Журнал для интеллектуальной элиты общества  
 
 

группа АЛИСА - альбом "Черная метка" (1994)    

ВНИМАНИЕ!
Проект "РОК-ПЕСНИ: толкование" переезжает на новый сайт:
http://www.kursivom.ru/
Туда уже перенесён раздел группы АЛИСА.
Теперь все обновления будут происходить по этому адресу.

Автор и модератор проекта - Сергей Курий.


"Чёрная Метка" (1994)

Посвящается Игорю Чумычкину



1. Чёрная Метка
(К. Кинчев)

2. Паскуда
(И. Чумычкин)

3. Чёрная Rock'n'Roll Мама
(К. Кинчев)

4. Белая Невеста
(И. Чумычкин / К. Кинчев)

5. Дурак
(К. Кинчев / А. Шаталин)
 

6. Жги-Гуляй
(К. Кинчев/П. Самойлов)

7. Атеист
(А. Шаталин / К. Кинчев)

8. Умереть Молодым
(К. Кинчев)

9. То Ли Про Любовь, То Ли Про Беду
(К. Кинчев)



К. Кинчев — музыка и слова, вокал;
И. Чумычкин — музыка и слова (2), музыка (4);
К. Кинчев и А.Шаталин — музыка и слова (5);
А. Шаталин — музыка (7);

Константин "Кот" Кинчев - голос
Петр Сергеевич Самойлов - бас, голос
Андрей "Шатл" Шаталин - гитары
Михаил Нефёдов - барабаны

С. Высокосов - "Боров" - гитара (2), голос (1)
В. Осинский - клавиши (9)
Р. Аюпов - баян (5,9)
А. Кулешов, Ю. Вишняков, А. Каянкин, В. Рацкевич, О. Наумов, В. Фёдоров - вокал (9)
Susanna Rass - голос ведьмы (3)

Запись произведена на студиях: ВПТО "Видеофильм" (Москва), SNC Records (Москва), "Веселые ребята" (Москва), Heratbeat Studio (Кёльн), 1994г..
Инжиниринг: Д. Канов, Ю. Шлапаков, А. Худяков, Е. Чайко, Е. Трушин, А. Иванов, А. Богданов, Tim Buktu, А. Фирсанов.
Микс: Tim Buktu, Heartbeat Studio (Кёльн).
Проводник: Д. Малых.
Оформление: комикс-студия "Муха". Использованы фотографии Г. Семёнова, В. Потапова (СПб)

АЛИСА благодарит фирму POLYGON (СПб) за предоставленные барабаны.
Над проектом работали: FM IMAGE, ТЕАТР КОТА, В. Мухаметзянов, А. Никаноров, О. Халимов, Р. Сулейманов, А. Гаврилов, А. Галяутдинов, С. Бабиков, А. Огнев (Уфа), Д. Гройсман (Москва), Paul Grau, Jurgen Herman (Germany)

(c) 1994 АЛИСА
(p) 1994 Moroz Records MR 94036 [CD] / MR 94059 [MC]
(p) 1998 Moroz Records [CD; упрощенное оформление]
(p) 2003 Союз [CD].


* * *

Из интервью К. Кинчева с Н. Барановской, декабрь 1992:

- ...для записи следующего альбома мы, наверное, будем поступать так: подгоним к репетиционной точке передвижку... То есть, как "БлокАда" записывалась...
- Передвижку "мелодиевскую"?
- Или видеофильмовскую, неважно какую. Бегунов (из группы 'Чайф", - Н.Б.) тут сказал, что у него новый наш альбом как бы ассоциируется с "Энергией" (и для меня тоже - по вкладу моему в него, по психологическим затратам, по тому, как он мне давался), а следующий альбом будет как бы второй "БлокАдой", на новом, естественно, качественном уровне. То есть, мы его запишем быстро, с минимумом всяких дописок, доделок,
- А ты уже знаешь, какие вещи в него войдут?
- Приблизительно знаю...
- Но говорить пока не хочешь?..
- Нет, почему... Значит, так: "Дурак", "Жги-гуляй", 'Черная метка", "Черная рок-н-ролл мама", "Звезда свиней", цоевская "Спокойного сна", Чумы песня "Земля в воде", "Белая невеста", "Агония" и... как же она называется?.. "Поезд", тоже Чумы песня. Две песни Чумы будут и одна Цоя, остальные мои. Но это я перечислил с запасом, потому что войдет, наверняка, меньше песен.


