Журнал для интеллектуальной элиты общества  
 
 

7.1. Загадка про ворона и конторку    

РАЗДЕЛЫ  ПРОЕКТА "ЗАЗЕРКАЛЬЕ":

  Новости проекта  

О проекте
(структура  и цель)

 ЖЖ автора проекта 

Параллельные ПЕРЕВОДЫ с комментариями и иллюстрациями

       ЛЬЮИС  КЭРРОЛЛ:  Биография, библиография, критика       

      Словарь-     
     справочник
       

 "АЛИСА" в зеркале 
 КУЛЬТУРЫ
 

  Полезные ССЫЛКИ 

_________________

= "Алиса в Стране Чудес" =
7.1. Загадка про ворона и конторку


<<< пред. | СОДЕРЖАНИЕ | след. >>>


ОРИГИНАЛ на английском (1871):


Chapter VII: A Mad Tea-Party <39>

Here was a table set out under a tree in front of the house, and the March Hare and the Hatter<40> were having tea at it: a Dormouse<41> was sitting between them, fast asleep, and the other two were resting their elbows on it, and talking over its head.

“Very uncomfortable for the Dormouse,” thought Alice; “only, as it’s asleep, I suppose it doesn’t mind.”

The table was a large one, but the three were all crowded together at one corner of it. “No room! No room!” they cried out when they saw Alice coming. “There’s plenty of room!” said Alice indignantly, and she sat down in a large arm-chair at one end of the table.

“Have some wine,” the March Hare said in an encouraging tone.

Alice looked all round the table, but there was nothing on it but tea. “I don’t see any wine,” she remarked.

“There isn’t any,” said the March Hare.

“Then it wasn’t very civil of you to offer it,” said Alice angrily.

“It wasn’t very civil of you to sit down without being invited,” said the March Hare.

“I didn’t know it was your table,” said Alice; “it’s laid for a great many more than three.”

“Your hair wants cutting,” said the Hatter. He had been looking at Alice for some time with great curiosity, and this was his first speech.

“You shouldn’t make personal remarks,” Alice said with some severity; “it’s very rude.”

The Hatter opened his eyes very wide on hearing this; but all he said was, “Why is a raven like a writing-desk?”<42>

“Come we shall have some fun now!” thought Alice. “I’m glad they’ve begun asking riddles. I believe I can guess that,” she added aloud.

“Do you mean that you think you can find out the answer to it?” said the March Hare.

“Exactly so,” said Alice.

“Then you should say what you mean,” the March Hare went on.

“I do,” Alice hastily replied; “at least--at least I mean what I say--that’s the same thing, you know.”

“Not the same thing a bit!” said the Hatter, “You might just as well say that ‘I see what I eat’ is the same thing as ‘I eat what I see’!”

“You might just as well say,” added the March Hare, “that ‘I like what I get’ is the same thing as ‘I get what I like’!”

“You might just as well say,” added the Dormouse who seemed to be talking in his sleep “that ‘I breathe when I sleep’ is the same thing as ‘I sleep when I breathe’!”

“It is the same thing with you,” said the Hatter, and here the conversation dropped, and the party sat silent for a minute, while Alice thought over all she could remember about ravens and writing-desks, which wasn’t much.


Из примечаний к интерактивной образовательной программе "Мир Алисы" (Изд-во "Комтех", 1997):

39 - Когда девочки Лидделл бывали в гостях у доктора Доджсона, он обычно угощал их чаем. Чай в те времена считался роскошью, и детям его давали в редких случаях. Доктор Доджсон был рад возможности побаловать своих маленьких приятельниц: он сам заваривал чай, брал в руки чайник и ходил с чайником десять минут по комнате, равномерно его встряхивая, чтобы чай заварился получше. Чаепитие происходило обычно в шесть часов (у Шляпника часы остановились тоже на шести часах). Девочек иногда приводила старая нянька, которая то и дело засыпала, как мышь Соня.


Именно здесь Кэрролл угощал гостей чаем.

40 - "the Hatter" Прототипом шляпника послужил торговец мебелью Картер, живший вблизи Оксфорда. Картера называли Mad Hatter потому, что он всегда носил цилиндр и был вечно полон эксцентричных замыслов. Его изобретение, кровать-будильник, которая сбрасывала спящего в ней человека на пол, когда его нужно было разбудить, даже демонстрировалось в 1851 г. в Лондоне. Может быть, именно поэтому Шляпник Льюиса Кэрролла все время интересуется временем и пытается будить Соню.


Некотороые полагают, что Джон Тенниел взял за образ Болванщика картину Яна ван Эйка "Портрет четы Арнольфини". "10/6" на шляпе Болванщика означает 10 шиллингов и 6 пенсов - цена за шляпу.



  По еще одной версии в образе Шляпнике Тенниел карикатурно изобразил английского премьер-министра, деятеля Консервативной партии - Бенджамина Дизраэли  (см. карикатуру Карло Пеллегрини "Дизраэли в Vanity Fair").



41 - Dormouse - Английская мышь-соня - ночной грызун, живущий на дереве, и напоминающий маленькую белку. Прототипом Сони, возможно, послужил маленький зверек вомбат, принадлежавший поэту и художнику Данте Габриэлю
Россети, у которого бывал Льюис Кэрролл. Этот зверек обычно спал, сидя за столом.

42 - "Why is a raven like a writing desk?" - эта загадка не имеет отгадки в этой книге. Но в предисловии к более позднему изданию книги Льюис Кэрролл дал такую отгадку: Because it can produce a few notes though they are very flat. Здесь обыгрывается одинаковое звучание слов notes: I. заметки, 2. музыкальные ноты, 3. карканье и flat: 1. плоский, 2. намек на выражение to sing flat - петь фальшиво. Остроумные решения предложил Сэм Ллойд, американский специалист по загадкам:
1. because the notes for which they are noted are not noted for being musical notes; и 2. because Рое wrote on both (имеется в виду знаменитое стихотворение Эдгара По "The Raven").


_________________

Перевод Н. Демуровой (1967, 1978):


Глава VII БЕЗУМНОЕ ЧАЕПИТИЕ

Около дома под деревом стоял накрытый стол, а за столом пили чай Мартовский Заяц и Болванщик <43>; между ними крепко спала Мышь-Соня <44>. Болванщик и Заяц облокотились на нее, словно на подушку, и разговаривали через ее голову.

- Бедная Соня, - подумала Алиса. - Как ей, наверно, неудобно! Впрочем, она спит - значит, ей все равно.

Стол был большой, но чаевники сидели с одного края, на уголке. Завидев Алису, они закричали:
- Занято! Занято! Мест нет!
- Места сколько угодно! - возмутилась Алиса и уселась в большое кресло во главе стола.
 
- Выпей вина, - бодро предложил Мартовский Заяц.

Алиса посмотрела на стол, но не увидела ни бутылки, ни рюмок.
- Я что-то его не вижу, - сказала она.

- Еще бы! Его здесь и нет! - отвечал Мартовский Заяц.

- Зачем же вы мне его предлагаете? - рассердилась Алиса. - Это не очень-то вежливо.

- А зачем ты уселась без приглашения? - ответил Мартовский Заяц. - Это тоже невежливо!

- Я не знала, что это стол только для вас, - сказала Алиса. - Приборов здесь гораздо больше.

- Что-то ты слишком обросла! - заговорил вдруг Болванщик. До сих пор он молчал и только с любопытством разглядывал Алису. - Не мешало бы постричься.
- Научитесь не переходить на личности, - отвечала Алиса не без строгости. - Это очень грубо.

Болванщик широко открыл глаза, но не нашелся, что ответить.
- Чем ворон похож на конторку? <45> - спросил он, наконец.

- Так-то лучше, - подумала Алиса. - Загадки - это гораздо веселее…
- По-моему, это я могу отгадать, - сказала она вслух.

- Ты хочешь сказать, что думаешь, будто знаешь ответ на эту загадку? - спросил Мартовский Заяц.

- Совершенно верно, - согласилась Алиса.

- Так бы и сказала, - заметил Мартовский Заяц. - Нужно всегда говорить то, что думаешь.

- Я так и делаю, - поспешила объяснить Алиса. - По крайней мере… По крайней мере я всегда думаю то, что говорю… а это одно и то же…

- Совсем не одно и то же, - возразил Болванщик. - Так ты еще чего доброго скажешь, будто "Я вижу то, что ем" и "Я ем то, что вижу", - одно и то же!

- Так ты еще скажешь, будто "Что имею, то люблю" и "Что люблю, то имею", - одно и то же! - подхватил Мартовский Заяц.

- Так ты еще скажешь, - проговорила, не открывая глаз, Соня, - будто "Я дышу, пока сплю" и "Я сплю, пока дышу", - одно и то же!

- Для тебя-то это, во всяком случае, одно и то же! - сказал Болванщик, и на этом разговор оборвался.
С минуту все сидели молча. Алиса пыталась вспомнить то немногое, что она знала про воронов и конторки.


