Журнал для интеллектуальной элиты общества  
 
 

Происхождение названия группы АУКЦЫОН, ее символики и имиджа    

ВНИМАНИЕ!
Проект "РОК-ПЕСНИ: толкование" переезжает на новый сайт:
http://www.kursivom.ru/
Туда уже перенесён раздел группы АУКЦЫОН.
Теперь все обновления будут происходить по этому адресу.

Происхождение названия
группы АукцЫон
ее символики и имиджа






***
IRC-конференция с участниками группы АукцЫон, 28.10.1996:

- Или мне кажется, или вы сначала были с «И»
Л.Федоров: - Сначала с «И»
- А потом название изменилось, или я ошибаюсь?
Л.Федоров: - Изменилось, и очень удачно


***
Из интервью с музыкантом Л. Федоровым, "Молодежь Эстонии", 08.12.1999:

— Раз уж мы заговорили о названиях. Как появилось название «Аукцыон», ты можешь сейчас вспомнить?
— Конечно могу, почему нет. Сидели, бухали. Надо было в рок-клуб вступать. Срочно нужно было название. Сидели, листали словарь. Дальше буквы «а», мы не ушли.
— Но в названии появилась буква «Ы».
— Но это позже. Есть легенда, или быль, что наш барабанщик расписался как-то «Аукцыон» через букву «Ы», так и осталось.


***
Из интервью с В. Веселкиным:

- Почему все-таки "АукцЫон"?
- Название это пришло случайно. Надо было срочно "вписываться" в Ленинградский рок-клуб и обязательно с названием. Кто-то ляпнул "Аукцион". Название понравилось - броско, звонко, красиво. Оставили. Потом появилась эта буква "Ы", которая пришла от нашего барабанщика (он принципиально пи сал это слово через "Ы").


***
Из интервью с Л. Федоровым, "Пражские огни", №1 2001 г.:

- Леонид, что продается на вашем "АукцЫоне": мысли, песни, идеи?
- Да я не знаю, наверное, это игра слов. Точнее букв. Мы ничего не продаем, не получается. Так что название - это, скорее, случайность.
- То есть группа могла бы с равным успехом называться и "Зажигалка", и "Пиво"...
- Могло быть и так. Когда мы придумывали название, а было это в 83-м году, мы взяли словарь и пили портвейн при этом. Дальше буквы "А" не ушли: читали подряд, искали слово, которое нам понравится.
- Удивительно еще, что дошли до второй "у"… Вы в те времена использовали советскую символику: серп и молот, красные звезды. Где все это сейчас?
- Было такое. У нас работал художник, который активно рисовал подобные вещи. Теперь нам это стало неинтересно. У группы нет никакой идеологии, и мы полностью ушли от символики.


***
Из интервью с О. Гаркушей, 29.11.2003:

— Для вас эта дата – 20 лет – что-нибудь значит?
— Официально 20 лет нам исполнилось 14-го мая. В этот день в 1983 году группа вступила в ленинградский рок-клуб. До этого она существовала под именем «Фаэтон», но название не нравилось, и мы решили его сменить. Наш барабанщик просто открыл какой-то справочник и ткнул пальцем в первое попавшееся слово, оно понравилось.
— А как появилась знаменитая буковка «ы»?
— Вскоре после того, как к нам присоединился барабанщик Боря Шавейников, он после концерта весь вечер раздавал автографы со словом «Аукцыон». Потом спросил у остальных: «Так правильно?» Все похихикали и сказали, что правильно.


***
О. Гаркуша, "АиФ Удмуртии", 12.05.2003:

В конце 80-х в группу пришел новый барабанщик, Боря Шавейников, и именно ему мы «обязаны» теперешним названием. Дело в том, что он где-то на стене написал слово «аукцион» через Ы. А потом спросил нас, правильно ли написано. Мы не могли обидеть такого хорошего человека, поэтому сказали, что правильно. С тех пор мы «АукцЫон».