***
История "Черной метки" (http://www.kibitka.net):

декабрь 1991г.
Алиса репетирует песни для записи "Для тех, кто свалился с Луны", но в интервью для радио SNC Кинчев обмолвился, что затем группа сделает более "утяжелённую" программу с рабочим названием "Чума".

декабрь 1992г.
"Луна" уже записана, и в беседе с Н.А.Барановской Кинчев уже более определённо говорит о планах на новый альбом: "Для записи следующего альбома мы, наверное, будем поступать так: подгоним к репетиционной точке передвижку... То есть, как "БлокАда" записывалась... запишем быстро, с минимумом всяких дописок, доделок. В него войдут: "Дурак", "Жги-гуляй", 'Черная метка", 'Черная рок-н-ролл мама", "Звезда свиней", цоевская 'Спокойного сна", Чумы песня "Земля в воде", "Белая невеста", "Агония" и., как же она называется?.. "Поезд", тоже Чумы песня. Две песни Чумы будут и одна Цоя, остальные мои. Но это я перечислил с запасом, потому что войдет, наверняка, меньше песен".

31 марта 1993г.
Концерт в Уфе. На нем, в отличие от выступлений в обеих столицах в феврале, было исполнено всего две "лунные" песни. Доминируют вещи с будущей "Черной метки".

12 апреля 1993г.
погиб Чума.

На 16 и 28 апреля группа запланировала в Москве и Питере концерты памяти Чумы "Знай паскуда вольных". Не обошлось без скандала. Питерский концерт власти запретили. Правда, затем его перенесли на 28 мая. На московском выступлении Кинчев предварил исполнение заглавной песни "Черная метка" стихотворением Николая Гумилева "Волшебная скрипка". Позднее эти строки использовали в рекламе альбома:

Тот, кто взял ее однажды в повелительные руки,
У того исчез навеки безмятежный свет очей,
Духи ада любят слушать эти царственные звуки,
Бродят бешеные волки по дороге скрипачей.

К концерту в Питере 28 октября был отпечатан первый тираж альбома, в прессе стали появляться отзывы. Группу ругали в излишней металлизации, на что Самойлов ответил: "Ни фига там металлического нет. Звук жесткий - да, но скорее это хард-рок. Другое дело, что не классический хард-рок, но жмем мы как хард".

Кинчев: "Чёрная метка" музыкально мне очень нравится. Всё, что с ней связано, мне не нравится, а вот сделано просто отлично".
Самойлов: "Чтобы создать эту "Метку", нам пришлось очень сильно покопаться в мозгах. Да и в душе тоже".
Нефедов: "Черная метка" - сложный альбом, потому что это реквием по Чуме. Как бы закончился период работы с одними музыкантами,.. и вот такой период был очень тяжелый, поэтому и альбом тяжелый. Мне он не нравится".
Шаталин: "Это попытка возрождения, по сути, в общем-то. И начало возрождения".


***
Из интервью с К. Кинчевым, газета "РК-презент", январь 1993:

- ...Слышал я, будто у вас уже новый проект готовится.
Кинчев. Да. Это совсем новый материал. Альбом будет посвящен страстям, которые нас одолевают. Попытка борьбы с этими страстями. Во всяком случае, это будет наша попытка исповедаться. Есть уже и название - "Черная метка."
- ... А ты сам разве бесов постоянно не приманиваешь?
Кинчев. Бесов-то?
- Да.
Кинчев. Ну, видишь, по этому поводу Оззи Осборн говорил примерно так: "Я показываю того, с кем надо бороться".
- А то ты Оззи не видел. Тот еще борец.
Кинчев. Ну, да. Это, в общем, смешно. Манят они, конечно, бесы. Страсти все это. Поэтому и в "Черной метке" мы каждую песню задумали как попытку исповеди. Прежде, чем проповедовать, надо исповедаться, стать чистым листом. А им стать, ой, как сложно. Потому что слаб человек, и я в том числе.