Из прмечаний М. Гарднера:

43 - Есть все основания полагать, что, работая над Болванщиком, Тенниел воспользовался предложением Кэрролла взять за модель некоего Теофилиуса Картера, чудаковатого торговца мебелью, жившего неподалеку от Оксфорда (а не премьер-министра Гладстона). Его прозвали Безумным Шляпником - отчасти из-за того, что он всегда носил цилиндр, отчасти из-за его эксцентричных идей. Изобретенная им "кровать-будильник", которая будила спящего, сбрасывая его в нужную минуту на пол (она выставлялась в Хрустальном дворце на Всемирной выставке в 1851 г.), помогает понять, почему Болванщика у Кэрролла так волнует мысль о времени и о том, чтобы разбудить Мышь-Соню. Нельзя не отметить также, что в этом эпизоде много предметов, напоминающих о профессии Картера (стол, кресло, конторка).
Болванщик, Заяц, Мышь-Соня не фигурировали в первоначальном варианте сказки; вся глава о Безумном чаепитии была добавлена позже. В "Зазеркалье" Болванщик и Заяц появятся как гонцы короля Болванс Чик и Зай Атс (гл. VI). В экранизации "Алисы", сделанной в 1933 г. фирмой "Парамаунт", роль Болванщика играл Эдвард Эверетт Хортон, а Мартовского Зайца - Чарлз Рагглз. В мультипликационном фильме Уолта Диснея 1951 г. Эд Уинн читал роль Болванщика, а Джерри Колонна - Зайца.

Известный американский ученый Норберт Винер писал в главе 14 своей автобиографии:
"Бертрана Рассела можно описать одним-единственным способом, а именно - сказав, что он вылитый Болванщик… Рисунок Тенниела свидетельствует чуть ли не о провидении".
Винер указывает далее, что философы Дж. М. З. Мак-Таггарт и Дж. Э. Мур, коллеги Рассела по Кембриджу, чрезвычайно походили на Мышь-Соню и Мартовского Зайца. Всех троих в Кембридже называли "Троица Безумного чаепития". **

........................................................................................
** - Намек на Тринити-колледж (Колледж Св. Троицы), профессорами которого были Рассел, Мур и Мактаггарт <прим. Н.Демуровой>.


44 - Английская мышь-соня - живущий на дереве грызун, больше напоминающий маленькую белку, чем мышь. Название dormouse происходит от латинского глагола dormire (спать) и объясняется тем, что эти животные зимой впадают в спячку. В отличие от белки эти мыши - животные ночные, так что даже в мае (то есть в месяц приключений Алисы) днем они спят. Из книги "Воспоминания Уильяма Майкла Росетти" (1906) мы узнаем, что "прототипом" Сони, возможно, был ручной вомбат*** Данте Габриэля Росетти****, имевший обыкновение спать у него на столе. Кэрролл знал семейство Росетти и порой навещал их.

..............................................................................................
 *** - Вомбат – австралийский сумчатый зверек, похожий на сурка. <прим. С.Курия>.
 **** - Росетти, Данте Габриэль (1828-1882) – английский поэт и художник. <прим. Н.Демуровой>.


45 - Знаменитая загадка Болванщика породила множество толков во времена Кэрролла. В предисловии к изданию 1896 г. он писал:
"Меня так часто спрашивали о том, можно ли найти ответ на загадку Болванщика, что мне следует, пожалуй, запечатлеть здесь вариант, который мог бы, как мне кажется, быть достаточно приемлемым, а именно: "С помощью того и другого можно давать ответы, хоть и плоские; их никогда не ставят не той стороной!" Впрочем, это мне пришло в голову уже позже; загадка поначалу не имела отгадки".
Существуют и другие варианты отгадки; несколько весьма остроумных дает американец Сэм Ллойд в изданной посмертно "Энциклопедии головоломок" (S. Lloyd. Cyclopedia of Puzzles, 1914)

Из статьи Н. Демуровой "Доктор Доджсон в Стране Чудес и что он там увидел":

Было в сказке и много других намеков, понятных лишь, девочкам Лидделл. ...Безумное чаепитие происходило в домике
с башенками каждый раз, когда девочки бывали у доктора сона в гостях. В те времена чай все еще считался роскошью, и его давали только в очень редких случаях. Вот почему, доктор Доджсон принимал своих юных друзей, он всегда yгощал чаем.
- День сегодня дождливый, - говорил он, даже если на сияло солнце, - нужно согреться. Выпьем-ка чаю!
Чай у него был на редкость вкусный. Доктор Доджсон caм клал в чайник заварку и заливал ее кипятком (пропорции были математически точны). Потом он брал чайник в руки и десять минут ходил из угла в угол, равномерно потряхивая чайник, чтобы лучше заварился. Безумное чаепитие происходило обычно в шесть часов - вот почему в сказке часы у Шляпных Дел Мастера остановились на шести. Как правило, девочек сопровождала мисс Прикетт порой, если она была занята, их приводила старая нянька, то и дело засыпала, как Мышь-Соня.




_________________

Анонимный перевод (издание 1879 г.):

ШАЛЬНАЯ БЕСЕДА

Соня вошла в комнату; видит — по средине стоит накрытый длинный стол; за столом Илюшка с зайцем сидят за чаем; между ними Мишенька-сурок спить крепким сном, а те двое опершись на него локтями, как на подушку, ведут между собой разговор.

„Вот нашли себе подушку!" думает Соня, глядя на Мишеньку, "Впрочем, он спит и должно быть ничего не чувствует."

Все трое сидели кучкой на самой середине длинного стола; но лишь только Соня подошла, и собралась сесть за стол, все на нее накинулись, кричат: "прочь, прочь, места нет!"
„Извините, места довольно даже много лишнего!" отвечает Соня в большом негодовании, и уселась в широкое кресло, на конце стола.

"Не прикажите ли винца?" весьма учтиво предложил ей заяц.

Соня оглянула весь столь: подан один чай, а вина не видать.
"Где же у вас вино?" спрашивает она.

„Вина нет," говорит заяц.

"Очень неучтиво с вашей стороны предлагать чего нет", с сердцем говорит Соня.

"А с вашей стороны очень неучтиво садиться за стол без приглашения", отвечает заяц.

"Вам не мешало бы меня пригласить, — стол накрыть на многих".

"А вам, Гнеденькая, не мешало бы подстричь гривку", заметил Илюшка.
Он давно уже с любопытством поглядывал на Соню и на длинные ее волосы.
„Во первых, я не Гнеденькая, и таких имен не бывает; во вторых, вам нет дела до моих волос; а в третьих, очень неучтиво делать замечания прямо в лицо!" строго обратилась к нему Соня.

Илюшка на это только вытаращил глаза, и вдруг спрашивает:  „а скажите-ка, какая разница между чаем и чайкой?"

„Ну," думает Соня, „теперь посмеемся. Хорошо, что он затеял игру в загадки."
„Эту загадку я, кажется, отгадаю," говорит она вслух.

„То-есть, ты думаешь, что придумаешь на нее ответ", поправил ее заяц.

"Думаю", отвечает Соня.

"Так говорила бы, что думаешь", пристает заяц.

„Я и говорю, что думаю," живо перебивает его Соня. „То-есть я думаю, что скажу — впрочем, это все равно."

„Нисколько не все равно," вмешался Илюшка. „Эдак, пожалуй, все равно сказать: ем, что вижу, или вижу, что ем!"

„А я", говорит заяц, "скажу: ловлю, что люблю, или люблю, что ловлю, — также все равно!"

"Дышу, когда сплю, или сплю, когда дышу, также выйдет, небось, все равно?" неожиданно промычал сонный Мишка.

„И прибрал же себе как раз кстати", заметила Илюшка. Все замолчали.
Соня сидела, задумавшись над загадкой, но сколько ни старалась, никак не разгадает.

_________________

Перевод А. Н. Рождественской (1908-1909):


VII.
Безумное чаепитие, Шляпочник, мартовский заяц и сурок.

Около самого дома стоял под деревом стол с чайным прибором. Мартовский заяц и шляпочник сидели около него и пили чай. Сурок прикорнул между ними и крепко спал, а оба приятеля пользовались им, как подушкой, и облокачивались на него, разговаривая между собою.

"Как неудобно этому бедному сурку, - подумала Алиса. - Хорошо, что он заснул и ничего не замечает".

Стол был большой, но мартовский заяц, шляпочник и сурок теснились все на одном конце.
- Нет места! Нет места! - закричали заяц и шляпочник, увидав подходившую Алису.
- Места, напротив, очень много, - с негодованием сказала она и села в кресло, стоявшее на другом конце стола.

- Хотите вина? - гостеприимно спросил мартовский заяц.

Алиса взглянула на стол; на нем не было ничего, кроме чая.
- Я не вижу вина, - заметила она.

- Да его и нет, - сказал мартовский заяц.

