Журнал для интеллектуальной элиты общества  
 
 

THE CURE - альбом "Pornography " (1982)    

ВНИМАНИЕ!
Проект "РОК-ПЕСНИ: толкование" переезжает на новый сайт:
http://www.kursivom.ru/
Туда уже перенесён раздел группы THE CURE.
Теперь все обновления будут происходить по этому адресу.

Автор и модератор проекта - Сергей Курий.


"Pornography " (1982)


1. One Hundred Years
(Smith/Gallup/Tolhurst)

2. A Short Term Effect
(Smith/Gallup/Tolhurst)

3. The Hanging Garden
(Smith/Gallup/Tolhurst)

4. Siamese Twins
(Smith/Gallup/Tolhurst)

5. The Figurehead
(Smith/Gallup/Tolhurst)

6. A Strange Day
(Smith/Gallup/Tolhurst)

7. Cold
(Smith/Gallup/Tolhurst)

8. Pornography
(Smith/Gallup/Tolhurst)



Robert Smith - voice, guitar, keyboards
Simon Gallup - bass, keyboards
Laurence Tolhurst - drams, keyboards

Produced by THE CURE and Phil Thornally.
Recorded and mixed at RAK Studio One, London.
Engineered by Phil Thornally, Mike Nocito and Robert Smith.

Sleeve design by THE CURE and Ben Kelly.
Photographs by Michael Kostiff.

"Fiction Records"
LP - 04.05.1982 г.
CD - 1986 г.



* * *

Альбом считается квинтэссенцией готического рока. Многократно наложенные партии явно расстроенных гитар, напряженный вокал, звучащий словно из подземелья, подавляющий органный саунд и глухая дробь барабанов - все это в совокупности стало благодатным фоном для декадентских, суицидальных стихов Роберта Смита. "Pornography" ознаменовал переход THE CURE в категорию культовой группы.
Записан в том же составе, что и предыдущий альбом, причем на клавишных играли все музыканты. Две песни из него - мрачная "One Hundred Years" и "The Hanging Garden", изданы на синглах. Дизайн обложки аудиокассеты отличался от оформления конверта пластинки. В британских чартах альбом достиг 8-го места.


***
Из статьи "The Cure":

Сессия для нового альбома началась уже к Рождеству 1981. На этот раз группа сохранила свой прежний состав, но Смит отказался от помощи Майка Хиджеса, сопродюсером теперь был Фил Торнэли, но, по мнению Роберта, он «пытался сделать альбом слишком милым, я же хотел получить пластинку, которую совершенно нельзя было бы слушать». Не совсем понятно, что довело Роберта до того состояния, в котором он записывал альбом: «Я «познакомился» с огромным количеством довольно серьезных наркотиков, и был бы я старше, не думаю, что меня ждал бы хороший конец» . Каждый день, на протяжении четырех недель, проведенных в студии, Смит пичкал себя кислотой и заливал все это алкоголем. Новая запись задумывалась, по его словам, как «альтернатива пластинке Faith, невероятный вихрь безумного насилия и агрессии, к которым примешивалось полное безразличие ко всему и всем из этого или какого-либо другого мира».

 