***
Н.Рубанов и А.Малюков - «Ночные посиделки, или Неполная история "АУКЦЫОНА"» (1998):

CAM: А кто загнал букву ''Ы'' вместо ''И'' в название группы?
Колик: Б.Шавейников.
CAM: А почему? Мотивировал как-то?
Колик: Это не передать, это из внутренних диалогов в группе, это безнадежно, но Борис у нас слывет златоустом. И вообще, имя собственное оно и должно быть собственным и неповторимым.
CAM: Безусловно прав: ''И'' не смотрится, она худая какая-то буква, ''Ы'' пошире, впечатляет более.
Колик: И звучит как-то плохо, как в анекдоте про хохла, русского и пиво.


***
Михаил Марголис, "АукцЫон": Книга учёта жизни" ("Амфора", 2010):

- Это спонтанно получилось, - ставит точки над Ы Шавейников. - 21 октября 1988 го, на гастролях, я вышел из гостиницы прогуляться, осмотреть окрестности. Я вообще люблю по городам гулять. А в тот раз еще и пивка, кажется, хотел купить, поднести Гаркуше, а то он лежал в номере, охал. Пиво там, помнится, тогда в полиэтиленовых пакетах продавали. Иду, разглядываю надписи на домах: "Миша, я тебя люблю!", "Маша, я тебя люблю!", "Наутилус Помпилиус", "Алиса" и т. п. И на доме возле гостиницы захотелось написать наше название. Без всякой задней мысли нацарапал "АукцЫон", типа, как слышится, так и пишется. В диктанте ведь тоже иногда люди машинально ошибки делают, хотя, как правильно пишется слово, знают…
Потом Гаркуша пивка попил и тоже на улицу проветриться сходил. Вернулся и говорит: "Там какой то идиот "АукцЫон" через "ы" написал". Я ответил: "Олег, во первых, не надо говорить, что это идиот, а во вторых, это написал я". Когда вечером в ресторане рассказали ребятам эту историю, Ленька крикнул: "Борюсик, ты гений!"
- Все, что ни делается, - к лучшему, - подтверждает Гаркундель. - Боря, окончивший неполных семь классов, написал "Аукцион" через "Ы", и непроизвольно возник наш бренд. Миллер тут же начал обыгрывать "Ы" в различных арт работах. Афиши придумывал, плакаты. За название "АукцЫон" он крепко ухватился.
- Вскоре мы, особенно Миллер, даже стали обижаться: какого хрена нас где то на афишах продолжают писать через "и", - развивает тему Шавейников. - Мы - "АукцЫон", пора бы понять и запомнить. Хотя какие то депутаты, доводилось слышать, в ту пору возмущались, мол, что себе позволяют эти молодые рокеры, самовольно меняют грамматику русского языка, например пишут слово "аукцион" через "ы".


***
Интервью с Л. Федоровым, "Rockfuzz" №20, 1995:

Корр.: А сейчас традиционный дурацкий вопрос: напомни историю смены буквы в вашем названии.
Л.Ф.: Просто однажды наш ударник после концерта раздавал людям автографы, и везде ставил: АУКЦЫОН. Потом приходит ко мне, спрашивает: "Лень, так правильно?" Я говорю: "Абсолютно". И все остальные мне поддакнули. Недели через две прикол раскрылся, но название в честь этого решили изменить. Вот, в общем-то, и все.



Олег Гаркуша. Внизу на фото - старый логотип АУКЦЫОНА, ещё с "И".


***
журнал "Смена" №5'1989:

Поначалу группа поддалась повальному тогда увлечению хард-роком. Однако дебют 1983 года в Ленинградском рок-клубе окончательно подтвердил, что это направление неперспективно. До 1985-го об «Аукционе» не слышно. Тем временем в группе появляется свой художник Кирилл Миллер, который, подкрепляя новые искания музыкантов, разрабатывает грим, костюмы, элементы декораций — словом, разнообразное шоу, и, что самое интересное, делает для каждого выступления оригинальный импровизационный вариант.
...все артисты «Аукциона» до последнего времени формально артистами не являлись. Бондарик работал водителем автобуса, Федоров окончил Политехнический институт и был инженером-технологом, Гаркуша — киномеханик. Оно и понятно — ни у кого из ребят нет специального музыкального образования. Только перестройка взглядов на принципы профессионализма позволила музыкантам зафиксироваться в Василеостровском молодежном культурном центре.
Группу очень украсило недавнее пополнение — второй шоумен, выпускник отделения хореографии Института культуры Владимир Веселкин. В дополнение к Гаркуше он создает не иллюстративный, но метафорический пластический ряд программы, значительно расширяющий ее содержание. Веселкин блестяще импровизирует в неповторимой манере, тем более убедительной, что отлично владеет техникой классической хореографии, пантомимой и графикой восточных танцевальных приемов.
На пути формирования ансамбля были и потери. В частности, вокалиста С. Рогожина переманили из «Аукциона» в группу «Форум» на место перешедшего в «Электроклуб» В. Салтыкова. Недавно посмотрев выступление «Форума», не могу не посочувствовать певцу: у Рогожина, на мой взгляд, не такой яркий имидж, чтобы единолично вытянуть на некий удобоваримый уровень посредственную «попсу».
Однако нет худа без добра. Уход Рогожина открыл вокальные данные самого руководителя «Аукциона» Федорова, голос которого, бесспорно, выразителен и богато интонирован.