- В таком случай, очень невежливо с вашей стороны предлагать его, - с досадой проговорила Алиса.

- А с вашей стороны очень невежливо сесть за стол без приглашения, - заметил мартовский заяц.

- Я не знала, что это ваш стол, - возразила Алиса. - Он очень большой и накрыт не для троих.

- А знаете что? - сказал  шляпочник, - вам следовало бы подстричь волосы. Они у вас такие длинные и некрасивые.
Он с большим любопытством рассматривал Алису и теперь в первый раз заговорил.
- Очень грубо делать такие замечания в лицо, - строго сказала Алиса. - Неужели вы не знаете этого?

Шляпочник с удивлением вытаращил глаза, а потом спросил:
- Какое сходство между вороном  и письменным столом?

"Ну, теперь будет повеселее! - подумала Алиса. - Как хорошо, что он придумал загадывать загадки!"
- Мне кажется, я сумею отгадать, - громко сказала она.

- Вы так думаете? - спросил мартовский заяц.

- Да, думаю. То есть мне кажется, отгадаю, если сумею. А ведь это одно и то же.

- Совсем не одно и то же! - воскликнул шляпочник. - Разве одно и то же сказать: "Я вижу все, что ем" или "я ем нее, что вижу"?

- Конечно, не одно и то же, - добавил мартовский заяц. - Разве все равно сказать: "Мне нравится все, что я добыл" или "я добыл все, что мне нравится"?

- Конечно, не одно и то же, - проговорил как будто во сне сурок. - Разве все равно, если я скажу:  "Я дышу, когда сплю" или "я сплю, когда дышу"?

- Для тебя это как раз все равно, - сказал шляпочник.
На этом разговор оборвался и на несколько минут все замолчали. А Алиса стала придумывать, какое сходство может быть между вороном и письменным столом.


_________________

Перевод В. Набокова (1923):


Глава 7. СУМАСШЕДШИЕ ПЬЮТ ЧАЙ

   Перед домом под деревьями был накрыт стол: Мартовский  Заяц и Шляпник пили чай.  Зверек  Соня  сидел  между  ними  и  спал крепким сном. Они же облокачивались на него, как на подушку, и говорили через его голову.

"Соне, наверное, очень неудобно", - подумала Аня. - Но, впрочем, он спит, не замечает".

   Стол был большой, но почему-то все трое скучились  в  одном конце.
   - Нет  места,  нет  места,  -  закричали  они,  когда   Аня приблизилась.
   - Места сколько угодно, - сказала она в возмущеньи и села в обширное кресло во главе стола.

   - Можно вам вина? - бодро предложил Мартовский Заяц.

   Аня оглядела стол: на нем ничего не было, кроме чая и хлеба с маслом. "Я никакого вина не вижу", - заметила она.

   - Никакого и нет, - сказал Мартовский Заяц.

   - В таком случае не очень было вежливо предлагать мне  его, - рассердилась Аня.

   - Не очень было вежливо садиться  без  приглашения, - возразил Мартовский Заяц.

   - Я не знала, что это  ваш  стол,  -  сказала  Аня.  -  Тут гораздо больше трех приборов.

   - Обстричь бы вас, - заметил Шляпник. Он все время  смотрел на волосы Ани с большим любопытством, и вот  были  его  первые слова.
   Аня  опять  вспылила: "Потрудитесь не делать личных замечаний; это чрезвычайно грубо".

   У Шляпника расширились глаза, но все, что он сказал,  было: "Какое сходство между роялем и слоном?"

   "Вот это лучше, - подумала  Аня.  -  Я  люблю  такого  рода загадки. Повеселимся".
   - Мне кажется, я могу разгадать это, - добавила она громко.

   - Вы говорите, что знаете ответ? - спросил Мартовский Заяц.

   Аня кивнула.

   - А вы знаете, что говорите? - спросил Мартовский Заяц.

   - Конечно, - поспешно ответила Аня. - По  крайней  мере,  я говорю, что знаю. Ведь это то же самое.

   - И совсем не то же самое! - воскликнул  Шляпник. -  Разве можно сказать: "Я вижу, что ем", вместо: "я ем, что вижу?"

   - Разве можно сказать, - пробормотал Соня, словно разговаривая во сне, - "я дышу, пока сплю", вместо: "я  сплю, пока дышу?"

   - В твоем случае  можно,  -  заметил  Шляпник,  и  на  этом разговор иссяк, и все сидели молча, пока Аня  вспоминала  все, что знала насчет роялей и слонов - а знала она немного.

_________________

Перевод Б. Заходера (1972):


ГЛАВА СЕДЬМАЯ, в которой пьют чай как ненормальные

Возле дома под деревом был накрыт к чаю стол; Шляпа и Заяц пили чай, а между ними помещалась на стуле Садовая Соня — хорошенький маленький зверек вроде белочки. Она крепко спала; Шляпа и Заяц облокачивались на нее, как на подушку, и разговаривали через ее голову.

«Бедная Соня, — первым делом подумала Алиса, — ей, наверное, очень неудобно! Хотя раз она так крепко спит, то, значит, не сердится».

Еще она заметила, что, хотя стол был очень большой и весь уставлен посудой, вся троица теснилась в уголке, на самом краю.
— Мест нет! Мест нет! — дружно закричали Заяц и Шляпа, как только заметили Алису.
— Места сколько хочешь! — возмутилась Алиса. И она уселась в свободное кресло на другом конце стола.

— Не хочешь ли торта? — любезно предложил Заяц.

Алиса оглядела весь стол, но там ничего не было, кроме чайников и чайной посуды.
— Какого торта? Что-то я его не вижу, — сказала она.

— Его тут и нет, — подтвердил Заяц.

— Зачем же предлагать? Это не очень-то вежливо!-обиженно сказала Алиса.

— А зачем садиться за стол без приглашения? Это не очень-то вежливо! — откликнулся, как эхо, Заяц.

— Я не знала, что это ваш стол, — объяснила Алиса. — Я думала, он накрыт для всех, а не для вас троих!

— Не мешало бы тебе постричься, — неожиданно сказал Шляпа.
Это были первые его слова, хотя все это время он рассматривал Алису с большим любопытством.
— Делать замечания незнакомым людям — очень грубо! — наставительно сказала Алиса. — Так меня учили!

Шляпа сделал большие глаза — видимо, это замечание его сильно удивило. (Хорошенько подумав, его можно понять!) Однако в ответ он сказал вот что: — Какая разница между пуганой вороной и письменным столом?**

«Вот это совсем другой разговор! — подумала Алиса. — Загадки-то я люблю! Поиграем!»
— Кажется, сейчас отгадаю, — прибавила она вслух.

— Ты думаешь, что могла бы отыскать отгадку? — удивленно спросил Заяц.

— Конечно, — сказала Алиса.

— Так бы и сказала! — укоризненно сказал Заяц. — Надо говорить то, что думаешь!

— Я всегда так и делаю! — выпалила Алиса, а потом, чуточку подумав, честно прибавила: — Ну, во всяком случае… во всяком случае, что я говорю, то и думаю. В общем, это ведь одно и то же!

— Ничего себе! — сказал Шляпа. — Ты бы еще сказала: «я вижу все, что ем», и я «ем все, что вижу» — это тоже одно и то же!

— Ты бы еще сказала, — подхватил Заяц, — «я учу то, чего не знаю» и «я знаю то, чего не учу» — это тоже одно и то же!

— Ты бы еще сказала, — неожиданно откликнулась Соня, не открывая глаз, — «я дышу, когда сплю» и «я сплю, когда дышу» — это тоже одно и то же…

— Ну для тебя-то это одно и то же, — сказал Шляпа, и на этом беседа оборвалась.
Пока все молчали, Алиса лихорадочно пыталась вспомнить все, что ей было известно про пуганых ворон и письменные столы. Сведений у нее, увы, было не так много.



Комментарий переводчика:

** - По-моему, эта загадка труднее даже знаменитой загадки про полотенце («Висит на стенке, зеленый, длинный, и стреляет»). Там хотя бы есть отгадка («Почему стреляет? — Чтобы труднее было отгадать!»). А эту загадку не оттадал еще никто на свете. Если вам удастся ее отгадать, немедленно напишите в Академию наук.




_________________

Перевод А. Щербакова (1977):


Глава седьмая
ЧАЕПИТИЕ  СО  СДВИГОМ

Под деревьями перед домом стоял стол. За столом сидели Заяц и Шляпочник и пили чай. Между ними сидела сонная-сонная Соня. Они разговаривали поверх ее головы, облокотившись на нее, как на подушку.

"Как ей неудобно! - подумала Алиса.- Впрочем, раз она спит, ей, наверное, все равно".

Стол   был  очень   большой,   но  вся  троица   сбилась у одного угла.
- Занято! Занято! - закричали они,  завидя приближающуюся Алису.
- И вовсе не занято! - возмущенно возразила Алиса и села в кресло у конца стола.