***
Из книги М. Ивановой "THE CURE: Странное колдовство":

... В действительности на команду уже надвигался кризис. Жуткие музыкальные идеи, в которых еще больше сквозили расплывчатые мотивы смерти, нашли воплощение в вызревающем альбоме. С каждым днем отношения между музыкантами портились; после губительного во всех отношениях "Picture"-тypa с исполнением траурных песен типа "All Cats Are Grey" нервы у каждого были на пределе, и былая сплоченность стала давать трещины. Из-за общего напряжения отношения охлаждались, чему способствовала и укрепляющаяся дружба Стива Северина и Смита, в которой Гэллап видел намерение последнего порвать с THE CURE и этим объяснял раздражительность вокалиста. Отношения внутри группы за последние три года совместного времяпровождения, дойдя до полного единения, достигли наивысшей точки согласия, после чего пошли на убыль: каждый был сыт другими по горло. Все более уединяясь, Роберт самостоятельно отрабатывал новые песни, а когда при встрече с Саймоном и Лолом пытался втолковать им, что за звучание должно получиться, лишь усугублял непонимание внутри группы.
В декабре 1981 г., с общего согласия, включая Криса Пэрри, группа вместе с новым звукорежиссером Филом Торнелли собралась в студии "Windmill" для пробных записей. Полуистеричное состояние, в котором находилась группа, явившееся следствием нервных срывов во время турне "Faith", превратило запись в постылую обязанность - вследствие озлобненно-отрешенного состояния каждого. Ни один участник команды не то что не пытался, но уже и не хотел понимать другого, тем не менее с болезненным рвением продолжая нести свою ношу. Преследующее команду предчувствие, что альбом станет в истории группы последним, подстрекало их на создание совершенства в плане творческих исканий. Переживающий внутренний кризис Роберт, лежа по ночам в студии "RAK" на полу, пытался в текстах песен отразить свое восприятие окружающей действительности: "One Hundred Years", "A Short Term Effect", "The Figurehead". Пластинка, в которой мотив смерти, физической и духовной, имеет довлеющее значение, раскрывает эту тему более чем исчерпывающе.
Хаотическая работа над альбомом и последующий за ней угнетающей тур, грозная атмосфера которого распространилась даже на обслуживающий персонал, отразились на физическом состоянии команды. Успех новой пластинки не сумел предотвратить идейного и морального тупиков, в которые забрели музыканты. Во время турне "14 Explicit Moments" коллектив практически развалился. Вышедший летом сингл "The Hanging Garden" с дополняющим его клипом группу не волновал вообще, хотя найденный имидж - очерченные красным цветом глаза и всклокоченные волосы (из-за чего создавалось впечатление потусторонних существ с окровавленными физиономиями) - вполне соответствовал настроению.
…Монументальное великолепие альбома, вышедшего с началом турне, не помогло избежать переломного момента, ожидаемого уже с нетерпением - напряжение дошло до потасовки между музыкантами, настолько серьезной, что к завершению выступлений никто не хотел и слышать друг о друге. Гэллап пропал без вести, Роберт и Лол уехали в отпуска, не сподобившись сообщить даже менеджеру о положении группы, которая фактически перестала существовать.


***
1991 г. (???):

В разговоре с журналистом Девидом Квантиком ("Нью Мюзикл Экспресс") Роберт Смит вспоминал первые шаги "СURE". "В 1979 году, когда песня "Парни не плачут" стала хитом в Британии, моя команда напоминала такой-себе маятник, который постоянно шатался от "популяра" до претенциозности, от монохромно-хмурого звучания к мелодичности. Туда-обратно, туда-обратно... Когда от нас ожидали повторений, а от нас просто требовали песен поп-ориентации - я сам был разочарован. Потому что понял: если мы будем делать деньги, это будет конец... Мы все решили: следующий альбом должен вызвать шок даже у фанов".

Работа, которую имеет в виду Р. Смит, - это альбом "Порнография". Его и на самом деле восприняли как вызов: и бывшим поклонникам поп-варианта музыки "СURЕ", и тем, кто увлекался маниакально-депрессивными вещами типа "Вера".

"...Противоположностью <альбома "Fight" - С.К.> стала для нас "Порнография". Это был образец нашей наиболее хаотической, ужасной записи. Я - серьезно!- не могу даже припомнить, как мы его записывали. Однако, это мой самый любимый альбом".

 

***
Р. Смит (из буклета "Join the Dots"):

Мы покидали квартиру Fiction в девять вечера, напивались, принимали наркотики и шли записываться. Потом мы заканчивали работать в девять утра, напивались, принимали наркотики и ложились спать…


***
Роберт Смит:

В то время я находился под воздействием огромного количества серьёзных наркотиков и, будь я старше, не думаю, что выдержал бы этот натиск. Мы с Саймоном тянули друг друга всё глубже и глубже на самое дно. Сам альбом был реакцией на предыдущую запись, невероятным витком бессмысленной агрессии и насилия, смешанным с полным пренебрежением ко всем и всему остальному помимо нас самих.

