Журнал для интеллектуальной элиты общества  
 
 

Вступительное стихотворение ("Июльский полдень...")    

РАЗДЕЛЫ  ПРОЕКТА "ЗАЗЕРКАЛЬЕ":

  Новости проекта  

О проекте
(структура  и цель)

 ЖЖ автора проекта 

Параллельные ПЕРЕВОДЫ с комментариями и иллюстрациями

       ЛЬЮИС  КЭРРОЛЛ:  Биография, библиография, критика       

      Словарь-     
     справочник
       

 "АЛИСА" в зеркале 
 КУЛЬТУРЫ
 

  Полезные ССЫЛКИ 

ВНИМАНИЕ! С 2016 года проект "ЗАЗЕРКАЛЬЕ им. Л. Кэрролла" переехал на новое место. Теперь все обновления будут происходить по адресу - http://www.kursivom.ru/

(Сергей Курий - автор и координатор проекта)
_________________

= "Алиса в Стране Чудес" =
Вступительное стихотворение
("Июльский полдень золотой...")


<<< пред. | СОДЕРЖАНИЕ | след.>>>


ОРИГИНАЛ на английском (1871):

All in the golden afternoon
Full leisurely we glide;
For both our oars, with little skill,
By little arms are plied,
While little hands make vain pretence
Our wanderings to guide.

Ah, cruel Three!  In such an hour
Beneath such dreamy weather,
To beg a tale of breath too weak
To stir the tiniest feather!
Yet what can one poor voice avail
Against three tongues together?

Imperious Prima flashes forth
Her edict to begin it
In gentler tone Secunda hopes
“There will be nonsense in it!”
While Tertia interrupts the tale
Not more than once a minute.

Anon, to sudden silence won,
In fancy they pursue
The dream-child moving through a land
Of wonders wild and new,
In friendly chat with bird or beast
And half believe it true.

And ever, as the story drained
And faintly strove that weary one
The rest next time--It is next time!
The happy voices cry.

Thus grew the tale of Wonderland:
Thus slowly, one by one,
Its quaint events were hammered out--
And now the tale is done,
And home we steer, a merry crew,
Beneath the setting sun.

Alice! a childish story take,
And with a gentle hand
Lay it where Childhood’s dreams are twined
In Memory’s mystic band,
Like pilgrim’s wither’d wreath of flowers
Pluck’d in a far-off land.


_________________

Перевод Н. Демуровой (1967, 1978):

Июльский полдень золотой <1>
Сияет так светло,
В неловких маленьких руках
Упрямится весло,
И нас теченьем далеко
От дома унесло.

Безжалостные!
В жаркий день,
В такой сонливый час,
Когда бы только подремать,
Не размыкая глаз,
Вы требуете, чтобы я
Придумывал рассказ.

И Первая велит начать
Его без промедленья,
Вторая просит: «Поглупей
Пусть будут приключенья».
А Третья прерывает нас
Сто раз в одно мгновенье.

Но вот настала тишина,
И, будто бы во сне,
Неслышно девочка идет
По сказочной стране
И видит множество чудес
В подземной глубине.

Но ключ фантазии иссяк –
Не бьет его струя.
– Конец я после расскажу,
Даю вам слово я!
– Настало после! – мне кричит
Компания моя.

И тянется неспешно нить
Моей волшебной сказки,
К закату дело, наконец,
Доходит до развязки.
Идем домой. Вечерний луч
Смягчил дневные краски.

Алиса, сказку детских дней
Храни до седины
В том тайнике, где ты хранишь
Младенческие сны,
Как странник бережет цветок
Далекой стороны <2>.