Слева направо: Леонид Федоров, Олег Гаркуша и Сергей Рогожин - первый вокалист АУКЦЫОНА.



Шоумены АУКЦЫОНА: Олег Гаркуша с Владимиром Весёлкиным.


***
Из интервью с О. Гаркушей, "Студенческий Меридиан" №4'1990:

— Олег, об «Аукционе» сложилось чуть ли не единодушное мнение пишущих и кулуарных критиков, что хоть группа и имеет ярко выраженный некоммерческий характер, основная творческая энергия музыкантов направлена на создание видеоряда, что шоу у вас превалирует над музыкальной основой, которая в роке всегда первична.
Насколько, по-вашему, такой взгляд на группу справедлив?
— Очень часто приходится выслушивать подобные упреки в той или иной форме. Вообще говоря, мне слово «шоу» не совсем нравится. Оно пришло к нам «оттуда», где имеет конкретный смысл и подразумевает поставленное под музыку хореографическое или вокальное действо. Если ты, к примеру, не сделал вовремя канкан, то ожидай неприятного разговора с постановщиком.
То, что делает «Аукцион», ни в коей мере не подразумевает произвола постановщика: мы в большей степени работаем спонтанно, чем по заранее составленному плану (исключая музыку, разумеется). У нас, конечно, есть кое-какие заготовки, но их не так уж и много, и используются они не как «проходные», а скорее в качестве ключевых моментов, где сосредоточен основной смысл Например, сцена смерти, которую мы часто показываем.
Может быть, привкус шоу и эстрадности у «Аукциона» и присутствует, но было бы ошибочным утверждать, что именно этим занимательна наша деятельность. Элементы шоу используются совсем в другом качестве: это как способ творческого самоутверждения за счет самой же эстрадности, «попса», шоу...