- Не желаете ли вина? - гостеприимно осведомился Заяц.

Алиса глянула на стол, но на столе был только чай и больше ничего.
- Никакого вина не вижу, - ответила она.

- А никакого и нет, - сказал Заяц.

- Не  очень-то   вы  вежливы:   предлагаете то,  чего нет на столе,- разозлилась Алиса.

- Не очень-то вы вежливы: уселись, а никто вас не звал, - ответил Заяц.

- А  я  не  знала, что это ваш стол,- сказала Алиса.- Он   на  столько народу накрыт, а вас только трое.

- Ваши косы ножниц просят, - заявил Шляпочник. Он   уже  давно   и  с   большим   интересом   разглядывал Алису, но это были его первые слова.
- Пора бы научиться не переходить на личности, - строго сказала  Алиса. - Это  очень  невежливо.

Заслышав такие слова, Шляпочник широко открыл глаза, но сказал всего-навсего следующее:
- Что общего между скамейкой и торговым заведением?

"Ну, начинается забава, - подумала Алиса. - Они уже загадки загадывают. Это хорошо". А вслух произнесла:
-  Ой, подождите, я сейчас скажу,

-  Уж не имеете ли вы в виду, что можете ответить на этот вопрос? - спросил Заяц.

-  Именно так, - подтвердила Алиса.

-  Тогда   извольте  сказать, что вы имеете в виду, - предложил Заяц.

-  Я... я скажу, что я имею в виду, то есть я имела в  виду, что скажу... Хотя это, собственно,  одно и то же, - поспешно начала Алиса.

- Ни в коем случае! - перебил Шляпочник.- Или, по-вашему, безразлично, как сказать: "ем, что вижу" или "вижу, что ем"?

-  Или безразлично, как сказать: "беру, что хочу" или "хочу, что беру"? - добавил Заяц.

- Или безразлично, как сказать: "дышу,  когда сплю" или "сплю, когда дышу"? - добавила Соня, которая, должно быть, умела разговаривать во сне.

-  Про тебя так это уж действительно безразлично, как сказать, - заявил Шляпочник.

Беседа на этом прервалась. Некоторое время все общество сидело молча. Алиса старалась вспомнить все, что знала о скамейках и торговых заведениях, но знала она немного.

_________________

Пер. А. Оленича-Гнененко (1940):

Глава 7
БЕЗУМНОЕ ЧАЕПИТИЕ

      
       Под деревом, против дома, стоял стол, за которым пили чай Мартовский Заяц и Шляпочник, а между ними сидела Орешниковая Соня. Она крепко спала. Мартовский Заяц и Шляпочник пользовались ею как диванной подушкой, поставив на неё локти, и разговаривали через её голову.
 
       «Как неудобно для Сони,— подумала Алиса.— Хорошо, что она спит и, вероятно, этого не чувствует».

       Стол был очень велик, но все трое стеснились в одном углу его.
       — Нет места! Нет места! — закричали они, увидев подходившую Алису.
       — Здесь достаточно места! — с негодованием сказала Алиса и села в большое кресло в конце стола.

       — Не угодно ли вина? — предложил Мартовский Заяц ободряющим тоном.

       Алиса взглянула на стол, но там не было ничего, кроме чая.
       — Я совсем не вижу вина, — заметила она.

       — Здесь и нет никакого вина, — сказал Мартовский Заяц.

       — В таком случае, не очень вежливо с вашей стороны предлагать его! — возразила Алиса сердито.

       — Точно так же с твоей стороны не очень-то вежливо садиться без приглашения,— заявил Мартовский Заяц.

       — Я не знала, что этот стол только для вас, — сказала Алиса: — он накрыт больше чем на троих.
 
       — Тебе нужно подстричься, — произнёс Шляпочник. Он в течение некоторого времени разглядывал Алису с большим любопытством, и это были первые его слова.
       — Вы не должны касаться личностей, — строго ответила Алиса, — это неприлично!

       Шляпочник широко открыл глаза, услышав её замечание, но сказал лишь:
       — Какое сходство между вороном и письменным столом?

«Ну теперь начинаются шутки! — подумала Алиса. — Я рада, что они стали загадывать загадки».
       — Я уверена, что смогу разгадать это, — добавила она громко.

       — Ты думаешь, что можешь ответить? — спросил Мартовский Заяц.

       — Совершенно правильно, — произнесла Алиса.

       — Тогда говори то, что ты думаешь, — предложил Мартовский Заяц.

       — Я это и делаю, — поспешно ответила Алиса. — По крайней мере... по крайней мере, я думаю, что говорю,— это знаете ли, одно и то же.

       — Совсем не одно и то же, — возразил Шляпочник. — Ну, с таким же основанием ты можешь сказать, что «Я вижу, что ем» — то же самое, что «Я ем, что вижу!»

       — С таким же основанием можно сказать, — добавил Мартовский Заяц: — «Я люблю, что имею» — то же самое, что «Я имею, что люблю».

       — Может быть, ты скажешь ещё, — добавила Соня, которая, очевидно, разговаривала во сне, — что «Я дышу, когда сплю» — то же самое, что «Я сплю, когда дышу»?

       — Это и есть одно и то же для тебя! — сказал Шляпочник. Здесь разговор оборвался, и компания с минуту сидела молча.
       Всё это время Алиса вспоминала что только могла о воронах и письменных столах, но на память приходило очень мало.

_________________

Перевод В. Орла (1988): 

Глава седьмая
Не все дома, но все пьют чай

У крыльца под деревом стоял стол. За столом попивали чай Шляпник с Мартовским Зайцем. Между ними примостилась Соня. Заяц и Шляпник удобно облокотились на дремлющую Соню. Они навалились на Соню и прямо через нее перебрасывались разными замечаниями.

"И как это Соня терпит? - задумалась Алиса. - Наверное, не чувствует ничего, потому что спит".

Стол был огромный. Но все трое сидели в одном углу, в страшной тесноте.
-  Занято!  Занято! - заголосили  они,  едва заметили Алису.
-  Вот и  не  занято! - возмутилась Алиса и уселась в высокое кресло во главе стола.

-  Винца желаете? - радушно предложил Заяц.

Алиса оглядела стол, но ничего, кроме чайника, не увидела.
-  Где же здесь вино? - сказала она.

-  Действительно, где? - удивился Заяц.

-  Нет у вас никакого вина! - разозлилась  Алиса.- Значит, нечего его предлагать. Это невежливо.

-  Невежливо плюхаться в кресло без приглашения, - заметил Заяц.

- Прошу прощения. Вам, наверно, места не хватает, - съязвила Алиса. - А я и не заметила, какая тут теснота!

- Я бы на твоем месте постригся, - мечтательно проговорил Шляпник.
Он уже несколько минут молча и с большим интересом разглядывал Алису.
-  Как вам не совестно? - строго посмотрела на него Алиса. - Так говорить невежливо.

Шляпник вытаращил глаза и спросил:
- Почему крокодил похож на дырокол?

"Вот это да! - обрадовалась Алиса.- Замечательная загадка!" И сказала:
- Минуточку. Сейчас отгадаю.

- Это как же? - удивился Мартовский Заяц.-Ты хочешь сказать, что отгадаешь эту загадку?

- Да, - ответила Алиса.

- Ну вот и сказала бы то, что хотела сказать, - проворчал Заяц.

- А я и хотела сказать то, что сказала,- возразила Алиса. - Это ведь одно и то же.

- Это как сказать! - воскликнул Шляпник.- Этак ты еще скажешь, что "Я вижу, что ем" и "Я ем, что вижу" - тоже одно и то же.

-  Этак ты еще скажешь,- добавил Мартовский Заяц,- что "Я думаю, что говорю" и "Я говорю, что думаю" - тоже одно и то же.

- Этак ты еще скажешь, - забормотала Соня, открыв один глаз, - и что "Я говорю, что мне снится", и "Мне снится, что я говорю" - тоже одно и то же.

- Тебе снится, что ты говоришь, Соня. Это ты не ошиблась, - заметил Шляпник.
Разговор оборвался. Несколько минут все сидели молча, а Алиса вспоминала, что она знает о крокодилах и дыроколах, да так ничего и не вспомнила.

    _________________

Перевод Л. Яхнина (1991):


Глава седьмая
Необычайное чаепитие

В тени дерева у дома стоял стол. За ним сидели рядышком и пили чай Котелок и Полоумный Заяц. Между ними втиснулась пушистенькая Ночная Соня. Она, конечно же, спала. Котелок и Заяц облокотились на нее, словно на подушку, и преспокойно беседовали.

"Лучше бы ей самой спать на подушке, чем быть подушкой", - подумала Алиса.
Но Соня так сладко спала, будто ей нравилось быть подушкой.

Стол был длинный-предлинный, а все сгрудились на самом кончике. Но, увидев Алису, тут же загалдели:
- Чур, все занято! Чур, мест нет!
- Места сколько угодно, - сказала Алиса и плюхнулась в громадное кресло напротив них.

