Журнал для интеллектуальной элиты общества  
 
 

группа АУКЦЫОН - альбом "Так я стал предателем" (1988)    

ВНИМАНИЕ!
Проект "РОК-ПЕСНИ: толкование" переезжает на новый сайт:
http://www.kursivom.ru/
Туда уже перенесён раздел группы АУКЦЫОН.
Теперь все обновления будут происходить по этому адресу.


"Как я стал предателем" (1988)




1. Мальчик как мальчик
(Л. Федоров & "Аукцыон" - О. Гаркуша)
 
2. Охотник
(Л. Федоров & "Аукцыон" - Д. Озерский)
 
3. Полька (Сосет)
(Л. Федоров & "Аукцыон" - О. Гаркуша)
 
4. Осколки
(Л. Федоров & "Аукцыон" - О. Гаркуша)

5. Вечер мой
(Л. Федоров & "Аукцыон" - информация отсутствует)
   
6. Лиза
(Л. Федоров & "Аукцыон" - Д. Озерский)
 
7. Бомбы
(Л. Федоров & "Аукцыон" - О. Гаркуша)

8. Нэпман
(Л. Федоров & "Аукцыон" - Д. Озерский)

9. Лети, лейтенант
(Л. Федоров & "Аукцыон" - Д. Озерский)

10. Новогодняя песня
(Л. Федоров & "Аукцыон" - Д. Озерский)




Леонид Федоров: вокал, гитара, клавишные
Дмитрий Матковский: гитара, гавайская гитара, ситар
Виктор Бондарик: бас
Дмитрий Озерский: клавишные
Николай Рубанов: тенор- и сопрано-саксофон, сопилка
Игор Черидник: барабаны, перкуссия
Павел Литвинов: перкуссия
Олег Гаркуша: вокал
Евгений Дятлов: вокал, скрипка

Музыка: Леонид Федоров и "Аукцыон"
Тексты: Дмитрий Озерский, кроме: "Бомбы" и "Полька" - Олег Гаркуша, "Вечер мой" - информация отсутствует

Записано в Ленинграде в 1988 году.
"Бомбы" и "Лети, лейтенант" сведены в Ленинграде Леонидом Федоровым и Михаилом Раппопортом.
Остальные песни сведены в феврале 1989 года Патриком Клерком, Жоржем Мойя и Жаном Такси на Studio du Vai d'Orge
2-й премастеринг:
Master & Servant, Гамбург

Группа АУКЦЫОН выражает глубокую благодарность фирме "Volya Productions", Париж, первому издателю этого альбома, и в особенности Жоэлю Бастенэру, а также Вадиму Вадимовичу Устинову.

Оформление: Кирилл Миллер
Редизайн: Александр Репьев.

LP/MC/CD, Volya, 1989;
MC, Manchester, 1997.


Французское издание CD "Как я стал предателем":





* * *

Информация с сайта www.rock-n-roll.ru :

Рогожин ушёл в модный ФОРУМ, а в октябре басиста Скалдина (позднее собравшего собственную группу САН) сменил Дмитрий Матковский (р.2.02.61 в Ленинграде) из распавшейся незадолго до этого культовой питерской группы МАНУФАКТУРА.
По причине всех этих потрясений "Багдад" был временно положен на полку, и группа начала репетировать следующую программу "Мальчик как мальчик" (позже переименованную в "Так я стал предателем").
К весне 1988 АУКЦИОН закончил запись альбомов "Вернись в Сорренто" (профессионально издан только в 1997) и "Так я стал предателем" (опубликован год спустя небольшой французской компанией Volya Productions). В записи последнего участвовал певец и скрипач Евгений Дятлов (р.2.03.63 в Хабаровске), который покинул группу сразу после VI Фестиваля Рок-клуба на Зимнем Стадионе.
Следующим новобранцем в рядах АУКЦИОНА стал танцор Владимир Весёлкин, чей эффектный стиль и экспрессивные танцевальные дуэты с Гаркушей определяли лицо группы следующие несколько лет. В сентябре 1988 занятого сразу в нескольких группах (включая ИГРЫ и ЗАРОК) Черидника сменил хард-роковый и блюзовый (экс-РОК-ШТАТ, ВРЕМЯ ЛЮБИТЬ, ПРОХОДНОЙ ДВОР) барабанщик Борис Шавейников.


