Журнал для интеллектуальной элиты общества  
 
 

THE CURE - "Killing an Arab"    

"Killing an Arab"
(Smith/Tolhurst/Dempsey)

Входит в альбом "Boys Don't Cry" (1980)  



КОММЕНТАРИИ:


***
Из книги М. Ивановой "THE CURE: Странное колдовство":

События к концу 1978 года приняли стремительный оборот и команда, не откладывая на следующий год, задумала выпустить свой первый сингл. Поскольку "Polydor" не был намерен устраивать такую спешку, то первые пятнадцать тысяч копий "Killing An Arab/10.15 Saturday Night" накануне Рождества вышли на небольшом инди-лейбле "Small Wonder", с дохода от которых в феврале 1979 "Fiction" смогла сама выпустить следующие пятнадцать тысяч.
По всему Лондону были развешаны плакаты с изображением плохо различимого лица мужчины на черном фоне с громадным заголовком первого сингла, на что не преминули тут же откликнуться ведущие музыкальные издания. Вдвойне оживленно публикация была принята из-за волнений, которые произошли в результате буквального восприятия текста "Killing An Arab" Национальным фронтом, который в своих целях истолковал песню по-расистски, хотя в ней была показана лишь сцена острой внутренней борьбы человека, поставленного перед выбором решения.


***
Спустя некоторое время, в октябре 1977 года Easy Cure записали в лондонской SAV Studio демо-версии десяти песен, но ни одна из них так и не подошла немецкой Hansa Records. Группа настаивала на том, чтобы их первым синглом была Killing An Arab, песня, навеянная романом Альбера Камю "Посторонний". Однако эта песня, равно как и другие, совершенно не понравились звукозаписывающей компании, и она разрывает контракт. Причина была в том, что, как позже скажет об этом Роберт, "они хотели, чтобы мы записывали поп-мелодии типа "Я защищал закон".
Ни одна из компаний не заинтересовалась записями The Cure, за исключением Polydor A&R, где в то время работал Крис Перри (Chris Parry). Крис был просто ошеломлен песней Killing An Arab, которую он помог залицензировать и выпустить на маленькой звукозаписывающей фирме Small Wonder в декабре 1978 года.
Cure выпускает в феврале 1979 года свой первый сингл, в который вошли перезаписанный заново Killing an Arab и 10.15 Saturday Night. Первый релиз The Cure получает неплохую критику, однако многие, не зная истинного смысла и происхождения песни Killing An Arab, называют ее расистской, антиарабской песней - ярлык, который еще долго будет преследовать The Cure.


Сингл "Killing An Arab"

***
Дебютный сингл группы (декабрь 1978, на b-side - "10:15 Saturday"), который отказалась выпустить фирма "Hansa Records", несмотря на заключенный с музыкантами контракт. Первые 15.000 пластинок отпечатаны в Ирландии и выпущены на фирме "Small Wonder Records". Два месяца спустя сингл переиздан тиражом 15.000 на "Fiction Records" (первый виниловый релиз только что созданной фирмы грамзаписи). Во время рекламной компании концерн "Polydor" распространят сингл вместе с экземплярами книги Альбера Камю "Посторонний".


***
"Поп-музыка", г. Минск, 1991:

Смит написал первую композицию под влиянием творчества великого французского экзистенциалиста Альбера Камю (в частности, романа "Посторонний"). Кое-кто понял все слишком буквально и группу обвинили в якобы прорасистской ориентации. Смит, дабы уверить публику в том, что все это не более чем "поэтическая вольность" и снять все недоразумения, на первом же концерте спел "Killing An Englishman". Обвинения прекратились.
...Летом 1986 года в США выходит сборка "Standing On The Beach", в которой были собраны все хиты группы. Естественно, она попала во многие хит-парады, причем на верхние строчки. Однако, наряду с успехом, повторилась история с песней "Killing An Arab" - все экземпляры альбома были снабжены наклейкой с пояснением, что в этой композиции не содержится никаких антиарабских деклараций, и что группа категорически отмежевывается от подобных вещей.


