова, потому что у нас осталось мало народу: Бутусов, Гога Копылов на басу и Алик Потапкин на барабанах. Приготовились работать, отказали "Филям" окончательно...
А. К.: Скандала не было?
И. К.: Был, но в другом месте. Страшный скандал разразился между двумя директорами студии. Дело в том, что один жил с женой другого - за спиной у партнера. Поскольку один из них был связан с верхушкой бандитских кругов Свердловска, он начал выяснять все именно на таком уровне. Его жена тоже нашла каких-то защитников-покровителей. Вот так мы и писали этот альбом... Я помню запись "Титаника", состоявшую из следующих компонентов. Постоянно врывающиеся в студию какие-то бритозатылочные, которые начинали орать: "А ну, блядь, всем встать! Где там этот пидарас, который..." Примерно с такими текстами они выступали.
Параллельно приезжали мрачные люди из охраны банка, в котором была заложена эта студия. С суровыми лицами они накладывали печати, и помещение закрывалось... Мы, которые то выгонялись из студии, то снова в нее приходили. Вадик Самойлов, поглощающий с подноса, заказанного в хоум-сервисе, невероятное количество жратвы. Два салата, два первых, три вторых, мороженое сверху и еще эклер. Помню Вадика, который облизывает эти пальцы, жирные от сала и мороженого. И тыкает ими в компьютер, а компьютер покрывается пятнами...
А. К.: И кто оплачивал этот праздник жизни?
И. К.: Сам Вадик. Вадик очень много ест. За год до этого они записали "Позорную звезду" - и как-то у "Агаты" плохо шли дела с концертами, с директором, со студией... Они были в полной жопе, и Вадик всерьез подумывал, куда бы ему свернуть. Тем более что отношения между двумя братьями воздухом никогда не озонировали и не были особенно братскими...
По вечерам в студии постоянно устраивались танцы и пьянки. Самойлов, Алик Потапкин и второй директор "JSP" Паша Антонов приглашали каких-то бесконечных блядей из шейпинга. Однажды они так плясали, что сломали колонки, опрокинув их на пол. В очередной раз приехали бандиты с пистолетами...
Затем в студии появился очнувшийся от пьянства Воеводин... Картина такая: я и Слава сидим в валенках... Была очень холодная зима, минус сорок. Рядом сидит Гога Копылов и грустно говорит: "Эх, хорошо было при Воеводине! Всегда полтаху нальет". Ровно в этот момент бесшумно открывается дверь в студию. На пороге стоит Воеводин - в одной руке пистолет, в другой - бутылка "Распутина". И говорит: "Я слышал, у вас тут разборки? Скажите, кто вас обижает?" Надо сказать, что сам Игорь отсидел лет восемь в местах не столь отдаленных...
А. К.: Аесли надо было бы нажать курок, Воеводин бы нажал?
И. К. (смеется) : Я думаю, да... В общем, запись проходила в странном сочетании мрачной внешней обстановки, просто военной. Мрачного зимнего Екатеринбурга, этих бандитов, кругом снующих. Разборок, угроз, каких-то перезваниваний... То исчезает первый директор, прячется на конспиративной квартире. То первый директор побеждает, второй прячется на конспиративной квартире. Студию то опечатывают, то открывают. Чья власть будет завтра, никто не знает. Но у нас было ужасно бодрое настроение. И Славка все время бодрый - несмотря на то, что перенес операцию по удалению и вставлению двенадцати зубов. Судя по всему, Бутусов становится веселым, когда вокруг начинается дикий прессинг.
А. К.: На самом деле Слава как-то вспоминал, что когда приходили на запись "конкретные люди", ощущения были неприятные... Мол, "такой нервяк дурацкий".
И. К.: Короче, мы записали этот альбом, финансовые последствия землетрясений вокруг которого расхлебываем до сих пор. Но тут вовремя появился Александр Васильевич Новиков, который прикупил студию у Паши Антонова и Сережи Кислова, чтобы записываться на ней сам... В общем, никто не погиб, никому бандиты голову не срубили. И на том спасибо.
А. К.: Что было потом?