<стихотворение в пер. Д. Орловской>


М. Гарднер, "Аннотированная Алиса" - "The Annotated Alice", New York-London, 1960
(На русском языке аннотации М. Гарднера  впервые были изданы в 1978 в серии "Литературные памятники", где они сопровождали перевод Н. Демуровой):

1 - В этом вступлении Кэрролл вспоминает «золотой полдень» в 1862 г., когда он и его друг, достопочтенный Робинсон Дакворт (в те дни член совета Тринити-колледжа в Оксфорде; позже каноник Уэстминстерского аббатства), отправились с тремя прелестными дочерьми ректора Лидделла в лодке на прогулку вверх по Темзе. «Первая» – это старшая из сестер Лидделл, Лорина Шарлотта, которой к тому времени уже минуло тринадцать лет. «Вторая» – десятилетняя Алиса Плэзнс, а «Третья» – восьмилетняя Эдит. Кэрроллу в то время было тридцать лет. День этот, пятница 4 июля, по словам У. X. Одэна , «так же памятен в истории литературы, как 4 июля в истории Америки»  (4 июля 1776 г. была провозглашена Декларация независимости).


Приток Темзы - река Айрис. Та самая...



Речка Айрис на карте.



Мельница на Иффли (Оксфорд) - одна из излюбленных стоянок Ч. Доджсона во время лодочных прогулок. (Фото - Г. Торна, 1875 г.)



Участники знаменательной лодочной прогулки, во время которой была сочинена сказка про Алису: вверху - три сестры Лидделл (Лорина, Алиса, Эдит), внизу - член совета Тринити-колледжа в Оксфорде - Роберт Дакворт и собственно сам Чальз Лютвидж Доджсон (позднее - Льюис Кэрролл).


"Июльский полдень золотой..."
Рисунок И-К. Эрикссон.

2 - В старину пилигримы, отправляясь к святым местам, украшали головы венками из цветов.


_________________

Перевод А. Н. Рождественской (1908-1909):

Мы медленно плыли. Чуть двигалась лодка
По глади зеркальной реке,
А руль наш вертелся и вправо, и влево,
Не слушаясь детской руки.

Гребли тоже дети и пенили воду,
Слегка ударяя веслом,
И брызги взлетали, сверкая на солнце,
И падали, искрясь, кругом.

С высокого неба горячее солнце
Снопы посылало лучей.
Не двигался воздух, казалось, он замер,
И все становилось душней...

- Рассказывай сказку! - вдруг крикнули дети.
- О, Боже, в такую жару!
- Про то расскажи нам, чего не бывает!
- Нет, нет... ни за что... не могу!

Но их было трое. Они так просили
И так приставали ко мне,
Что мне поневоле пришлось покориться
Моей злополучной судьбе.

И стал я рассказывать им про Алису.
Сейчас же примолкли они
И жадно, с восторгом внимая рассказу,
Они забывали грести.

Когда ж говорил я: - Потом вам докончу,
Ведь начал рассказ я давно,
С веселым мне смехом они отвечали:
- Потом? Да пришло уж оно!

Так вот как сложился рассказ про Алису,
И я досказал его весь...
А то, что с ней было и что с ней случилось,
Все в сказке написано здесь.

 

_________________

Перевод А. Щербакова (1977):

Златая дорожка вдоль речки легла,
 И смех упоительно звонок.
Вразброд налегают на оба весла
 Две пары ребячьих ручонок.
А третья напрасно стремится вернуть
 Корабль непослушный на избранный путь.

О трое мучительниц! В этакий час
 Ко мне, чуть живому от зноя,
Умильнейшим шепотом в тысячный раз
 О сказке взывают все трое.
Молил я пощады, молил и затих,
 Один разве выстоишь против троих?

Властительна Prima. Сейчас я начну,
 Ее повинуясь указу.
Secunda пленительно просит в одну
 Нелепицу спутать все сразу,
А Tertia** - та прерывает всех нас
 Не чаще, чем за два мгновения раз.

Итак, тишина. Говорю только я.
 За сказочной сверстницей следом
Фантазия их увлекает в края,
 Где наш распорядок неведом,
Среди говорливых зверюшек и птиц
 Им кажется правдой игра небылиц.