***
См. отрывок из повести А. Камю "Посторонний":

"...Он был  один. Он лежал на  спине, подложив руки под затылок - в тени, падавшей от утеса, все  тело - на солнце. Его замасленная спецовка дымилась на такой жаре. Я немного удивился: мне казалось, что вся эта история копчена, и пришел я сюда, совсем не думая о ней.
Как только араб увидел меня, он приподнялся и сунул руку в карман. Я, разумеется, нащупал в своей куртке револьвер  Раймона. Тогда араб снова откинулся назад, но не вынул руки из кармана. Я был довольно далеко от него - метрах в десяти. Веки у него были опущены, но иногда я замечал его взгляд. Однако чаще его лицо, вся его фигура расплывались перед моими глазами в раскаленном воздухе. Шуршание  воли было еще ленивее, тише, чем в полдень. Все так же палило солнце, и все так же сверкал песок. Вот  уже два часа солнце не  двигалось, два часа оно стояло на якоре в океане  кипящего металла. На горизонте прошел маленький пароход, я увидел это черное пятнышко только краем глаза, потому что не переставал следить за арабом.
Я думал, что, стоит мне только повернуться, уйти, все будет кончено. Но ведь позади был огненный пляж, дрожащий от зноя воздух. Я сделал несколько шагов к ручью. Араб не пошевелился. Всетаки он был еще далеко от меня. Быть может, оттого что на  лицо  его  падала тень, казалось, что он смеется. Я подождал. Солнце жгло мне щеки, я  чувствовал,  что в бровях у меня скапливаются  капельки пота. Жара была такая же, как в день похорон мамы, и так же, как тогда, у меня болела голова, особенно лоб, вены на нем вздулись, и в них пульсировала кровь. Я больше не мог выносить нестерпимый зной и шагнул вперед. Я знал, что это глупо, что я  не спрячусь от солнца, сделав один  шаг. Но  я сделал шаг, только один шаг. И тогда араб, не поднимаясь, вытащил нож и показал его мне. Солнце сверкнуло на стали, и меня как будто ударили в лоб  длинным острым клинком. В то же  мгновение капли  пота, скопившиеся  в  бровях, вдруг потекли на пеки, и глаза мне закрыла теплая плотная пелена, слепящая завеса  из  слез  и соли. Я  чувствовал только, как бьют у  меня  во лбу цимбалы солнца, а где-то впереди нож бросает сверкающий луч. Он сжигал мне ресницы, впивался в зрачки, и глазам было так больно. Все вокруг закачалось. Над морем  пронеслось тяжелое жгучее дыхание. Как будто разверзлось небо и полил огненный дождь. Я весь напрягся, выхватил револьвер, ощутил выпуклость полированной рукоятки. Гашетка подалась, и вдруг раздался сухой и оглушительный звук выстрела. Я стряхнул капли пота и сверкание солнца. Сразу разрушилось равновесие дня, необычайная тишина песчаного берега, где только что мне было так хорошо. Тогда я выстрелил еще четыре раза в неподвижное тело, в которое  пули вонзались незаметно. Я как будто постучался в дверь несчастья четырьмя короткими ударами".


***
Р. Смит:

В Америке даже не хотели выпускать альбом, если там будет эта скандальная песня. Но я отказался пойти на компромисс. Я целую неделю давал интервью на телевидении и радио США, где объяснял, что эта песня не имеет ничего общего с убийством арабов. К несчастью, совпало так, что по всей стране в это время прокатилась волна антиарабских настроений. Просто для нас это было ужасно неподходящее время


***
Сборник синглов 1986 г. "Standing On A Beach" содержал ставшую уже традиционной пометку, что "Killing An Arab" не является расистской композицией.


***
Из интервью Р. Смита каналу "Europe 2" 2001:

Е2: Например на написание "Killing An Arab" вас вдохновил Камю…
РС: Да, но я не хотел бы сейчас об этом говорить. Это слишком тесно связано с недавними событиями <подразумевается террористическая атака, когда, захваченные исламскими террористами, самолеты протаранили небоскребы Всемирного Торгового Центра Манхэттена в Нью-Йорке 11 сентября 2001 г. - С.К.>.