И. К.: Я приехал в Москву, на Нахимовский проспект... "Наутилус" снял новую базу в Питере на "Леннаучфильме", и мы стали репетировать программу с новым составом. По поводу которого мы с Бутусовым сидели на квартире его родителей в два часа ночи... Наевшись пельменей и напившись водки, мы раскладывали карточки, выясняя, кто с кем совместим и кого пригласить на освободившиеся места.
А. К.: Что на карточках было написано?
И. К.: Фамилии.
А. К.: И всё? Без астрологических знаков?
И. К.: Славка не верит. Это я сильно верю. На клавиши рвался Мурзик из "ДДТ", на бас рассматривался Сашка Титов, потом - Серега Галанин. В итоге решили оставить Гогу Копылова. Были разговоры о нескольких питерских гитаристах, фамилий не помню. В очередной раз говорили о неизменном Пантыкине в качестве клавишника, но потом решили, что он сам не согласится. И остановились на варианте, который получился сейчас. Вадик Самойлов согласился играть с нами столько времени, сколько ему будет позволять "Агата Кристи". В это время у них появились средства, они связались с "Росремстроем". Им нужно было ехать гастролировать, и Вадик попросил его отпустить. Иначе его из "Агаты" выгонят. Короче, мы опять остались без гитариста. И тогда Лешка Могилевский привел своего друга Колю Петрова, с которым учился еще в музучилище Чайковского и которого знал по группе "Ассоциация содействия возвращению заблудшей молодежи на стезю добродетели". В этом составе мы и провели презентацию "Титаника".
А. К.: Вы ведь уволили Воеводина... Кто занимался менеджментом?
И. К.: Я не горел желанием заниматься концертами и рекламой. Мне казалось, что это не нужно, и кажется так до сих пор. Нам надо было кого-то найти, кто бы выполнял эти функции "директора в пиджаке". Еще весной 93 года мы были на очень удачных гастролях в Израиле. И там мы познакомились с Вольфом Месхи, который тогда организовывал концерты советских коллективов по Израилю. Ему помогал Макс Лейкин, у них была фирма "Вольф энд Макс". И нам очень приглянулся Месхи - своим веселым нравом, обилием фантастических идей и тем, что у него из ушей всегда идет дым от шмали. На три версты кругом...
А. К.: Добрая киевская школа.
И. К.: Мне они оба были очень симпатичны. Я всю жизнь был таким ярко выраженным юдофилом. И поэтому сразу зарубился и сказал: "Хватит с нас этих пьющих воеводиных. Пусть лучше в директорах будет пара хитрых, ловких южных людей, умеющих всем этим воротить".
А. К.: Бутусов как-то признался, что "Наутилус" побил все мировые рекорды по количеству директоров и администраторов, перебранных в надежде на то, что найдется кто-то, кто научит жить правильно... Очень наивно...
И. К.: Ну да... Что было дальше? Месхи и его друг Леня Ланда приехали в Москву - заниматься концертами Агузаровой. Они появились яркие, как два павлина. Сразу произвели сильное впечатление - такие экзотические райские птички: Вова Месхи - впереди, Леня, как барсучок, скромно семенит сзади, с папкой Месхи и его кошельком. Потому что Вова их постоянно теряет. Ну не может человек после двадцатого косяка помнить, где у него что находится. Как ты сказал, "хорошая киевская школа"...
Они позвонили мне и спросили: "Что у вас тут происходит? Давайте мы вами займемся, раскрутим. Денег море - только что продали корабль со свининой и окорочками".
Мы дописали "Титаник", передали им альбом, и где-то с марта 94 года они начали рулить нашими делами. Буквально через месяц мы провели презентацию в клубе "Карусель". Вова с Леней начали раздувать пургу вокруг "Титаника" - достаточно успешно, так как о группе в верхних слоях шоу-бизнеса уже начали забывать...
Потом мы поездили по разным городам - к слову, в очень бодром настроении. В июне дали презентацию в "России". Со всеми киевскими брейк-дансами, с девицами - как говорится, по гранд-стилю. С пафосом, который раздували Вова и Леня... Это было очень мило, то есть "Титаник" прошел достаточно хорошо. Коля Петров сразу включился в работу, и лето очень светлое, и Славка был в нормальном настроении.