 

***
Р. Смит, "The Face" № 66, октябрь 1985:

Ах, помада. Я не ношу ее постоянно, чтобы люди не думали, что я тщеславен, тогда я так делаю, из-за театральности. Я носил ее, когда мы записывали "Pornography", я накрашивал красной помадой глаза и губы, так чтобы когда на сцене я вспотею, это выглядело, как если бы меня кто-то избил, и изо рта и из глаз течет кровь. Я вынужден был прекратить это, потому что мое зрение начало портиться.

 

***
Р. Смит, "Melody Maker", 29.04.1989:

Альбом "Pornography"... Сущий ад! Я просто не знаю, что происходило в то время. Это было довольно глупо на самом деле.
Я физически страдал в то время. Мне не нравилось то, что обычно нравилось. Я даже не замечал никаких событий. Но если бы я не сделал Pornography, то не нашел бы выхода. Если бы я не написал те песни, я бы просто стал толстым бесполезным ублюдком. Это до сих пор моя любимая запись The Cure, и она навсегда ею останется.
Не нужно было столько ярости, но это происходило просто из физической неумеренности, полной потери владения ситуацией. Я совсем не считаю, что это было так важно в то время. Я прошел через период, когда меня все... и начал писать эти песни. В один прекрасный момент я понял, что мы можем сделать чертовски хороший альбом, таким образом я подсознательно направил все свои саморазрушительные элементы в дело. Если бы у меня не оказалось такой отдушины, то мне пришлось бы затихнуть, пока я не смогу продвинуться дальше. В этом было спасение.

 

***
Р. Смит:

У меня был небогатый выбор - либо сдаться и покончить с собой, либо попробовать сделать из своих страхов альбом. Слава Богу, я выбрал второе. Хотя гораздо легче было бы просто исчезнуть.


***
Р. Смит:

Этот альбом - о тех падениях, которые ждут каждого из нас.


***
Из интервью с Р. Смитом, 1996:

- Пытались ли вы покончить с собой в эпоху "Pornography"?
- Оглядываясь назад - как ни странно, да. Но я не думаю, что тот, кто действительно хочет покончить с собой может потерпеть неудачу: есть слишком много высоких зданий.


***
Из интервью с Робертом Смитом из журнала "Q",  09/2004:

Q: Если сравнить себя с персоной, которая сделала, скажем, "Pornography", что общего Вы находите?
Р:  Мои пристрастия не изменились. Я такой же упертый каким был всегда. Я все такой же аргументированный. Но я гораздо меньше зациклен на себе. Я уже не такой трудный в общении. Не такой агрессивный. Было бы невероятно остаться той же персоной поскольку прошло больше 30 лет. Тогда, было ЭТО - Я, Саймон и Лол против всего мира, мой вопль в пустоту. Я чувствовал себя полностью выжатым, делая никому не нужную музыку и я считал что в никуда. Я не мог преодолеть это.

Q: Правда ли что в это время Вам было все равно - жить или умереть?
Р:  Нет, искренне - нет. Оглядываясь на все бухло и наркоту, которые мы приняли... Мы подгоняли друг друга все время, чтобы увидеть, кто первым сдохнет. Это было правило, но пока ты еще не чуствуешь конца, ты не сдаешься. Я не мог сказать когда и где я усну в те дни. От меня ужасно воняло [ смеется ] Мерзко, правда?