***
Михаил Марголис, "АукцЫон": Книга учёта жизни" ("Амфора", 2010):

Магнетизм почти никому неведомого "АукцЫона" продолжал превращать группу в некий сказочный "теремок", где поселялись под одной крышей - для совместных экспериментов, безумств и удовольствия - все новые и новые, непохожие друг на друга личности. Вслед за несостоявшимся оперным певцом, провинциальным украинским интеллигентом Рогожиным нарисовался коренной питерец Миллер - эксцентричный, от всего независимый художник с ксивой маляра, полученной им по окончании ленинградского ПТУ № 61.
О первом "приводе" господина оформителя на репетицию "Ы" Гаркундель написал в мемуарах так: "…от вида Миллера и от его бешеной энергии все упали в обморок, но собрались и устроили маленький концерт. Ему, конечно, понравилось…" Кирилл Семенович, надо отметить, был слегка постарше обитателей "аукцыоновского" балаганчика и столь уж однозначно всему, что увидел, не умилялся. Бесспорно, эти молодые ребята импонировали его фриковской душе, но их спонтанное озорство нуждалось, на его взгляд, в некой театральной концептуализации. "Аукцыонщики" спорить с ним и не помышляли. Все были только "за". Для того, в принципе, Миллера и позвали. Пусть творит под сенью "Ы" что заблагорассудится. Здесь канонов и законов нет, сплошное буйство развеселых натур.
- До знакомства с "аукцыонщиками" я с рок музыкантами особо не контактировал, - повествует Кирилл. - Разве что с Гариком Сукачевым пересекался. Он даже предлагал мне с ним поработать, но как то не сложилось. Все таки "Бригада С" в Москве обитала… А когда я сообщил ему, что начал с "АукцЫоном" взаимодействовать, вопрос сам собой закрылся. Сукачев же, полагаю, рассчитывал на эксклюзивность…
"АукцЫон" мне хотелось превратить в стильный, оригинальный коллектив, не копируя какие то западные образцы. Изначально, на мой взгляд, они все же двигались по пути пародии, подражания. Панковали, как то дежурно раскрашивали свои лица… В те времена почти все наши любительские рок команды так поступали. Мне это было малоинтересно, поскольку никакой концепции тут не просматривалось и никто в "Ы" о ней толком не задумывался. Хотя у группы прослеживался потенциал для театрализации своих номеров. В ее рядах наличествовал такой человек, как Гаркуша, - не певец, не музыкант, а подлинный фрик, готовый персонаж для жизни на сцене. От него и стоило вести некую театральную линию "АукцЫона". Ребята были открыты для принятия моих идей, и мы стали творить нечто протестное, но не массового, не манифестного свойства, а интеллектуально эстетического.
- Мы были податливой глиной для любого эксперимента, - подтверждает миллеровские слова Озерский, - и близки тому, что придумывал Кирилл. У него получались интересные декорации и костюмы. "АукцЫон" постепенно становился этаким сообществом клоунов, превращавших некоторые свои концертные номера в гротескные мини спектакли. Мы и к картинам Миллера относились скорее как к карикатурам на что то, не выискивая в них серьезный протест.
- Озерский сразу схватывал эстетику, к которой я стремился, - подчеркивает Миллер. - Помню, однажды он сказал, что хочет выступать в рубашке с божьими коровками, но чтобы головки у коровок были нарисованы отдельно от туловищ. Всё - для меня вопросов нет. Понятно, что фантазия этого человека абсолютно сочетается с тем, чего я хотел достичь с "АукцЫоном". Я нашел подходящую Диме рубашку и вручную разрисовал ее, согласно оговоренному эскизу. Когда рубашка слегка застирывалась, я подправлял нанесенный на нее рисунок…
- Все как то удачно у нас тогда сложилось, - оценивает Леня. - Примерно в одно время появился Миллер с идеями наших костюмов, Федорович с саксофоном, Рогожин с таким запоминающимся вокалом, что мы стали уже специально для него песни сочинять. "Книгу учета жизни" он, например, с ходу запел. И Гаркуша вышел на сцену.
- В тот период мне нравилось ходить на репетиции, - говорит Олег, - хотя я по большому счету никто: не музыкант, не танцор, не поэт, не актер. Но так вышло, что постепенно я предстал во всех этих ипостасях. Моя сценическая история как раз и началась с репетиции. Федоров попросил меня в песне "Деньги это бумага" пропеть или прокричать строки: "Будет в будущем все без денег, / А сегодня хорошо. / А сегодня я бездельник, / На работу не пошел". Я это сделал, всем понравилось, после чего мое пребывание на сцене стало постоянным.
- Да, как то само собой получилось, что Олег стал с нами выступать, - рассуждает Озерский. - После той пробы на репетиционной "точке" никто в группе против такого дополнения к нашим концертам не был. Олег и так везде, где возможно, публично читал свои стихи, плюс к тому танцевал, стиляжничал. Как он может двигаться, мы более менее представляли. Это выглядело не совсем так, как сейчас происходит. Гаркуша больший упор делал на своеобразную пантомиму…
К своему презентационному или отборочному (на фестиваль) рок клубовскому концерту осени 1985 года "АукцЫон" предстал уже реальной стихией, непредсказуемой и художественно нахальной.
- В руководство рок клуба входили отдельные люди, которым мы нравились: те же Бурлака, Файнштейн, - вспоминает Леня. - А прочие "авторитеты" смотрели на нас как на что то несуразное, не имеющее отношения к устоявшимся рок клубовским традициям. Там же были свои фавориты: "Пикник", "Мифы", "Аквариум", "Кино", "Зоопарк". А мы - вообще другие. Пишем, с их точки зрения, графоманские тексты, исполняем абсолютно асоциальные песни… Восхищались только нашим барабанщиком, а остальные в "АукцЫоне" кто такие? Черидник, к слову, действительно был тогда, на мой взгляд, лучшим из барабанщиков в рок клубе. Он, по моему, единственный, кто мог ритмически играть. И пил он в тот момент еще немного, как, собственно, и Гаркуша. Мы вообще бухали скромно. По сравнению, скажем, с "Россиянами" или "Зоопарком" мы просто трезвенниками смотрелись. Они на сцену могли никакими выйти, но выглядели при этом рок героями. А мы - совсем не герои, скорее антигерои. У нас Гаркуша к публике выходит - просто урод, конкретно эпатажный, с ним еще вокалист "голубоватого" вида, Рогожин то есть, и другой чувак поющий, который букву "р" не выговаривает. Все в непонятных одеждах, поют что то бредовое, кривляются, а зацепиться критикам не за что. Мы же никаких лозунгов и идейных установок не озвучивали, ничего не провозглашали. "АукцЫон" занимался веселым музыкальным издевательством.