Но вот истощен вдохновенья родник,
 Он стал полувысохшим ложем.
Устал я, и просит мой бедный язык:
 "Давайте на после отложим".
"Какое там после! Сейчас же и здесь!"
 Кричит в упоении хор этот весь.

Вот мы бродили Страною Чудес,
 Что значится в нашем заглавье.
Поход продолжается, след не исчез,
 И сказка становится явью:
Спускается солнце за нашей кормой,
 Мы с визгом и хохотом правим домой.

Алиса! Прими эту сказку мою,
 Коснись ее нежной рукою.
В стране твоей памяти, в дивном краю,
 Пусть дремлет она на покое,
Как хрупкий венок из далекой земли,
 Который паломники нам сберегли.


Примечание автора проекта:

** - Prima, Secunda, Tertia - (лат. "Первая", "Вторая", "Третья") - имеются в виду сестры Лидделл - Лорина, Алиса и Эдит

_________________

Пер. А. Оленича-Гнененко (1940): 

В горячий полдень золотой
Мы медленно плывём:
Две пары детских рук едва
Справляются с веслом.
И водит детская рука
Беспомощно рулём.
      
Ах, эти Трое! В час такой
Жары и летней лени —
«Ну, говори!» — они кричат,
Дрожа от нетерпенья.
Когда все Трое заодно,
Бессильны возраженья!
      
Мне гневно Первая твердит:
«Ждать сказку долго ль буду?»
Вторая просит в сказке той
Игры волшебной всюду,
А Третья прерывает нас
Лишь раз в одну минуту.
      
И вот нежданно — тишина,
И маленький народ
Следит, как по Стране Чудес
Дитя Мечты идёт,
Как у зверей гостит оно
И с птицами поёт.
      
Но вдруг устало я замолк
И головой поник;
Мечты волшебная игра
Оставлена на миг:
«Конец потом!» — «Сейчас «потом»!» —
Весёлый слышен крик.
      
Так сказка о Стране Чудес
Слагалась знойным днём.
Пусть явью станет навсегда,
Что было только сном.
Горит закат, и мы плывём,
И ждёт нас милый дом.
      
Алиса! Сказкам детских дней
И возраст детский дан.
Храни в венке воспоминаний
Чудесный их обман,
Как пилигрим хранит сухие
Цветы из дальних стран!

_________________

Перевод В. Орла (1988): 

Мы плыли в полдень золотой,
И я один не бросил
Нависших над речной водой
Отяжелевших весел.
Нас все равно река несла
И без руля, и без весла...

Чего вам надо от меня,
Несноснейшие дети?!
Жара за три последних дня
Спалила все на свете.
Спадет жара - и что смогу,
Я расскажу на берегу.

Но требует Одна из вас,
Чтоб начал я сначала,
Другая - чтобы мой рассказ
Нелепица венчала,
А Третьей нравится одно:
Когда не страшно и смешно.

Молчанье настает - и вот
В моем рассказе странном
Чудная девочка идет
По небывалым странам,
И по горам, и по долам:
Неправда с правдой пополам.

Расскажем сказку целиком,
На завтра не отложим.
Неужто с этим пустяком
Мы справиться не сможем?
Совсем не так звучит с утра
Рассказ, не конченный вчера.

Так эта книжка родилась,
И нить ее событий
В запутанный клубок свилась -
Пожалуйста, глядите!
Но вечер наступает. Нам
Пора, пожалуй, по домам.

Алиса! Для тебя одной
Я сказку сочинил,
Чтоб встала ты передо мной
Из выцветших чернил,
Как ландыш, выросший весной
На просеке лесной.

    _________________

Перевод Л. Яхнина (1991):

По речке, солнцем залитой,
На лёгкой лодке мы скользим.
Мерцает полдень золотой
Дрожащим маревом сквозным.
И, отраженный глубиной,
Застыл холмов зеленый дым.