***
Из книги А. Кушнира "100 МАГНИТОАЛЬБОМОВ СОВЕТСКОГО РОКА":

...История непосредственно «Предателя» напрямую связана с тем, что этот первый полноценный альбом «Аукцыона», по сути, является третьим и начал записываться уже после ухода Рогожина. Одновременно с его исчезновением стал рушиться
визуальный образ группы - картавый маленький гитарист Федоров, самовлюбленный павлин Рогожин и вампирический панк-танцор Гаркуша, в нескладных пируэтах которого порой мелькали призраки живого трагизма.
В то время контраст имиджей достигал цели и доводил общий эффект восприятия до легкого абсурда.
На место мобилизованного в «Форум» Рогожина пробовали многих, пока не возник Евгений Дятлов («Присутствие»),
голос которого был даже чище и интереснее, чем у изменника.
Именно Дятлов и спел на «Предателе» в «Охотнике» и «Лейтенанте», сыграл на скрипке в «Польке». В остальных композициях в роли вокалиста выступили Федоров и поющий фальцетом Гаркуша.

Альбом записывался в мае 88-го года в студии Ленинградского Дворца молодежи, где среди прочих фиксировали себя на пленке «Телевизор», «АВИА», «Игры», «Мифы», «Опыты Александра Ляпина» и всевозможная компьютерная эстрада. «Мы первый раз очутились в настоящей студии, и это был праздник, - вспоминает Федоров. - Никто ни с кем не ругался, мы сами выставляли себе звук... Вообще была эйфория... Я ушел с работы, мы начали давать стабильные концерты».
С самого начала группой было решено записывать не заигранные на концертах хиты, а новые, ни разу не звучавшие живьем композиции. Процесс создания этой программы протекал примерно так: Гаркуша самовыражался в стишок, Федоров и Озерский стишок частенько браковали, хотя принимали ключевую фразу. Затем Озерский переписывал текст, который они с Федоровым доводили до канонического вида - меняли слова, фразы...

...Запись альбома влетела музыкантам в две с половиной тысячи рублей, честно заработанных ими на первых легально-коммерческих выступлениях.
Деньги по тем временам были немалые. За эту сумму «Аукцыон» получил на две недели тесную комнатку под лестницей
(хоть не в туалете), в которой стояли 16-канальный магнитофон и пульт. Угол комнаты был отгорожен занавеской для записи вокала и акустических инструментов. Остальные партии писались сидя на диване - по соседству с магнитофоном. Музыканты быстро почувствовали себя в роли хозяев и решили добиваться общего драйва без помощи местных саунд-специалистов.
«Тамошние звуковики вообще индифферентные люди, - улыбается Федоров. - Мы называли их «охранниками пульта».

Болванка была выстрадана буквально за один день - барабанщик Игорь Черидник справился с главной проблемой ЛДМ-овской студии, в которой пришлось все прописывать по очереди: сначала бочку, потом барабаны, потом тарелки. Затем записывались остальные инструменты, причем Федоров (который в те времена увлекался музыкой Pixies, Simple Minds и Стинга) добавил экзотики, сыграв на гавайской гитаре в «Предателе» и на ситаре в «Лейтенанте».
Большинство композиций представляли собой авангардный ска, в котором красивые мелодические линии периодически
запутывались в неоправданно сложные аранжировки. Нечеткий вокал и расхлябанность некоторых инструментальных партий на языке людей преуспевающих выглядели как «неумение себя подать» - старая болезнь и одновременно одно из достоинств «Аукцыона».
Между песнями для придания некого налета стыдливого идиотизма вставлялись небольшие текстовые реплики, которые писались на бытовой магнитофон у аукцыоновского звукорежиссера Михаила Раппопорта и включались в «Предателя» как фрагменты. Похоже, их наличие было обусловлено неуверенностью музыкантов в себе, и на альбоме эти мини-реплики воспринимались как отходные пути к запасному аэродрому. Мол, туда-сюда, пописали-пошутили.

...По окончании записи на горизонте почти сразу же появились французы, которые задумали совместный тур «Кино», «Звуков Му» и «Аукцыона» по Франции. Они серьезно готовились к «русскому прорыву» и не только пересвели альбом, но и выпустили сингл, компакт-диск и кассету «Аукцыона».
Первое впечатление музыкантов от французского сведения было ужасным. Парижские инженеры Патрик Клерк, Жорж Мойя и Жан Такси все очень пригладили - в соответствии с цивилизованным европейским пониманием качества звука. От оригинального варианта французский отличался еще и отсутствием тех маленьких мулечек-вставок, которые привносили в альбом определенный элемент безумия. «Аукцыоновцы» тогда приехали во Францию и вообще впервые в жизни держали в руках компакт-диск - и это был их альбом.
В России «Предатель» в разное время существовал в трех версиях - в виде магнитоальбома с текстовыми вставками, на виниловой пластинке (выпущенной на ленинградской «Мелодии» с матрицы французского варианта) и на компакт-диске SNC Records - с дополнительным ремастерингом, осуществленным в 95-м году в одной из гамбургских студий.