...- Интересы Рогожина в то время во многом совпадали с нашими, - вспоминает Озерский. - Его склонность к театру и пению в "АукцЫоне" находила широкое применение. Пока мы увлеченно создавали шоу программы, Сергей пребывал в близкой ему стихии. Он выходил на сцену в пиджаке с эполетами, вокруг него плясал Гаркуша и индийская барышня со свечами, отжимались культуристы…
- Да, смотрелись первые представления "АукцЫона" феерично, - восторгается Рогожин. - Один участник группы весь концерт находится в каком то эпилептическом припадке, другой с видом разорившегося графа что то красиво выпевает в центре сцены, третий смахивает на Иванушку дурачка в костюме, расписанном под березовую кору. Это Миллер для Лени придумал такой наряд…
- Из всех "аукцыонщиков" только Гаркуша был уже вполне сформированным образом, - объясняет Миллер. - Его трудно, да и бессмысленно было переделывать. А остальных членов группы я хотел одеть согласно своему видению сути "АукцЫона" и учитывая то, что компания эта достаточно разношерстная, и по характерам людей, и по их мировосприятию.
Вот Рогожин, например, был открыт для экспериментов, с ним можно было договариваться. Но именно он олицетворял этакую звезду, красавца, что противоречило всей "аукцыоновской" атмосфере. Я решил, что в контекст "Ы" его надо вписать в навязчивом образе а ля Элвис Пресли. Так появился его тренч с эполетами и специфической росписью, изначально являвшийся пиджаком от обыкновенного черного костюма.
Вообще, кардинально переодевать "аукцыонщиков", предлагать им какие то совсем странные по фасону прикиды было не так легко. Определенная мера традиционности в их внешнем виде должна была сохраняться, и мне оставалось только всячески расписывать их наряды, то есть в самом традиционном костюме отыскивать нелогичные решения. Я добивался того, чтобы у "АукцЫона" на сцене не появлялось ни единого "пустого" персонажа, чтобы все они выглядели по своему колоритно.
Очень тяжело приходилось с Витей Бондариком. Он такой комплексатик, сам по себе. Поэтому сначала смотрел, что говорят и делают остальные "аукцыонщики", и лишь потом соглашался сделать "как все". Помню, его первый наряд я создавал очень аккуратно, без всякого панка. Просто весь Витькин костюм разукрасил жестким утверждением "2x2 = 3". То есть человек принципиально придерживается заведомо неправильной формулы, что служило достаточно выразительным знаком в той "аукцыоновской" концепции. Мол, не все так однозначно в этом мире.

...- Несмотря на свою стеснительность и скромность, я стал брендом, - кокетничает нынешний Гаркундель. - "АукцЫон" - это Гаркуша, Гаркуша - это "АукцЫон". Первое время всем казалось, что я и придумал эту группу. Возможно, оттого, что я общительный человек, или мои прикиды и долговязая фигура привлекали повышенное внимание. Еще с "сайгонских" времен каждый второй вопрос наших фанов касался моего концертного пиджака. Все хотели его потрогать и чуть ли не съесть. Однако потребность в лидерстве у меня отсутствовала. Всегда говорил и буду говорить, что главный в нашей группе - Леня Федоров. Если бы он не написал такие гениальные песни, никакого "АукцЫона" никогда бы не было. А я что? Не только в "АукцЫоне", но и в "Поп механике" плясал, и с Кинчевым, и с "ДДТ", и с "Чайфом". Где я только не плясал…