- Какого вина желаете? - галантно осведомился Заяц.

Алиса оглядела стол, но ничего, кроме чая да чайных чашек, не увидела.
- Какого вина? - удивилась Алиса.

- А никакого! - равнодушно ответил Заяц.

- Невежливо предлагать то, чего нет, - надулась Алиса.

- Невежливо садиться за стол, когда места нет! - хмыкнул Заяц.

- Но вас только трое, а стол ого какой длинный! - ответила Алиса.

- Волосы у тебя ого какие длинные, - вдруг ляпнул Котелок. Он уж давно с интересом разглядывал Алису.
- Не грубите, пожалуйста! - отрезала Алиса.

Котелок озадаченно умолк, но тут же озадачил Алису:
- Отгадай, чем ворона похожа на парту?

"Загадка? Вот здорово! - повеселела Алиса. - Позабавляемся!" А вслух сказала:
- Постойте, постойте, сейчас... отгадаю...

- Ты думаешь, что отгадаешь? - спросил Заяц.

- А как же! - сказала Алиса.

- Тогда и говори, что думаешь, - хмыкнул Заяц.

- Я думаю... что я думаю, если подумать, то это то, что я думаю... или не то? - И Алиса запнулась.

- Совсем не то, - сказал Котелок, - ты должна думать, о чем думаешь. Еще, чего доброго, ты подумаешь, будто "я вижу, что ем" и "что вижу, то и ем" - это одно и то же!

- Она, наверное, думает, - подхватил Заяц, - будто "мне нравится все, что мое" и "все, что мне нравится, мое" - это тоже одно и то же.

Тут и Ночная Соня брякнула со сна:
- Она думает, будто "я дышу, когда сплю" и "я сплю, когда дышу" - тоже то же.

- Она думает, будто и то, и то тоже одно и то же, - подытожил Котелок, и все они замолчали.
Они молчали чуть ли не минуту. Алиса тем временем старалась вспомнить хоть что-нибудь про ворон и парты.

    _________________

Перевод Б. Балтера (1997):


7. Чай и чайники

Перед домом, под деревом, был выставлен стол, и за ним у Шляпника и Мартовского Зайца происходило чаепитие. Между ними находилась Соня и спала без задних ног, а они обращались с ней как с подушкой: ставили на нее локти и разговаривали поверх ее головы.

"Не очень удобно - по крайней мере, для Сони,- подумала Алиса,- но она спит, значит, ей, наверно, все равно".

Стол был немалый, но вся тройка сгрудилась на одном его конце. "Местов нет! Местов нет!" - закричали они хором, когда увидели, что Алиса' направляется к ним. "Местов КУЧА", - возмущенно ответила Алиса и села во внушительное кресло прямо во главе стола.

"Вина хочешь?" - любезным тоном предложил Мартовский Заяц.

Алиса внимательно исследовала стол, но не обнаружила ничего съедобного, кроме чая. "Я не вижу тут вина", - заметила она.

"Его и нет",- отозвался М. Заяц.

"Тогда не очень-то воспитанно с вашей стороны предлагать!" - рассердилась Алиса.

"Тогда не очень-то воспитанно с твоей стороны садиться без приглашения!" - эхом отозвался М. Заяц.

"Это же не ваш ЛИЧНЫЙ стол, - сказала Алиса, - он накрыт на много человек".

"Ты почему не пострижешься?" - впервые заговорил Шляпник. Он разглядывал Алисину голову с профессиональным интересом.
"Вас что, не учили, что переходить на личности невежливо?" - строго спросила Алиса.

На это Шляпник удивленно раскрыл глаза, но ничего не ответил, кроме следующего: "По чему похожи ворон и стол?"

"Наконец-то что-то смешное! - подумала Алиса. - Хорошо, что они начали с загадок.- Я думаю, что узнаю ответ", - добавила она вслух.

"Ты имеешь в виду, что тебе кажется, что у тебя имеется ответ?" - сказал М. Заяц.

"Вот именно", - ответила Алиса.

"Так КАЖЕТСЯ или В ВИДУ?" - продолжал М. Заяц.

"Да это одно и то же, - поспешила ответить Алиса, - что в виду, то и кажется, правда?"

"Не какая ни правда! - сказал Шляпник.- Тогда и "есть все, что шевелится" и "шевелить все, что естся" - одно и то же!"

"Тогда,- добавил М. Заяц, - "нравится все, что есть" и "есть все, что нравится" - одно и то же!"

"Та-а-агда, - неожиданно добавила, позевывая, Соня, - "спать, пока дышится" и "дышать, пока спится" - одно и то же!"

"Правильно, одно и то же - ДЛЯ ТЕБЯ!"- сказал Шляпник, на чем беседа и оборвалась и последовала минута молчания. Тем временем, Алиса вспоминала все, что знала о воронах и столах. Набралось немного.

    _________________

Перевод А. Кононенко (под ред. С.С.Заикиной) (1998-2000):


Глава 7:
БЕЗУМНОЕ ЧАЕПИТИЕ

 
Зря Алиса так переживала. Мартовский Заяц вместе с Сапожником сидели за столом, накрытым прям перед домом в тени огромного дуба. Они пили чай и беседовали, облокотясь как на подушку на Сурка, который втиснулся между ними и сочно храпел, уткнувшись лицом в тарелку.

«Сурку наверно очень неудобно», — подумала Алиса, — «Хотя он спит и ничего не чувствует».

Стол был длиннющий, однако все трое скучковались с угла и заголосили (кроме Сурка — он спал), завидев Алису: «Мест нет! Нет мест!»
«Да здесь полно мест!» — возмутилась Алиса и плюхнулась в огромное кресло во главе стола.

«Вина?» — живо предложил Мартовский Заяц.

Алиса окинула взглядом стол и, не увидев ничего кроме чая, заметила: «Что-то не видно никакого вина».

«А никакого и нет», — подхватил Мартовский Заяц.

«В таком случае не очень-то и вежливо с вашей стороны предлагать его мне», — рассердилась Алиса.

На что Мартовский Заяц тут же ответил: «В любом случае не очень-то и вежливо с вашей стороны подсаживаться к столу без приглашения».

«Не знала, что это только ваш стол», — растерялась Алиса, — «Ведь он накрыт больше чем на трех».

«Тебе б подстричься», — ляпнул невпопад Сапожник. Он долго перед этим удивленно смотрел на нее, и вот, наконец-то заговорил.
«Научитесь сначала не делать личных замечаний», — сурово отрезала Алиса, — «Это просто хамство».

От этих слов у Сапожника глаза стали по пятаку, и все что он смог вымолвить — это: «Что общего между вороной и диваном?»

«Вот, совсем другое дело, повеселимся немного! Загадки я обожаю!» — подумала Алиса и уже вслух добавила, — «Думаю я смогу ответить».

«Ты говоришь, что знаешь ответ?» — спросил Мартовский Заяц.

«Ну да», — подтвердила Алиса.

«А знаешь ли ты, что говоришь?» — продолжал допытываться Заяц.

«Конечно знаю», — поспешно ответила Алиса, — «В конце концов...В конце концов я говорю, что знаю. Да какая разница? Это одно и то же.»

«Ни одно и то же, нисколечко!» — возразил Сапожник, — «Разве нет разницы, как сказать: «Я вижу, что ем» или «Я ем, что вижу».

«Разве нет разницы, как сказать: «Я дышу пока сплю» или «Я сплю пока дышу», — пробормотал, скорее всего сквозь сон, Сурок.

«Для тебя никакой разницы», — заметил Сапожник.
На этом разговор оборвался, и с минуту вся компания сидела молча. Тем временем Алиса пыталась вспомнить все, что знала о воронах и диванах. А знала она, как оказалось, немного.

    _________________

Перевод Ю. Нестеренко:


ГЛАВА VII. БЕЗУМНОЕ ЧАЕПИТИЕ

Перед домом под деревом стоял стол, за которым пили чай Мартовский Заяц и Шляпник; между ними сидела Соня, погруженная в сон, и они использовали ее в качестве подушки, облокачиваясь на нее и переговариваясь через ее голову.

"Очень неудобно для Сони, - подумала Алиса, - только, поскольку она спит, ей, должно быть, все равно."

Стол был велик, но троица сгрудилась в одном его углу; "Мест нет! Мест нет!" - закричали они, увидев приближающуюся Алису. "Мест сколько угодно!" - возмущенно сказала Алиса и уселась в большое кресло во главе стола.

- Выпей вина, - ободряюще предложил Мартовский Заяц.

Алиса окинула взглядом весь стол, но там не было ничего, кроме чая.
- Не вижу никакого вина, - заметила она.

- Его здесь и нет, - сказал Мартовский Заяц.

- В таком случае, не очень-то вежливо с вашей стороны предлагать его! - сердито сказала Алиса.