...Если же отвлечься от звуковых нюансов, то, вне зависимости от особенностей микширования, «Предатель» сформировал новый поэтический язык группы, который бесконечно заматереет в «Бодуне» и «Дупле», чтобы наконец-то аукнуться «Птицей» с ее хлебниковской сочностью слога. Кроме того в альбом вошли несколько уникальных композиций - метафизический «Предатель» («нас просто нет»), «Осколки» (исполнявшаяся на концертах в течение десяти лет) и «Охотник», ставший минорной заготовкой того, что потом обернется на «Птице» вселенским гимном «Все вертится».
Несмотря на «французский скандал» с «Нэпманом», исполнение которого иллюстрировалось театральным полустриптизом нового шоумена Веселкина, период «Предателя» стал для «Аукцыона» началом конца эпохи костюмов, грима, придуманных образов. Музыканты вовремя прекратили шутить, поскольку их уже начинали воспринимать как профессиональных юмористов типа «Детей» и «АВИА». Нет, конечно, и дальше мозг группы Федоров (который ни разу в жизни не дал нормального, «открытого» интервью) мог выступать в белом свадебном костюме, разрисованном Миллером под березку. Как и прежде, Озерский пугал девиц сильно намазанными глазами, а Гаркуша продолжал блистать в завешанном орденами фраке (из комиссионного магазина) и вообще смотрелся на сцене как нечто среднее между иконостасом и ожившим логотипом ленинградского рок-клуба. Миллер по инерции еще некоторое время работал над гримом, и только потом, когда новый барабанщик Борис Шавейников категорически отказался краситься, весь балаган постепенно выродился. Театр отныне полностью подчинялся музыке, и акценты сместились от ироничного самоедства к пронзительной романтике. Перефразируя высказывание Томаса С. Элиота, теперь они брали города не взрывом, но всхлипом. Эпатажность и социальное шутовство уступили место спокойной и продуманной музыке повзрослевших мужчин - то сложной без умничания, то простой без жлобства, то веселой без кривляния, то грустной без ерничества.

Кассета фирмы "Хор":

***
Из раздела "ЧАСТО ВОЗНИКАЮЩИЕ ВОПРОСЫ (ЧАВО)" на сайте АУКЦЫОНА:

- Чей голос звучит в песнях "Охотник" и "Лейтенант" на альбоме "Как я стал предателем"
- Эти песни поет Е.Дятлов, в настоящее время он живет и работает в Санкт-Петербурге.


***
Из дневника В. Веселкина:

15.03.89
Съемки (фото): на Невском проспекте, в квартире Миллера, во внутреннем дворе его дома, у доски новостей у Дворца Пионеров. Реклама пойдет в 15 стран мира. Уже вышли в Париже LP, CD, комп. кассета. Натали привезла первые отпечатки: на них дата: 06.03.89.

05.10.89
В Париже скандал между VOLJA PROD., ANTENN-2 и SCILLA PROD. Две последних фирмы выпустили синглы "Нэпмана" и "Лейтенанта", а первая имеет права на весь диск "Как я стал предателем".


АУКЦЫОН, 1988 г.