 

***
Р. Смит:

Во времена Pornography  группа чуть было не развалилась, причиной чего стали наркота и бухло. Кажется, я долгое время был невменяем. И не уверен, что смогу вспомнить что-либо стоящее.
Помню лишь, что часть песен мы записали в сортирах, чтобы стало действительно жутко, сортиры-то были грязные и мрачные. Саймон не помнит ничего из этого, но у меня есть фото: я сижу на толчке и в одежде, пытаясь на скорую руку подправить текст какой-то песни. Печальное фото.
Мы полностью погрузились в ту отвратительную часть жизни, что причинило немалый вред каждому из участников группы. Мы хватались за какие-то фильмы, которые, как мы предполагали, создадут необходимый нам настрой. Впоследствии я думал: "А испортило ли одно - другое?" Мы были довольно молоды, что-то там около 2-ти, и это поразило нас больше, чем я мог бы предположить: какими могут быть люди в большинстве своем, насколько же злы они бывают.
Многие куреманы, считающие Pornography лучшим альбомом, не догадываются, что в то время многие ее просто терпеть не могли. Мы играли эти песни, когда народ расходился. Но мы, наверное, на сцене были не слишком-то и хороши (смеется).
Я толком и не слишком-то люблю вспоминать период, связанный с Pornography, но тем не менее считаю, что это лучшее из того, что мы когда-либо делали. И этого бы не было, если бы тогда мы были бы сдержаннее в каких-то вещах. Зачастую люди говорят: "Ничего из сделанного вами больше не имеет такого же воздействия, не вызывает столь сильных эмоций." Но я не думаю, что вы сделаете нечто подобное - вы просто не выживете.


***
Р. Смит:

Это очень злой альбом. Я понимаю, почему многие поклонники The Cure считают его нашим лучшим альбомом вообще.


***
Из интервью с Р. Смитом, "Rock & Folk Magazine" (Франция), 2003:

R&F: Какие литературные произведения повлияли на “Pornography”?
Роберт: Их очень много, тогда я интересовался психоанализом. Но также нужно назвать «Потерянный рай» Джона Мильтона (1667), это чистая поэзия, она ошеломляет – должна быть в обязательной программе в школе, эта поэма оказала огромное влияние на поэтов-романтиков, и на “Pornography” тоже. Идея жертвы все еще присутствовала там, но это становилось невыносимо. Я решил бороться против мира, который ненавидел, так сказать Дьявол против Бога (смеется). Битва была проиграна заранее, но я действовал, уходил от меланхолии: это был последний шаг в пропасть, побег, переломный момент.


***
Р. Смит о песнях альбома "Pornography", апрель 1990 г.:

Каждая из песен "Pornography" была написана как "поток сознания" (в крайней степни опьянения!!!); я писал их или на старой пишущей машинке в спальне моего дома в Кроули, или записывал на клочках желтой бумаги видения, посетившие меня во время ранних утренних прогулок по самым жутким районам Лондона в холодном декабре 82 г.
Они возникли из ряда острых личных переживаний моих близких и друзей, и в общем рассказывают о бесполезности всего и каждого, загоняя ужасы действительности внутрь...
..."Pornography" - альбом, являющийся дневником одного из моих черных периодов. Но он один из моих любимейших!!!


***
Из интервью с Л. Толхерстом,  "The Holy Hour" 01.11.2000 г.:

- В то время, как Вы были членом The Cure, какой альбом был Вашим любимым? И какая песня до сих пор остается Вашей любимой?
Лоуренс: - Я думаю, что "Pornography" являетс ядо сих пор моим любимым альбомом...
У меня нет любимых песен, в большей степени у меня есть любимые периоды времени, и поэтому я думаю - все из "Pornography".


***
Интервью "Мьюзик-экспресс" с The Cure, 2003:

На протяжении двух вечеров, перед 12 камерами в Берлине, the Cure отыграли трилогию, состоящую из трех альбомов – мрачного “Pornography” (беспокойного шедевра 1982, вдохновленного наркотиками, недавно ему пел дифирамбы Серж Танкян из SOAD), “Disintegration” (1989) и “Bloodflowers” (2000).