- Не очень-то вежливо с твоей стороны садиться за стол без приглашения, - сказал Мартовский Заяц.

- Я не знала, что это ваш стол, - сказала Алиса. - он накрыт куда больше, чем на троих.

- Твои волосы соскучились по стрижке, - сказал Шляпник. Перед этим он какое-то время разглядывал Алису с большим любопытством, и это были первые его слова.
- Вам бы следовало усвоить, что нельзя переходить на личности, - строго сказала Алиса, - это очень грубо.

Шляпник широко распахнул глаза, услышав это; однако вслух он произнес лишь:
- Чем ворон похож на конторку?[21]

"Ага, теперь будет веселее! - подумала Алиса. - Я рада, что они начали загадывать загадки".
- Полагаю, я смогу это отгадать, - добавила она вслух.

- Ты имеешь в виду, что думаешь, будто сможешь найти ответ? - спросил Мартовский Заяц.

- Именно так, - ответила Алиса.

- В таком случае, тебе следовало сказать то, что ты имела в виду, - продолжал Мартовский Заяц.

- Я так и делаю, - поспешно откликнулась Алиса, - ну, по крайней мере, я имею в виду то, что говорю - ведь это же то же самое.

- Ничуть не то же самое! - возразил Шляпник. - Ты бы еще сказала, что "я вижу то, что ем" - это то же самое, что и "я ем то, что вижу"!

- Ты бы еще сказала, - подхватил Мартовский Заяц, - что "я люблю то, что получаю" - это то же самое, что "я получаю то, что люблю"!

- Ты бы еще сказала, - добавила Соня, которая, по всей видимости, говорила во сне, - что "я дышу, когда сплю" - это то же самое, что "я сплю, когда дышу"!

- Для тебя это и впрямь то же самое, - сказал Шляпник, и на сем беседа оборвалась. Компания минуту просидела молча, в то время как Алиса пыталась вспомнить все, что знала о воронах и конторках - впрочем, знала она о них не слишком много.


Комментарий переводчика:

[21] В предисловии к более позднему изданию Кэрролл дал ответ на эту загадку, основанный на сложном каламбуре: "Тем, что он может производить notes, которые при этом весьма flat". Здесь используются 3 значения слова notes - заметки, музыкальные ноты и карканье, и 2 значения flat - плоский и (применительно к нотам) фальшивый. Можно предложить и более простые отгадки, например - "на нем тоже имеются перья". Тем не менее, весьма вероятно, что изначально эта загадка мыслилась как не имеющая ответа.


    _________________

Перевод Н. Старилова:


ГЛАВА VII   Безумное чаепитие.

     У  самого дома под деревом стоял стол, и Мартовский Заяц и Шляпник пили за ним чай. Соня сидел между ними, крепко уснув, а эти двое использовали его как  подушку, опираясь на него локтями и переговариваясь через его голову.

    - Не очень-то это приятно для Сони, - подумала Алиса, - хотя, раз уж он спит, вряд ли это имеет значение.

    Стол был большой, но все трое расположились с одной стороны.
    - Мест нет! Мест нет! - закричали они, увидев Алису.
    - Тут полно места! - сказала Алиса с негодованием и уселась в большое кресло с другой стороны стола.

    - Выпейте вина, - предложил Мартовский Заяц ободряющим тоном.

    Алиса посмотрела на стол, но на нем не было ничего кроме чая.
    - Я не вижу здесь никакого вина, - заметила она.

    - А его тут и нет, - ответил Мартовский Заяц.

    - В таком случае с вашей стороны не очень вежливо предлагать его, - сердито сказала Алиса.

    - Это с вашей стороны не очень вежливо усаживаться за стол без приглашения, - сказал Мартовский Заяц.

    - Я не знала, что это ВАШ стол, - сказала Алиса, - он накрыт явно не на троих.

    - Вам нужно подстричься, - сказал Шляпник. Он давно уже рассматривал Алису с большой заинтересованностью и это было первое что он сказал.
    - Вам стоило бы знать, что такие замечания неприличны, - сказала Алиса довольно сурово.

    Шляпник широко раскрыл глаза, услышав это, и высказался:
    - Чем ворон похож на грифельную доску?

    - Ага, сейчас мы повеселимся! - подумала Алиса. - Хорошо, что они решили играть в загадки. - Уж я-то сумею это разгадать, - добавила она вслух.

    - Не хотите ли вы сказать, что можете ответить на этот вопрос? - спросил Мартовский Заяц.

    - Конечно, - ответила Алиса.

    - В таком случае вы должны объясниться, - продолжал Мартовский Заяц.

    - Сейчас, - торопливо сказала Алиса. - Ну… ну, это значит,… это значит, что они одинаковые, знаете ли.

    - Они вовсе не одинаковые! - сказал Шляпник. - Вы можете с таким же успехом сказать, что  "я вижу что ем" тоже самое, что "я ем, что вижу"!

    - Или, - добавил Мартовский Заяц. - "Мне нравится, что я беру" тоже самое, что "я беру, что мне нравится"!

    - Скажите еще, - добавил Соня, который похоже так и разговаривал во сне, - что "я дышу, когда сплю" тоже самое, что "я сплю, когда дышу"!

    - То-то же! - сказал Шляпник и беседа прервалась, так как общество на минуту замолчало, а Алиса попыталась вспомнить то немногое, что знала о воронах и грифельных досках.

_________________

Перевод О. Хаслаского (2002): 
http://anr.su/literatura/haslavsky/alisa00.html

Глава 7.
СУМАСШЕДШЕЕ ЧАЕПИТИЕ

В тени большого дерева перед домом стоял стол, за которым пили чай Мартовский Заяц и Шляпник; между ними сидела Соня, она спала, и двое приятелей использовали ее как подушку, облокотившись на нее и беседуя через ее голову.

«Очень неудобно для Сони, -- подумала Алиса, -- Но поскольку она спит, то ей, видимо, безразлично».

 Стол был большой, но все они сосредоточились на одном из его углов. «Нет места! Места нет!» -- закричали они при виде Алисы. «Здесь МНОГО мест!» -- сказала негодующе Алиса и уселась в большое кресло с одного конца стола.

 «Можешь налить себе вина» -- сказал Мартовский заяц приветливо.

 Алиса оглядела весь стол, но ничего не обнаружила на нем кроме чая. «Я не вижу никакого вина» -- заметила она.

 «А его и нет вовсе» -- сказал Мартовский заяц.

 «Тогда с вашей стороны не очень-то вежливо было предлагать мне его» -- сказала Алиса сердито.

 «А с твоей стороны было не очень вежливо усаживаться за НАШ стол без приглашения!» -- сказал Мартовский Заяц.

 «Я не знала, что это ВАШ стол, -- сказала Алиса, -- он рассчитан намного больше, чем на троих!»

 «Неплохо бы тебе подрезать волосы» -- сказал Шляпник. Он с большим любопытством разглядывал Алису, и это было его первое высказывание.

 «Вам не следовало бы делать персональных замечаний, -- сказала Алиса с некоторой строгостью, -- это до крайности невежливо».

 Шляпник вытаращил глаза, услышав это, но СКАЗАЛ только: «А что общего у вороны и письменного стола?»

 «Ну вот, теперь хоть позабавимся! -- подумала Алиса. -- Я рада, что они перешли к загадкам». «Думаю, что я отвечу» -- сказала она вслух.

 «Думаешь, ты в состоянии найти ответ?» -- сказал Мартовский Заяц.

 «Безусловно» -- ответила Алиса.

 «В таком случае говори, что ты имеешь в виду» -- продолжал Мартовский заяц.

 «Скажу, -- ответила торопливо Алиса. –- в конечном счете я имею в виду то, что говорю, а это одно и то же, знаете ли».

 «Ни в малейшей мере! – воскликнул Шляпник. – Ты бы еще сказала, что “Я вижу то, что ем”, это то же самое, что “Я ем, то, что вижу”!»

 «Ты бы еще сказала, -- добавил Мартовский заяц, -- что “Я люблю, то что я получаю”, одно и то же, что “Я получаю то, что люблю!»

 «Ты бы еще сказала, -- добавила Соня, которая, казалось, и говорит во сне, -- что “Я дышу, когда я сплю”, это все равно, что “Я сплю, когда дышу”!»

 «Уж для тебя это точно одно и то же» -- сказал Шляпник, на чем разговор и оборвался. Компания посидела в молчании пару минут, в течение которых Алиса пыталась восстановить в памяти все, что знала о воронах и письменных столах, и оказалось, что не так уж и много.

_________________

    Пересказ А. Флоря (1992, 2003):


    ГЛАВА VII. ЧАЙ С ДУРАКАМИ

    У дома под деревом стоял длинный стол, за которым чаевничали Заяц и Сапожник. Между ними сидела и спала Мышь-Соня. Оба они облокачивались на нее, как за подушку, и болтали.