***
Из интервью с О. Гаркушей, "Аргументы и Факты (СПб)", 31.10.2008:

- Олег, а как родился ваш эксцентричный образ? (Поклонник)
- Году эдак в 1983 я был в группе техником: колонки таскал, с проводочками возился, и при этом писал стихи. Я все время стоял на сцене, с погремушками какими-то, но только сбоку – к микрофону не подходил. Один раз Леня Федоров попросил исполнить свои же стихи «Деньги  - это бумага», и я исполнил, ничего не придумывая абсолютно. Так, как из меня перло. И он лишь рот открыл: «Оставайся»! Вот и все. Потом появился уже этот имидж: купленный в магазине пиджак за 20 рублей, брошка какая-то... Это не придумывалось, а получалось само собой - эти движения хаотичные, ненормальные. Я не знаю, откуда они появились, понятия не имею.


***
Из интервью Л. Федорова "Музыкальной газете", декабрь 1997 года:

— ...над сценическим костюмом работает только Гаркуша?
— Ни хрена он не работает, у него всего один костюм и есть. Правда, сейчас он вроде бы новый пиджак себе купил, феньки все снял, только одну оставил. Хочешь, расскажу, как он петь начал? Когда мы собирали группу, мы Аркашу Волка пригласили в качестве вокалиста. Он, между прочим, очень хорошо поет. Но он потом на нас обиделся и ушел — у нас тогда такая приколка была, что мы всех евреями называли. А он сказал, что мы фашисты, и ушел. Его это бесило очень. А кому–то петь надо. Я тогда стремался, но какие–то песни начал исполнять. Гаркушу просил, чтобы он подпевал. И тогда мы поняли, что он — прирожденный солист.



***
Из интервью О. Гаркуши для ТРК РиФ и Музыкальной Газеты ПроРок, 14.05.2005

Евгений Гаврилов: - Олег, вы буквально из массовки шагнули на сцену...
Олег Гаркуша: - Это было не совсем так. Примерно в 1982 году я познакомился с Лёней Фёдоровым. Он уже в то время играл, а я писал стихи. На мои стихи он стал потихонечку писать песни, но я ещё тогда на сцене не был. Группа в 1982 году называлась не "АукцЫон", а "Фаэтон". Были какие-то небольшие выступления в разных клубах, на танцах и т.д. А в 1983 году я был уже знаком с Гребенщиковым, с ленинградским рок-клубом, в который мы в тот год и вступили под названием "АукцЫон".
Когда ещё существовала группа "Фаэтон", я доставал какие-то динамики, колонки, был чуть ли не звукооператором. В 1983 году в рок-клубе состоялся первый концерт, где я был тоже на пульте. А потом в течение двух лет состав менялся, несколько человек ушло, кое-какие люди пришли. В 1985 году "АукцЫон" как бы вновь ожил, и тогда я достаточно спонтанно, совершенно случайно появился на сцене. Я написал песню, ребята её репетировали, а я в зале сидел. Они мне сказали: "Ну, крикни что-нибудь". И я крикнул. Вот и всё. С этого времени и по сей день нахожусь на сцене.


***
Из интервью с О. Гаркушей:

- Тяга к шоу на первых этапах была обусловлена вашим непрофессионализмом. А в каком именно году АУКЦЫОН обратил внимание на музыку?
- Группа АУКЦЬЮН научилась играть ближе к 1993 году. Но около десяти пет грим не был для нас щитом. Мы не прикрывались сценическими штучками. Все было натурально. Просто до того, как от нас ушел художник-гример, я и Леня и другие больше утопали в камуфляжной роскоши, чем теперь. Жили, как все нормальные люди, в пределах андерграунда и сами себя не обманывали.


***
Из интервью с О. Гаркушей:

- Олег, мы не общались с тобой три года. За это время много воды утекло, а вот костюмчик у тебя прежний, да и имидж тоже.
- Ну, этому имиджу уже 10 лет. Я как-то пытался изменить свой сценический образ, но ничего пока не вышло. Я привык к нему. Без этого пиджака на сцене чувствую себя неловко. Это как бы шкура. И я влезаю в нее.
- Тогда на твоем пиджаке мы с тобой насчитали 33 брошки, теперь же их число намного увеличилось.
- Я насчитал уже 67 штук. Но во время этой поездки я потерял три брошки. Или выпали, или украли - не заметил.
- Но они все, кроме бабушкиного бриллианта, искусственные?
- Да. Это чешская бижутерия.