- Удивило ли вас, что на репетициях “Pornography” звучал так, как будто был написан вчера?
Роберт: Многие альбомы страдают от того, что ассоциируются с определенной эпохой. Это неизбежно. “Pornography” работает, потому что во время записи мы находились в своем собственном мире. Это мог быть 1918 год, а не 82. За два года от “Seventeen Seconds” через “Faith” к “Pornography” мы прошли долгий путь становления и развития. Это единственная истинная трилогия the Cure. Берлинская трилогия – искусственная конструкция (улыбается), но теперь я вижу, что для этого имелись предпосылки.
- “Pornography” никогда не был так хорош, как в Берлине.
Роберт: На бутлегах 1982 года мы играем довольно слабо.
Саймон: Глубину песни вроде “Pornography” невозможно понять, будучи подростком. Абсолютная агрессия – это настоящая панк-песня. В Берлине все собрались, сконцентрировались – мы хотели создать впечатление, что нам 19. Не хочу злословить, но Лол (Лоренс Толхерт, барабанщик 1976 – 1982, клавишные до 1988 – прим. автора статьи) временами играл весьма посредственно.
Роберт: Как трио, мы страдали от его некомпетентности. Саймон помогал Лоренсу справляться с его партиями, поэтому студийная запись получилась такой сильной. Люди часто мифологизируют ранних the Cure. Если честно, тогда мы были не так уж хороши. Сегодня мы лучше.
- Когда вы репетировали, вас преследовали воспоминания о тех днях? Например, о туре по Новой Зеландии, когда вы сфотографировали себя в зеркале, после того, как первый раз попробовали ЛСД…
Роберт: Ха-ха! На снимке в меня воткнуто около 2000 зубочисток. Я выглядел как дикобраз. На уровне сознания я еще могу идентифицировать себя с тем человеком, но вскоре после этого мы изменились. Между “Seventeen Seconds” и “Pornography” мы пережили интенсивный период «взросления».
- В результате чего Саймон ушел из группы после первой драки…
Роберт: Мы дошли до черты, когда больше не могли выносить друг друга. На самом деле, все это было из-за недопонимания…
Саймон: Потому что мы были глупыми детьми!
Роберт: Да, ты обвинял меня, а я обвинял тебя.
Саймон: А я о чем говорю?! Мы были чертовыми детьми.
Роберт: Мы оба были довольно упрямы, каждый конфликт отражался на нас очень сильно, потому что мы были лучшими друзьями.
Саймон: Это сумасшествие… Понимаете, то, что я буду давать это интервью, не планировалось, но Роберт позвонил мне и спросил, не могу ли я поучаствовать. Я был самым счастливым человеком в мире! Он до сих пор способен влиять на мои чувства.
Роберт: Проблема заключалась в том, что тогда мы все жили в одной комнате, и каждый день принимали наркотики. После двух лет это было…
Саймон: Чудесно!
Роберт: Да, наверно. Каким-то образом это сработало, потому что мы записали три великолепных альбома. И повеселились от души, хотя даже это имеет свою цену.
...Роберт: Я верю, что ничего бы не изменилось, если бы мы держались от наркотиков подальше. Хотя, если бы это не было так весело, пластинка получила бы иное звучание.
Саймон (сражаясь с фонетикой): Быть пьяным – классно. Но блевать на себя – это уже не смешно.
Роберт: Понятно, что без галлюциногенов нам не удалось бы создать “Pornography”. Я не сумел бы зайти настолько далеко самостоятельно. Отдает мелодрамой, правда? После шести месяцев записи и тура я не хотел проходить чрез что-нибудь подобное снова. Однако попробовал повторить это с “Disintegration”.


Автор и координатор проекта "РОК-ПЕСНИ: толкование" -
© Сергей Курий

<<< Вернуться на главную страницу проекта

<<< Вернуться на страницу группы "THE CURE"

<<< Вернуться на страницу "Дискография THE CURE"

<<< Вернуться на страницу "THE CURE: песни по алфавиту"

       « назад





    Последний номер
    2015/№1 (виртуал.)