***
Из интервью с Р. Смитом, "Rock & Folk Magazine" (Франция), 2003:

R&F: Потом в школе вы учили французский, открыли для себя писателей, оставивших неизгладимый след в вашем творчестве, например, Камю…
Роберт: Тема абсурда всегда меня привлекала, но об этом треке [“Killing An Arab” – прим. пер.] столько чуши наговорили… Мы не перестаем оправдываться даже сегодня из-за войны в Ираке и конфликта на Ближнем Востоке. В самом начале, в Англии я пел “Killing An Englishman”, но пресса этого не поняла. В Америке после первой войны в Заливе это было “Killing an American”, и американские СМИ смешали нас с грязью. Если бы я знал, что так будет, назвал бы песню “Standing on the Beach” и избежал многих проблем.


***
Р. Смит, помня об обвинениях в расизме, нередко на концертах менял слова в песне - допустим, исполняя ее то под ироничным названием "Kissing an Arab" ("Целующий араба"), то под нейтральным "Killing Another" ("Убивший другого").


***
Из интервью с Р. Смитом, 04.06.2012.:
http://www.afisha.ru/article/robert_smith_interview/

— Ну вы же и раньше были известны тем, что много читали. Что вас сейчас в этом смысле интересует?
 — Меня вот тут попросило издательство Penguin написать предисловие к переизданию «Постороннего», так что я перечитываю всего Камю. Открываю заново свою экзистенциальную тревогу, ха-ха.


***
В марте 1980 г. на песню был снят видеоряд.
 


"Killing an Arab" (из видеосборника видеосборник "Staring at the Sea")



"Killing An Arab" (Paris 1979 - Theatre de Lempire)



Killing An Arab (Live 1996)



Текст песни "Killing An Arab":

Standing on the beach
With a gun in my hand
Staring at the sea
Staring at the sand
Staring down the barrel
At the arab on the ground
I can see his open mouth
But I hear no sound

I'm alive
I'm dead
I'm the stranger
Killing an arab

I can turn
And walk away
Or I can fire the gun
Staring at the sky
Staring at the sun
Whichever I chose
It amounts to the same
Absolutely nothing

I'm alive
I'm dead
I'm the stranger
Killing an arab

I feel the steel butt jump
Smooth in my hand
Staring at the sea
Staring at the sand
Staring at myself
Reflected in the eyes
Of the dead man on the beach
The dead man on the beach

I'm alive
I'm dead
I'm the stranger
Killing an arab

 

Переводы песни "Killing an Arab":

Убийство араба
(пер. М. Ивановой, из книги «THE CURE:
Странное колдовство», М: Сокол, 1998)

Стоя на пляже
С револьвером в руке
Глядя на море
Следы на песке,
Глядя на дуло.
Араб лежит на земле
Его рот приоткрыт
Все застыло во мне.

Я жив
Я мертв
Я незнакомец
Убивший араба.

Могу повернуться
И прочь зашагать
Глядя на небо
Глядя на солнце
Но могу и стрелять
Но что бы ни выбрал
Остаться, идти
В конечном счете едины пути.

Я жив
Я мертв
Я незнакомец
Убивший араба.

Вот подпрыгнул приклад
Гладкий в руке
Смотрю на море
Следы на песке
Смотрю на себя
Отражаясь в глазах
Мертвеца на пляже
Мертвеца на пляже.

Я жив
Я мертв
Я незнакомец
Убивший араба.



Автор и координатор проекта "РОК-ПЕСНИ: толкование" -
© Сергей Курий

<<< Вернуться на главную страницу проекта

<<< Вернуться на страницу группы "THE CURE"

<<< Вернуться на страницу "Дискография THE CURE"

<<< Вернуться на страницу "THE CURE: песни по алфавиту"

       « назад





    Последний номер
    2015/№1 (виртуал.)