***
Михаил Марголис, "АукцЫон": Книга учёта жизни" ("Амфора", 2010):

- Когда я приглашал Дятлова к нам, то ни его самого, ни его вокальных возможностей не знал, как и прежде в случае с Рогожиным, - объясняет Озерский. - Но нам требовался фронтмен с определенными данными, и мы такого искали. Все ведь уже привыкли, что "АукцЫон" театрализованная группа, где есть человек с красивым вокалом. Но никто из тех, кого мы пробовали на замену Рогожину, нам не подошел. Однажды вроде бы появился парень с мощным, классическим вокалом, много лет певший в хоре. Но у него абсолютно отсутствовало чувство ритма. За одну фразу он успевал отстать на полтакта. Я с ним мучился, специально оставался после репетиций, мы пытались разучивать "Книгу учета жизни", другие наши первые хиты. И ничего не получалось.
- При первом знакомстве, на репетиции, Женя поразил нас не меньше, чем когда то Рогожин, - говорит Гаркуша. - Он, один в один, спел что то из Queen, да еще и классно сыграл на скрипке. Федоров просто упал.
- Дятлов понравился мне намного больше Рогожина, - признается Леня. - Он вообще музыкально одарен. Интонировал он интереснее Сергея, хорошо владел голосом, играть умел. На первой репетиции Женя взял скрипку и с ходу сыграл то, что нам было нужно.
- Тогда готовился альбом "Как я стал предателем", - продолжает Дятлов. - И, честно говоря, не со всеми исполнительскими задачами я сразу справлялся. Где то до необходимого уровня не дотягивал. Некоторые песни мне давались, некоторые нет. Я спел "Охотника", "Лети, лейтенант", вдвоем с Леней сделали "Новогоднюю песню", в "Сосет" сыграл на скрипке… Все были довольны. Но мне хотелось петь и "Вечер мой", и "Лизу". Попробовал. Ребята, однако, решили пока ограничить меня несколькими композициями.

...Из аллегорической рефлексии Озерского, композиторского азарта Федорова, "осколков" вдохновения Гаркуши, уже начавшего ускорение в сторону алкогольной нирваны, импрессионистских ска фанковых аранжировок Литвинова, Рубанова и Матковского вылупился поворотный "аукцыоновский" альбом "Как я стал предателем", обозначивший каркас всего дальнейшего творчества "Ы". Отсюда начинается отчаянно изломанная речь маленького, встревоженного "аукцыоновского" героя, разглядывающего Вселенную в свой внутренний микроскоп и опасливо прислушивающегося к каждому шороху в подворотне.

- С моей точки зрения, "Предатель" - тот альбом, где мы перешли от песен, идущих, что называется, от головы, к немного метафизическому материалу, к попыткам расшатать установленные нами же рамки, - рассуждает Озерский. - В процессе работы над этой программой я ощутил некий собственный рост, почувствовал, что взрослею и мыслю иначе, чем раньше.
Впервые в своей практике "АукцЫону" довелось продуктивно поработать в нормальной студии ЛДМ именно на записи "Предателя", в мае 1988 го. Леня вошел в нее уже профессиональным, по сути, музыкантом. Незадолго до того ему пришлось таки уволиться из производственного объединения "Русские самоцветы", куда он попал после институтского распределения и где числился инженером. "В конце зимы мы с Гаркушей поехали в Москву на "Фестиваль надежд" столичной рок лаборатории, и я прогулял несколько рабочих дней, - признается Федоров. - В принципе, меня должны были по статье уволить, но тетки, работавшие со мной, за меня вступились, и я уволился по собственному желанию".
Желание такое созревало у Лени давно и реализовалось вполне кстати. Ясно было, что как на специалиста "по термической обработке металлов и сплавов" на Федорова стране рассчитывать не стоит. Но на первых порах после окончания вуза определить куда то свою трудовую книжку и получить хоть какой то гарантированный окладу молодого специалиста резон имелся. С развитием же концертной деятельности "Ы" и перестройки в стране трудовые будни превратились в обузу, от которой не только Леня, но и другие "аукцыонщики" постепенно освободились. Средства к существованию стали приносить непосредственно концерты. Как гласит антология "100 магнитоальбомов советского рока", только на запись альбома "Как я стал предателем" "АукцЫон" выложил "две с половиной тысячи рублей, честно заработанных на первых легально коммерческих выступлениях".
Альбом, на обложке которого Кира Миллер нарисовал знаменитую, многозначную фигу с бантом, был окончательно подготовлен за считанные дни до VI фестиваля Ленинградского рок клуба, открывшегося 5 июня 1988 года на питерском Зимнем стадионе. Прекрасно помню это мероприятие в неожиданный для Северной столицы июньский зной и сет"Ы" в первый же фестивальный день, описанный Веселкиным в дневнике тремя предложениями: "У группы триумф. Все снималось на видео. Впервые физически сопротивлялся слушателям, которые меня пытались разодрать, пока два приятеля Олега носили меня на "Нэпмане" на своих громадных плечах".

 

Автор и координатор проекта "РОК-ПЕСНИ: толкование" -
© Сергей Курий

<<< Вернуться на главную страницу проекта

<<< Вернуться на страницу группы "АУКЦЫОН"

<<< Вернуться на страницу "Дискография группы АУКЦЫОН"

<<< Вернуться на страницу "АУКЦЫОН: песни по алфавиту"

       « назад





    Последний номер
    2015/№1 (виртуал.)