    «Бедной Соне, видимо, не слишком удобно, - посочувствовала Алиса. - Впрочем, она спит - так что ей все равно».

    Для троих стол был великоват, и Алиса не долго думая подсела к чаевникам.
    - Занято! Занято! - закричали в один голос Заяц и Сапожник.
    - Неправда! - рассердилась Алиса. - Вон сколько места!

    - Апельсин хочешь? - радушно спросил Заяц.

    Алиса оглядела стол, но увидела только чайник, молочник, блюдо с бутербродами, множество приборов и спросила:
    - А где он?

    - Ну, нету, нету! – заныл Заяц.

    - Тогда зачем вы его предлагаете? – опешила Алиса. - Разве это хорошо?

    - А хорошо приходить в гости незваной? - парировал Заяц.

    - Я и не знала, что приборы только для вас, - молвила Алиса. - Их гораздо больше, чем нужно.

    Тут Сапожник, прищурившись, произнес:
    - Какая ты лохматая! Постричь бы тебя.
    - Не переходите, пожалуйста, на личности! – вспылила Алиса. - Это неприлично.

    Сапожник вытаращил глаза, но не нашел подходящего ответа и прибегнул к вопросу:
    - Что общего между божьим даром и яичницей?

    «Так-то лучше!» - решила Алиса и сказала:
    - Я думаю, что могла бы отгадать...

    - Ты хочешь сказать, что в состоянье решить эту задачу? – удивился Заяц.

    - Вот именно, - подтвердила Алиса.

    - Так бы и сказала. А то: я думаю...

    - А в чем разница? - не поняла Алиса. – Я всегда говорю то, что думаю … и думаю, что говорю. Впрочем, это одно и то же.

    - Вовсе нет! – с жаром возразил Сапожник. – Ты бы еще сказала будто «я вижу все, что ем» и «я ем, все, что вижу» - одно и то же!

    - Ты бы еще сказала, - подхватил Заяц, - будто «мне нравится все, что у меня есть» и «у меня есть все, что мне нравится» – одно и то же.

    - Ты бы еще сказала, - неожиданно подала голос и мышь-Соня - будто «сон есть жизнь» и «жизнь есть сон» – одно и то же!

    - Для тебя, по крайней мере, да! - злобно заметил Сапожник Соне, и разговор зашел в тупик. Все молчали. Алиса размышляла о божьем даре и яичнице.

    _________________

      Перевод М. Блехмана (2005):


      Глава 7. Странный полдник

      Под деревом возле дома был накрыт стол. За ним сидели Лопоухий Заяц и Шляпных Дел Мастер. Между ними приютился Мышонок-Соня. Он сладко спал, а Лопух и Странник облокотились на него, как на мягкую подушку, и вели беседу через Сонину голову.

      "Бедный Сонечка! - подумала Алиса. - Одно утешает: спит он так крепко, что, наверно, ничего не чувствует".

      Хотя стол был большой, троица теснилась в углу, а завидев Алису, Странник и Лопух заголосили:
      - Занято! Занято!
      - Очень даже свободно! - возмутилась Алиска и села в большое кресло во главе стола.

      - Компот будешь? - спросил Заяц.

      Алиска обвела взглядом весь стол, но не увидела никаких напитков, кроме чая.
      - А где же компот?

      - А кто тебе сказал, что у нас есть компот? - удивился Заяц.

      - Не очень-то вежливо предлагать то, чего нет! - рассердилась Алиска.

      - Не очень-то вежливо усаживаться за стол без приглашения.

      - Откуда же я знала, что это только ваш  стол? Он же накрыт на много персон.

      - Тебе бы не мешало подстричься, - неожиданно заговорил Странник. До сих пор он с огромным любопытством разглядывал Алиску.
      - Разве вы не знаете, - строго ответила она, - что человеку в приличном обществе нельзя делать такие замечания? Это очень невежливо!

      Странник даже глаза раскрыл от удивления, но сказал только:
      - Чем ворон похож на парту?

      "Вот и хорошо, поиграем сейчас! - подумала Алиска. - Загадки я люблю!"
      А вслух сказала:
      - Кажется, я знаю!

      - Ну да?! - не поверил Заяц и переспросил:
      - Ты говоришь, что знаешь?

      - Да, - решительно подтвердила Алиса.

      - Тогда говори, что знаешь! - потребовал Заяц.

      - А я и говорю, что знаю, - повторила Алиска. - Я же знаю, что говорю… Ой, это, кажется, одно и то же, да?

      - Да ты что! - воскликнул Странник. - Разве одно и то же "Что ни увижу, то съем" и "Что съем, то не увижу"?

      - Или "Что ни понравится, то дадут" и "Что не дадут, то понравится", - добавил Заяц.

      - Или, - сквозь сон проговорил Соня, - "Где ни лягу, там засну" и "Где не засну, там лягу"…

      - Для тебя это как раз одно и то же! - сказал Странник.
      Тут все замолчали, а Алиска тем временем вспоминала всё, что знает о воронах и партах, но что-то не вспоминалось.

      _________________

      Пер. А. Притуляка (2012-2013):

      VII. Безумное чаепитие
        
         Под деревом, что росло перед домом, стоял стол. За ним сидели Мартовский Заяц и Шляпник и пили чай. Соня, расположившийся между ними, беспробудно спал, а они использовали его в качестве подлокотника и беседовали поверх его головы.

      "Соне, наверное, очень неудобно, - подумала Алиса. - Только он спит и ни на что не обращает внимания".

         Стол был большой, но все трое жались на одном углу.
         - Мест нет! Мест нет! - закричали они, увидев приближающуюся Алису.
         - Зато стулья есть, - возразила Алиса и уселась в большое кресло на одном конце стола.

         - Выпей вина, - предложил заяц ободряюще.

         Алиса осмотрела стол - на нём не было ничего, кроме чая.
         - Я не вижу никакого вина, - заметила она.

         - А никакого-то здесь и нет, - ответил Мартовский заяц.

         - Тогда не очень вежливо с вашей стороны предлагать его, - сказала Алиса, начиная сердиться.

         - Не очень вежливо с твоей стороны садиться без приглашения, - парировал Мартовский Заяц.

         - Я не знала, что это ваш стол, - сказала Алиса. - он накрыт больше, чем для троих.

         - Твои волосы хотят стрижки, - сказал Шляпник. Он разглядывал Алису всё это время с большим удивлением, и это были его первые слова.
         - Вам бы следовало научиться не переходить на личности, - немного строго заметила Алиса. - Это довольно невежливо.

         Шляпник выпучил глаза, услышав такое заявление, но ничего не ответил, а только спросил:
         - Почему ворон похож на письменный стол?

         "Ну вот, это уже веселей! - подумала Алиса. - Я рада, что они начали загадывать загадки", а вслух сказала:
         - Я думаю, что найду отгадку.

         - Вы думаете, что вы полагаете, что можете найти ответ на этот вопрос? - спросил Мартовский Заяц.

         - Именно так, - ответила Алиса.

         - Тогда вам следовало бы сказать, что вы полагаете, - продолжал Мартовский Заяц.

         - Я и говорю, - быстро ответила Алиса. - По крайней мере... по крайней мере, я полагаю, что я говорю... это то же самое, знаете ли.

         - Ничуть не то же самое, - возразил Шляпник. - Этак вы могли бы утверждать, что "Я вижу то, что ем" - это то же самое, что "Я ем то, что вижу"!

         - Этак вы могли бы заявить, - добавил Мартовский Заяц, - что "Мне нравится всё, что у меня есть" - это то же самое, что "У меня есть всё, что мне нравится"!
       
         - Этак вы могли бы сказать, - добавил Соня, который, кажется, говорил во сне, - что "Я дышу, когда сплю" это то же самое, что "Я сплю, когда дышу"!

         - Что касается тебя, то это и впрямь то же самое, - усмехнулся Шляпник, и на этом беседа прервалась, и вечеринка на минуту притихла.
         Алиса воспользовалась паузой, чтобы припомнить всё, что она знает о воронах и письменных столах, но оказалось, что знает она о них совсем немного.

        _________________

      Украинский перевод Г. Бушиной (1960):


      Розділ VII
      ЧАЮВАННЯ БОЖЕВІЛЬНИХ

      Перед будинком під деревом стояв накритий стіл, за яким Солоний Заєць і Капелюшник пили чай. Вовчок сидів посередині і спав, а ті двоє спиралися на нього ліктями, мов на подушку, і розмовляли через його голову.

      - Вовчку повинно бути дуже незручно, - подумала Аліса. - Проте він спить, йому, мабуть, однаково.

      Стіл був великий, але вони всі троє збилися на одному кінці його. "Немає місця! Немає місця!" закричали вони, коли помітили, що Аліса наближається.
      -  Місця скільки завгодно,- обурено промовила Аліса і сіла в велике крісло в кінці столу.

      - Випий вина,-запропонував Солоний Заєць заохочуючим голосом.