Речной покой, и тишь, и изной,
И ветерка дыханье,
И берег в тени вырезной
Полны очарованья.
А рядом спутницы со мной-
Три юные созданья.

Все трое просят поскорей
Рассказать им сказку.
Одной-смешней, другой-страшней,
А третья скорчила гримаску-
Ей нужно сказку постранней.
Какую выбрать краску?

И начинается рассказ,
Где ждут нас превращенья.
Не обойдется без прикрас
Рассказ мой, без сомнения.
Страна Чудес встречает Вас,
Моя Страна Воображения.

Живут там чудо существа,
Картонные солдаты.
Сама собою голова
Летает там куда-то,
И кувыркаются слова,
Как в цирке акробаты.

Но сказка близится к концу,
И солнце движется к закату,
И тень скользнула по лицу
Бесшумно и крылато,
И бликов солнечных пыльцу
Дробят речные перекаты.

Алиса, милая Алиса!
Запомни этот светлый день.
Как театральная кулиса,
С годами он уходит в тень,
Но он всегда нам будет близок,
Ведя нас в сказочную даль...

    _________________

Перевод Б. Балтера (1997):

В послеполуденном плену
В ленивом полусне
Скользим по воле детских рук
По медленной реке,
И неумело два весла
Ведут нас в тишине.

Жестоко в полудремы час,
Мне не давая спать,
Втроем выпрашивать рассказ
И хором умолять!
Но я один, и вам троим
Не в силах возражать.

По-королевски Prima мне
"Начать!"- дает приказ.
Secunda просит: "Чепухи
Побольше вставь в рассказ."
A Tertia сбивает нас,
Но лишь в минуту раз.

Но вот настала тишина.
И в этой тишине
Втроем за девочкой из сна
По Сказочной Стране
Идут и верят в чудеса.
Но верят не вполне.

Идей колодец осушен.
Но снова каждый раз,
Как я пытался на потом
Свой отложить рассказ,
Кричали сразу все втроем:
"Потом - уже сейчас!"

Так родилась страна чудес.
Росла из сна и Слова.
И из всего, что только есть.
И вот она готова.
А мы направились домой,
За весла взявшись снова.

Алиса! Сказку сохрани
В том уголке души,
Где детские мечты и сны
Чудесно сплетены,
Как пилигрим хранит венок
Оставленной страны.

    _________________

Перевод А. Кононенко (под ред. С.С.Заикиной) (1998-2000):

По речке ясным летним днем
Плыли мы в лодчонке.
С азартом налегли на весла
Детские ручонки.
Теченье пытались победить
Тщетно три сестрёнки.

В такую чудную погоду
Приятно помечтать,
И попросили те девчушки
Им сказку рассказать.
В три голоса защебетали,
Как мог я отказать?

«Начните сказку же скорее!»
— Старшая сказала.
«Пусть будет сказка необычной,»
— Вторая пожелала,
Тогда как младшая рассказ
Ежеминутно прерывала.

Когда угомонились сестры,
Я стал итоги подводить:
В страну прекрасных грез ребенка
Я должен проводить,
И чтобы в сказке звери, птицы
Могли бы говорить.

Решил я, пусть Алиса будет
Главный в ней герой.
И под деревьями уснет,
Сморенная жарой.
Во сне же приключения
Накатятся волной.
    
До самого заката сказку
Устал я сочинять.
Провел весь день на солнце,
Хотелось очень спать.
А сестры, с интересом слушая,
Просили продолжать.

Так страна Чудес появилась
Строка за строкой.
В ней чудеса, превращенья
Все придуманы мной.
И вся команда вечером
Направилась домой.

    _________________

Перевод Ю. Нестеренко:

Сияет полдень золотой,
Мы медленно плывем;
Непросто маленьким рукам
Управиться с веслом,
Хоть и пытаются они
Повелевать рулем.