***
Из интервью с Л. Федоровым, 12.06.1994:

 - Помню, в 87-м вас с легкой руки Житинского называли караван-сараем. Насколько изменилось состояние группы? Бурность перешла в солидность?
- В общем, что-то безусловно изменилось. Не знаю уж, в худшую или в лучшую сторону. Мы сейчас больше стали обращать внимание на музицирование как таковое, поэтому изменилась точка зрения наша личная, наше восприятие... Мы стали меньше внимания обращать на публику.
- А уход Кирилла Миллера сказывается?
- Нет... да... ну нет... Да все сказывается. Просто мы больше стали обращать внимание чисто на музыкальную сторону.
- Мне кажется, он сделал какой-то базис для имиджа группы. Ты с этим согласен?
- Нет, пожалуй. Я думаю, что все произошло как раз от обратного. Он увидал нас и, в какой-то момент, помог нам очень сильно, потому что мы всем этим, что связано с имиджем, не занимались и не умели заниматься. Декорации нам первые сделал, костюмы, которые даже и не прижились, но все же... Тяжело быть на сцене, когда начинаешь довольно активно концертировать - поневоле начинаешь искать себе одежду, в которой тебе было бы удобно, вплоть до ботинок. Паша мне как-то говорил, что в Германии случайно забыл переодеть тапочки перед концертом. Концерт был из двух отделений, и в первом он чувствовал себя, как не знает кто; он стоял в этих тапках, в которых привык ходить, а играть в них не может, и у него облом был полный. А Миллер и не мог угодить всем, он пытался, где-то даже попадал в точку, но редко. Единственно, что он мне костюм сделал очень кайфовый, мне его жена из холста скроила, а Кирилл разрисовал - я его до сих пор иногда просто так ношу. Что еще? Да, грим, хотя и мы сами уже начинали этим заниматься, потому что Озерский учился в институте культуры на режиссерском отделении и умел обращаться с гримом. Пожалуй, только Гаркуше он продумал грим, но мне изначально этот грим не особо нравился...
- А как появился примечательный костюм Гаркуши?
- Просто он купил костюм, году так в 83-м, стал в нем ходить, потом начал потихоньку вешать значки. Долгое время один висел, а потом ему их стали просто все дарить, завешали его, половина уже потерялось. Было время - у нас были длинные челки, мы костюмы в комках покупали, рублей по пять, ходили по улицам в них. У Гаркуши, кстати, первый костюм был круче - вообще, какой-то довоенный, очень кайфный - с воротником, с лампасами, - по-моему, так официанты ходили в те годы.


***
Сергей Гурьев, журналист:

Впервые "АукцЫон" я увидел в Ленинграде на открытии нового сезона рок-клуба в 86-м году. На сцене были вокалист Сергей Рогожин, естественно, Гаркуша как основной фронтмен, и никто в зале так и не понял, что не они, а какой-то мелкий незаметный мальчик с гитарой, Леня Федоров, который делает всю музыку, и является главной фигурой в группе.
И так было до тех пор, пока Рогожин не ушел из "АукцЫона" в ВИА "Форум" и в группе не возникла проблема вокалиста. Насколько мне известно, Федорова друзья долго убеждали, чтобы он пел сам. У Лени была ужасная дикция, и невозможно было разобрать ни одного слова, но пел он очень так эмоционально. Гаркуша создавал шоу для группы, делал ее доступной среднетусовочной массе. А утонченным любителям "АукцЫона" он, может быть, даже несколько мешал воспринимать творческое излучение от главной фигуры - Лени Федорова.


Автор и координатор проекта "РОК-ПЕСНИ: толкование" -
© Сергей Курий

<<< Вернуться на главную страницу проекта

<<< Вернуться на страницу группы "АУКЦЫОН"

<<< Вернуться на страницу "Дискография группы АУКЦЫОН"

<<< Вернуться на страницу "АУКЦЫОН: песни по алфавиту"

       « назад





    Последний номер
    2015/№1 (виртуал.)