***
К. Кинчев:

"Чёрная метка" - это альбом памяти Чумычкина. Тяжелейший период, тяжелейшая работа, самый "чёрный" альбом из всех, но честный абсолютно.
...Когда Игорян кинулся, у нас был большой пробел, то есть мы где-то год были выбиты из колеи. Но Шатл сидел и тренировался. Он по шесть - по семь часов в день занимался гитарой и очень сильно вырос.


***
М. Нефедов, газета "Шабаш":

— Что ты скажешь об очередном альбоме группы?
— Мы хотим записать альбом в ближайшее время. Там будет использован концертный материал, где играет Игорь Чумычкин. Это четыре песни: «Черная метка», «Дурак», «Жги-гуляй», «Черная рок-н-ролл мама». Дань памяти Игоря. На второй стороне будут новые, студийные вещи. Хотели бы записать песни Игоря — у него ведь были свои...


***
Информация с официального сайта группы АЛИСА:

Альбом памяти Игоря Чумычкина.
Первый опыт работы группы с западными продюсерами (сведение - "Heartbeat studio", г.Кельн, Германия). Результат этой работы вызывал недовольство некоторых телекомпаний, поскольку помимо эсктремальности демонстрируемого клипа "Знай, паскуда, вольных!", их не устраивало качество звука, которое с точки зрения "деятелей ТВ искусств" не соответствовало российским стандартам.
Тяжелые времена у группы - тяжелый альбом.


***
К. Кинчев, "Музыкальный Олимп" октябрь 1994 г.:

Прежде всего, "Черная метка" - это моя реакция на гибель нашего гитариста Чумы (Чумычкина - прим. ред.). Он решил выйти из игры до срока. Как говорят панки, жизнь - это очередь за смертью, а кому-то обязательно хочется влезть без очереди. Я не могу его осуждать, хотя самоубийством он причинил боль очень многим.
Что же касается песен на новом альбоме, то две из них написаны целиком Чумой, а еще к двум он написал музыку. Диск очень жесткий, злой. Так я выразил свое отношение к этой утрате. Я не могу его отпевать душевно и нежно, как человека, ушедшего естественным образом. Поскольку он взял на себя смелость сделать это, то и получил такое отпевание. Название альбома тоже символическое. Черная метка - это медиатор, и тот, кто взял его в руки, уже обречен. Рок для русского человека - судьба, от которой не уйти.


***
Из интервью с К. Кинчевым, газета "Сегодня" № 216 (323) от 11.11.1994:

КИНЧЕВ: Каждый наш альбом - выражение определенного состояния. Того, что было в тот момент. Все альбомы совершенно разные. И если вы спросите, в каком стиле мы играем, я не отвечу. Потому что не знаю. Для себя я его назвал "жги-гуляй-рок". Сейчас хочу делать <дикую музыку>...
- Как долго вы работаете над альбомом?
КИНЧЕВ: ..."Черную метку" делали месяцев восемь, наверное. Не могу сказать, что <Черная метка> получилась на все сто. Выразить то, что внутри тебя, максимальными средствами и почувствовать: получилось - почти гармония. Но, в общем-то, это и не музыка - в полном понимании. Так, самовыражение.


***
К. Кинчев, интервью газете "СПИД инфо", 1994:

"Чёрная метка" - альбом о соблазнах, которые прельщают людей, решивших посвятить себя року. Что такое чёрная метка? Это медиатор. И коли юноша (изредка девушка) берёт в руку медиатор, этот человек, что называется, попал. Он помечен "чёрной меткой". Гумилёв, делая посвящение Брюсову, написал замечательное стихотворение "Волшебная скрипка". Там есть такие строки:

"Тот, кто взял её однажды в повелительные руки,
У того исчез навеки безмятежный свет очей.
Духи ада любят слушать эти царственные звуки,
Рыщут бешенные волки по дороге скрипачей."

Это можно смело взять эпиграфом к нашему альбому. Что же касается музыки, мы значительно утяжелились после гибели Игоря Чумычкина. Царствие ему небесное.