О Три жестоких![1] В час, когда
Жара берет мором,
Просить рассказ! Зверьки, и те
Попрятались по норам!
Но - что же возразит один
Троим, просящим хором?

Что делать? "Начинать рассказ!" -
Вот властной Первой воля.
Вторая просит чепухи
Там увеличить долю,
А Третья прерывает нас
В минуту раз, не боле.

И вот история звучит
В наставшей тишине;
Они за девочкой следят,
Что странствует во сне
И слышит речь зверей и птиц
В загадочной стране.

Но долго тянется рассказ,
Иссяк фантазий клад.
"Докончу в следующий раз", -
Уставший молвить рад.
"А следующий раз - сейчас!" -
Три голоса кричат.

Так повесть о Стране Чудес
Рождалась и росла.
И вот - окончена, хотя
Нет странностям числа.
Плывем домой. Горит закат,
Негромок плеск весла.

Алиса, этот мой рассказ
Прими, как дар весны,
И сохрани в том уголке,
Где дети прячут сны,
Как пилигрим хранит цветок
Далекой стороны.


Примечание переводчика:

[1] Речь идет о сестрах Лиддел: Первая - Лорина (Lorina), Вторая - Алиса (Alice) и Третья - Эдит (Edith). Описываемая речная прогулка состоялась 4 июля 1862 года; Алисе тогда было 10 лет, однако в повести ей 7 (ее точный возраст указан во второй книге, "Алиса в Зазеркалье").

    _________________

Украинский перевод В. Корниенко (2001):

Червневий південь золотий,**
Ріки сяйливе скло,
В дрібних долоньках дітвори
Пручається весло,
І течією нас аж ген
Від дому віднесло.

Безжальні! В час, як червень нас
Спекотою повив,
Тоді, коли понад усе
Здрімнути я б волів, -
Вам зажадалося, щоб я
Вам казку оповів!

І квапить Перша: «Не барись!
Розкажеш казку! Згода ?»
А Друга: «Щоб у казці тій
Були чудні пригоди!»
А Третя всіх перебива,
Бо нетерпляча зроду.

Та ось мовчанка залягла,
І, наче уві сні,
Нечутно дівчинка іде
В країні чарівній,
І бачить силу дивних див
В підземній глибині.

Гай-гай!.. Уяви джерело
Вже струменем не б'є.
«Кінець опісля розкажу -
Ось слово вам моє!»
«Опісля, - всі кричать гуртом,
За хвилю настає!..»

Снується нитка спроквола
Моєї диво-казки,
Вже й сонечко ясне сіда -
Доходить до розв'язки...
Гайда додому, день погас
І ніч вдягає маски.

Алісо, казку давніх днів
Сховай до сивини
В тім тайничку, де бережеш
Дитячі любі сни,
Немов прочанин квітку з піль
Своєї сторони!

<переклад - М. Лукаша>


Коментарі:

* - У цьому вступному вірші Керрол пригадує "південь золотий" 1862 р., коли він і його приятель Робінсон Дакворт вирушили в човні з трьома маленькими доньками ректора Ліддела на прогулянку вгору по Темзі. "Перша" - то старша серед сестер Лоріна Шарлотта, якій на той час було 13 років, "Друга" - десятирічна Аліса Плезнс, яка стала прообразом Аліси; а "третя" восьмирічна Едіт.

    _________________

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

МУЗЫКА

На стихотворение "Июльский полдень золотой..." в переводе Д. Орловской рок-музыкант Черный Лукич (Д. Кузьмин) написал одну из своих первых песен. Она называется "Алиса" и входит в альбом 1996 г. "Девочка и Рысь" (см. здесь >>>)




<<< пред. | СОДЕРЖАНИЕ | след. >>>



Автор и координатор проекта "ЗАЗЕРКАЛЬЕ им. Л. Кэрролла" -
© Сергей Курий

   « назад





Последний номер
2015/№1 (виртуал.)