***
А. Коротич:

"Титаник" - мой вариант названия очередного альбома единогласно был одобрен адмиралтейством в лице Славы и Ильи, а основания для этого были веские. Во-первых, постутопическое настроение в головах продвинутой общественности, во-вторых, ни в одном из альбомов группы не проливалось столько воды, а как вы наверное знаете из учебников, на одноименном судне в результате этой жидкости скопилось предостаточно, а в-третьих, как звучит, черт возьми! Буду все топить - решил я. Так на страницах буклета ушли под воду: финская фурнитура и грустный мужик без портов, лучшая пражская коллекция старинных часов, безымянный симфонический оркестр, мотоцикл с коляской производства Ижевского завода с двумя позолоченными амурами работы бессмертного Фальконе, парочка особняков буржуйского вида, и (согласно морским обычаям) оба капитана "Наутилуса" затонули последними. Здесь впервые любители группы получили возможность увидеть бородатую физиономию того, кто уже несколько лет глаголом жег их сердца. Надо ради правды отметить, что в отличие от Гюльчетай Илью Кормильцева не пришлось долго уговаривать показать личико - он "нырял" с видимым удовольствием, а вот простывший Слава обливаться водой на съемках отказался, и мне пришлось вручную дорисовывать то, что снять не удалось. Выражаю благодарность и приношу запоздалые извинения всем изданиям из страниц которых были вырезаны все вышеозначенные утопленники за нарушение их авторских прав. Зато ни одно животное при оформлении альбома не пострадало.


***
Интервью с Олегом Сакмаровым для Lenta.ru, 02.08.2012:
http://aquarium.lenta.ru/sakmarov.htm

- ...я способствовал конвергенции "Наутилуса" и "Аквариума", я их все время пытался свести – Бутусова с Гребенщиковым, и на студии на Фонтанке это получалось. И в какой-то момент мы совсем уже было слились. Был эпизод, когда "Наутилус" из-за внутренних противоречий рассыпался, и по моей инициативе часть музыкантов "Аквариума" — я, Рацен и гитарист Леша Зубарев писали альбом "Титаник", первый его вариант.
Мы очень интересный вариант записали, он такой "аквариумный" получился, там Гребенщиков даже замечательно спел "Я хочу быть с тобой".

- Хороший альбом. Но не в концепции Бутусова.

- Скорее не в концепции Кормильцева. Потому что все-таки идеологом и мозгом "Наутилуса" был Кормильцев, с которым мы очень дружили. Он в конце концов понял, что что-то не то происходит, что суть "Наутилуса" начинает растворяться. Однажды он при мне позвонил Бутусову и ехидно сказал: "Скоро ты, как твой друг Сакмаров, на гобое заиграешь!" А мне это правильным казалось, мне хотелось, чтобы все вместе дружили, чтобы вообще была одна большая компания.
Мы, музыканты "Аквариума", чуть было с Бутусовым даже не уехали на гастроли в какой-то момент. Мне-то привычно это было, но Зубарев и Рацен! Но быстро одумались, поняли, что это нехорошо и неправильно, что у "Наутилуса" должна быть своя судьба. И в 1994 году наконец-то произошла революция в "Наутилусе" - "Титаник" поехали заново писать в Екатеринбург. Я там тоже писался, это был мой последний альбом с "Наутилусом", потому что я уже понял, что с ума сойду, что надо выбирать. "Наутилус" пошел в другую сторону, я считаю, более коммерческую, появились московские директора, которые поставили все на коммерческие рельсы.

 

Автор и координатор проекта "РОК-ПЕСНИ: толкование" -
©
Сергей Курий

<<< Вернуться на главную страницу проекта

<<< Вернуться на страницу группы "НАУТИЛУС ПОМПИЛИУС"

<<< Вернуться на страницу "Дискография"

<<< Вернуться на страницу "Песни по алфавиту"

   « назад





Последний номер
2015/№1 (виртуал.)