***
К. Кинчев, газета "Живой звук" № 8 (декабрь) 1996 г.:

В 1992 году я покрестился в православной церкви. И тем не менее продолжал "торчать". Потом записали "Черную метку" - реквием по Чумычкину и я остановился. Я не могу сказать, что альбом "Черная метка" - халявный, хоть и создан под воздействием наркотиков. На самом деле - это большая серьезная работа: я хотел выразить свое состояние, поэтому он и получился таким черным, беспросветным.


***
Из интервью с К. Кинчевым, журнал "Фузз" май 1995 г.:

"Черную метку" мы тоже начали делать на "Видеофильме", но "Видеофильм" тогда вел тяжбу с Госкино и однажды, придя на студию, мы увидели там людей с автоматами, которые опечатывали помещения...
Мы перебрались на другую студию - "Эс-Эн-Си", но там мы не были в плане, и нам приходилось работать ночью, то есть в свободные промежутки времени, когда другие группы - не работали. Там был очень плотный график... И дописывались мы уже на студии ВЕСЕЛЫХ РЕБЯТ, а сводить поехали в Германию. Эта поездка благоприятно отразилась на нашем здоровье, пошатнувшемся за время работы над альбомом: мы приехали в Германию после всего этого - просто затраханные. А там я посмотрел, как работают немцы и понял, что нам, в общем-то, делать нечего, да и не нужно. Мы брали у продюсера ключи от машины, ехали купаться и загорать, а потом возвращались, а он говорил: "Вот, я все выставил". Я отвечал: "Ну, как... Тут еще вот так-то, там - эдак, а в общем - можно сводить". Так и проходил процесс. Мне понравилось работать с немцами, и на следующий альбом - "Звезда Свиней" мы будем выцеплять этого продюссера.


***
П. Самойлов:

[На "Эс-Эн-Си"] сложная акустика была. Мы же работали до этого на "Видеофильме", там всё-таки демпфированные боксы, не имеющие отражений. А тут - отражения. Мы стали громко заводить аппарат, у нас гитары ревели, как реактивные самолеты. Я сидел около колонки, которая орала, как турбина ТУ-154. Те самые децибелы, которые находятся на болевом пороге. Чтобы почувствовать, как это было, нужно 10 или 20 агрегатов мощностью по 50 или 60 ватт включить одновременно и побалдеть. Это было серьёзное испытание. И чтобы понять, что же это за альбом на самом деле, его нужно слушать очень громко. Включить всё, что есть в доме, а если нет, идти покупать немедленно. И садиться как можно ближе к колонкам. Потому что так мы его писали. Это очень важный момент восприятия. Если "Джаз" играется акустическими инструментами, мы должны его слушать на уровне громкости этих акустических инструментов. Не больше и не меньше, иначе это будет обман".


***
Из ответов К. Кинчева на вопросы посетителей официального сайта АЛИСЫ alisa.ru , 2003:

Без имени:
Где вы писали альбом "Чёрная метка"? Там срач стоит страшный: в некоторых песнях у гитары, например, идёт страшная перезагрузка.... или это было сделано специально, чтобы достичь тяжёлого звучания? Сам альбом, я думаю, наравне с "Солнцеворотом" самые тяжёлые за всю историю Алисы. Мне он очень понравился, поэтому хотелось бы узнать условия его записи.

К.Кинчев:
"Черную метку" мы записывали на разных студиях, а сводили и мастерили альбом в Германии. Сигнал по всем трекам прописан в соответствии с параметрами, и ни один из каналов не был перегружен. То что Вы принимаете за "срач" - это концептуальный звук этого альбома. Вообще по звуку я считаю "Черную метку" самой сильной и удачной нашей работой. Это звучание достигнуто исключительно благодаря нашим немецким друзьям и лично Tim Buktu и Heartbeat studio.


***
К. Кинчев:

Мне было интересно работать с немецким продюсером, поскольку я считаю, что у нас ещё профессии продюсера в принципе нет. В отношении голоса я доверился ему - я считаю, что если берёшь продюсера - надо работать, чтобы концепцию звука строил он. И он решил, что место моему вокалу там, где он находится [- на заднем плане].