      Аліса оглянула стіл, але там не було нічого, крім чаю.
      -  Я не бачу вина,- зауважила дівчинка.

      -  його й немає,- погодився Солоний Заєць.

      -  Тоді не дуже чемно з вашого боку пропонувати його,- сердито сказала Аліса.

      - А з твого боку було дуже чемно сідати до столу без запрошення? - зауважив Солоний Заєць.

      - Я не знала, що це ваш стіл, - промовила Аліса. - Він накритий більше, ніж на трьох.

      -  Тобі треба підстригтися,- сказав Капелюшник. Весь час він з величезною цікавістю розглядав Алісу, і це були його перші слова.
      - Вам треба навчитися не зачіпати особистостей, - відповіла Аліса трохи роздратовано. - Це свідчить про невихованість.

      Капелюшник широко розплющив очі, коли почув це, проте у відповідь він лише запитав:
      -  Що спільного між вороною і письмовим столом?

      "Нарешті починаються розваги! - подумала  Аліса. - Я рада, що вони почали задавати   загадки..."
      - Думаю, що зумію відгадати,- додала вона вголос.

      - Ти маєш на увазі, що зумієш знайти відповідь на загадку?- допитувався Солоний Заєць.

      - Саме так, - погодилася Аліса.

      - В такому разі тобі слід говорити те, що ти маєш на увазі, - продовжував Солоний Заєць.

      -  Я так і роблю, - поквапливо відповіла Аліса. - Принаймні... Принаймні я маю на увазі те, що говорю... адже це те саме, розумієте.

      - Зовсім не те саме! - вигукнув Капелюшник. - Авжеж, ти ще скажеш, що "Я бачу те, що їм", це те саме, що "я їм те, що бачу"!

      - Ти  ще,  може,  скажеш,- додав Солоний  Заєць,  - що "Мені подобається те, що я маю", це те саме, що "Я маю те, що мені подобається".

      - Або ти ще, може, скажеш,- додав Вовчок, який, здавалося, розмовляв крізь сон,- що "Я дихаю, коли сплю" - не те саме, що "Я сплю, коли дихаю".

      - Щодо тебе, то це те саме, - зауважив Капелюшник, і розмова увірвалася. Все товариство на час замовкло, а Аліса згадувала все, що знала про ворон та письмові столи, хоч знала вона не так уже й багато.

        _________________

      Украинский перевод В. Корниенко (2001):


      Розділ сьомий
      Божевільне чаювання

      Перед будинком, під деревом, був виставлений стіл, за яким пили чай Шалений Заєць та Капелюшник. Між ними спав як убитий Сонько-Гризун*, правлячи їм за подушку. Заєць із Капелюшником спиралися на нього ліктями і перемовлялись через його голову.

      "Страх незручно для Сонька, - подумала Аліса. - Але, якщо він спить, то, мабуть, йому байдуже".

      Стіл був великий, але всі троє тислися з одного його краю.
      - Нема місця! Нема місця! - загукали вони, помітивши Алісу.
      - Місця скільки завгодно! - обурилася Аліса й сіла у велике крісло кінець столу.

      - Скуштуй вина, - люб'язно запропонував Шалений Заєць.

      Аліса кинула оком по столу, але, крім чаю, нічого не побачила.
      - Не бачу тут ніякого вина, - сказала Аліса.

      - А ніякого й нема, - знизав плечима Шалений Заєць.

      - Тоді не вельми ґречно мені його пропонувати! - сердито мовила Аліса.

      - Так само, як і сідати за стіл без запрошення, - сказав Шалений Заєць.

      - А я не знала, що його накрито тільки для вас, - відказала Аліса. - Тут далеко більше, ніж три чашки.

      - Тобі слід постригтися, - сказав Капелюшник. (Він уже давненько пас її цікавими очима й ось нарешті озвався.)
      - А вам слід навчитися не зачіпати приватних тем, - з притиском мовила Аліса. - Це дуже нечемно!

      Капелюшник витріщив на неї очі, але сказав ось що:
      - Чим крук схожий на капшук?

      "Ну, тепер буде веселіше! - подумала Аліса. - Люблю загадки!"
      - Думаю, я розлущу ваш горішок, - промовила вона вголос.

      - Ти думаєш, що зумієш знайти відповідь: ти це хотіла сказати? - мовив Шалений Заєць.

      - Саме це, - відповіла Аліса.

      - Тоді думай, що кажеш, - мовив Заєць.

      - Я завжди думаю! - поквапливо сказала Аліса. - Принаймні... принаймні кажу, що думаю... Зрештою, це одне й те саме!

      - Аніскілечки! - скрикнув Капелюшник. - Ти ще скажи, ніби: «я бачу, що їм» і «я їм, що бачу» - одне й те саме.

      - Ти ще скажи, - докинув Шалений Заєць, - ніби «я люблю те, що маю» і «я маю те, що люблю» - одне й те саме!

      - Ти ще скажи, - підпрягся Сонько із заплющеними, мов у сновиди, очима, що «я дихаю, коли сплю» і «я сплю, коли дихаю» - одне й те саме!

      - Щодо тебе, друзяко, то це й справді одне й те саме, - зауважив Капелюшник, і на тому розмова урвалася.
      Якусь часину товариство сиділо мовчки, й Аліса намагалася пригадати все з тієї дещиці, яку знала про круків та капшуки.



      Коментар перекладача:

      * - Англійська "сонна миша" - гризун, що живе на дереві; нагадує він радше маленьку білку, аніж мишу Назва dormause походить від латинського дієслова dormire (спати) і пояснюється тим, що ці тваринки - нічні, тож сплять удень; взимку вони теж впадають у сплячку.

      _________________

        ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:


        ***
        В первом рукописном варианте сказки "Приключения Алисы под землей" сцена Безумного Чаепития отсутствует.


        ***
        Из предисловия Д. Урнова к книге "Льюис Кэрролл и его мир" (Пер. В. Харитонова и Е. Сквайрс), М: Радуга, 1982:

        ...некоторые критики сочли возможным задачу упростить, вычеркнув чудо. Они предложили никакой разницы между Кэрроллом и Доджсоном не замечать, и у них получилось: чем хуже, тем лучше, чем скучнее, тем веселее. Например, первый вариант «Приключений Алисы», по логике этих критиков, ни в чем не уступает окончательному и даже еще превосходит его. Согласиться с таким мнением можно, лишь не зная или не желая знать факты. Ведь в окончательном варианте появились самые занимательные, самые знаменитые эпизоды, которые Кэрролл написал, в частности, вдохновленный рисунками художника Джона Теннила. Но критиков, которые не хотят видеть разницы между весельем и скукой или, в самом деле, не видят ее, этим не смутишь. Рисунки Теннила они объявляют не очень удачными. И ссылаются вроде бы на самого Кэрролла, который был чем-то в иллюстрациях недоволен. Действительно, он не всем был доволен. Но когда он написал свою вторую книгу «В Зазеркалье» и его спросили, кто ее будет иллюстрировать, Кэрролл ответил: «Только Теннил!» Он же не мог забыть, что фактически в содружестве с художником создал «Безумное чаепитие», пожалуй, самую классическую главу в «Приключениях Алисы», целиком разошедшуюся на пословицы.


        ***
        Мария Мишуровская "Заводные сны доктора Доджсона":

        Исследователи от разных наук бьются над загадкой Шляпника, в переводе Н. Демуровой - Болванщика: «Why is a raven like a writing desk?» («Чем ворон похож на конторку?») Отгадок скопилось тьма тьмущая. Например, существует лингвистическая отгадка: оба эти английских слова начинаются одним и тем же звуком [reivn - raitin desk]. Для самого Кэрролла загадка поначалу отгадки не имела, но когда к нему начали приставать с расспросами, понадобилось продолжить игру. В предисловии к изданию «Алисы» 1896 года незадолго до смерти он замечает: «Меня так часто спрашивали о том, можно ли найти ответ на загадку Шляпника, что мне следует, пожалуй, запечатлеть здесь вариант, который мог бы, как мне кажется, быть достаточно приемлемым, а именно: „С помощью того и другого можно давать ответы, хоть и плоские; их никогда не ставят не той стороной!“ Впрочем, это мне пришло в голову уже позже; загадка поначалу не имела отгадки».


        ***
        Звукозаписывающая компания Charisma Records использовала изображение Болванщика (Джона Тенниела) в качестве своего логотипа в 1970-х гг.


        ***
        Серийный грабитель банка по кличке Болванщик ограбил 18 банков. Для разных ограблений он одевал разные шляпы.







        <<< пред. | СОДЕРЖАНИЕ | след. >>>



        Автор и координатор проекта "ЗАЗЕРКАЛЬЕ им. Л. Кэрролла" -
        © Сергей Курий

           « назад




        вход на гидра
        hydra1center.com
        Посуточная Аренда на любой кошелек
        vodovoz.tk

        Последний номер
        2015/№1 (виртуал.)