***
Из интервью с П. Самойловым, "Ура! Бум-бум" (Ростов-на-Дону) № 11 / 1994:

- Петя, почему на "Черной метке" голос такой заваленный, звук какой-то невообразимый?
- Это делал немец! Альбом сводился в Германии немецким оператором. На сведение ездил Костя и наш звукооператор. Понятно что общения не было, ну переводчик - да, но нюансов все равно не перевести, но им это не нужно было!
Мы пустились в эксперимент с целью выяснить - как фирменный звукорежиссер воспринимает это дело. Это на самом деле был просто большой беспредел и он отнесся к голосу как к инструменту, как это принято во всем цивилизованном мире. Другой разговор - нужно ли так было делать! И на выходе мы получаем дело, в котором непонятно о чем идет речь! Если б мы делали дело здесь мы все-таки вывели бы голос на первый план, чтоб было понятно о чем речь-то идет... Поэзия - дело достаточно сложное. Есть привычные какие-то вещи - когда играет попса - голос, действительно, можно задвинуть, потому что зная первое слово ты уже знаешь какое будет следующее и наверняка угадаешь третье - потому что с первого слова ты уже знаешь рифму. "Ты - морячка, я - моряк". А в сложном образе, который рисуют достойные группы, бывают неожиданные сочетания слов...
Очень дорого обошелся нам этот альбом, но опыт хороший, интересный.
Дело еще и в том, что в Москве сейчас дороже производить пластинку чем в Германии. Немец был нанят, ему заплатили большие деньги (по его понятиям это, конечно, нормальные деньги) ион педантично выполнял свою работу, то есть по инженерной части к нему вообще не может быть никаких претензий: точен, педантичен, акуратен, а две ошибки были допущены нашими людьми, а не немцем и когда они послушали, то сразу сказали: "Что-то здесь не то... А ну это ж мы!" Хотя если посчитать, то мы заплатили те же самые деньги, что отдали бы здесь, но там мы за эти же деньги получили опыт. И с музыкальной точки зрения мы теперь знаем что достаточно сделать чтобы получить нормальный альбом: не нужно много париться, достаточно записать все как есть и отдать немцу - он все сделает правильно.


***
Из интервью с К. Кинчевым и А. Худяковым, октябрь 1997:

К. Кинчев: - А потом была "Черная метка". С ней нам фатально не везло. Начали работу на Видеофильме, но потом его опечатали, пришлось искать другую студию, и мы ушли на SNC. Заканчивали уже на студии "Веселых Ребят" на ВДНХ. В общем, болтались с бобинами, а сводить поехали в Кельн.
- Ну и как Германия?
К. Кинчев: - Сначала думали будем работать, а потом расслабились. Немцы - дотошные, трудятся очень скрупулезно и педантично. Поэтому утром мы определяли фронт работы, ставили песню и уходили купаться. Вечером приходили, нам показывали, мы говорили: "Нравится - не нравится". И, если не нравилось, они парились до следующего утра. В итоге все свели за неделю.
- А как они отработали с вокалом?
К. Кинчев: - Пытались несколько задавить голос. Но, может быть, так и надо...
А. Худяков: - Сразу чувствуется - немцы не знакомы с мелодикой русской речи.
- А как они разбирались с "многостудийной" записью - разные предусилители, разный микрофонный парк?
К. Кинчев: - Только немцы со своей педантичностью могли все это разгрести. У них были забиты 30 или 40 подгрупп на эффекты. Кроме того, мы писали в полном угаре, потому что Андрея не было, и никто не следил за записью - другой звукоинженер был явно не в адекватном для записи состоянии, как впрочем и я сам. Так что все было по-панковски, и на вокальные треки вполне могла быть прописана гитара. Но немцы это разгребли, и в целом альбом мне понравился.


***
Презентация "Черной Метки" и празднование 10-летнего юбилея группы состоялась в апреле 1994 года в Москве в ДК им. Горбунова.

 

Автор и координатор проекта "РОК-ПЕСНИ: толкование" -
© Сергей Курий

<<< Вернуться на главную страницу проекта

<<< Вернуться на страницу группы "АЛИСА"

<<< Вернуться на страницу "Дискография"

<<< Вернуться на страницу "АЛИСА: песни по алфавиту"

       « назад





    Последний номер
    2015/№1 (виртуал.)