Журнал для интеллектуальной элиты общества  
 
 

7.4. Алиса уходит    

РАЗДЕЛЫ  ПРОЕКТА "ЗАЗЕРКАЛЬЕ":

  Новости проекта  

О проекте
(структура  и цель)

 ЖЖ автора проекта 

Параллельные ПЕРЕВОДЫ с комментариями и иллюстрациями

       ЛЬЮИС  КЭРРОЛЛ:  Биография, библиография, критика       

      Словарь-     
     справочник
       

 "АЛИСА" в зеркале 
 КУЛЬТУРЫ
 

  Полезные ССЫЛКИ 

_________________

= "Алиса в Стране Чудес" =
7.4. Алиса уходит


<<< пред. | СОДЕРЖАНИЕ | след. >>>


ОРИГИНАЛ на английском (1871):

Alice did not wish to offend the Dormouse again, so she began very cautiously: “But I don’t understand. Where did they draw the treacle from?”

“You can draw water out of a water-well,” said the Hatter; “so I should think you could draw treacle out of a treacle-well--eh, stupid?”

“But they were in the well,” Alice said to the Dormouse, not choosing to notice this last remark.

“Of course they were,” said the Dormouse; “well in.”<55> This answer so confused poor Alice, that she let the Dormouse go on for some time without interrupting it.

“They were learning to draw,” the Dormouse went on, yawning and rubbing its eyes, for it was getting very sleepy; “and they drew all manner of things-everything that begins with an M--”

“Why with an M?” said Alice.

“Why not?” said the March Hare.

Alice was silent.

The Dormouse had closed its eyes by this time, and was going off into a doze; but, on being pinched by the Hatter, it woke up again with a little shriek, and went on: “--that begins with an M, such as mouse-traps, and the moon, and memory, and muchness<56>--you know you say things are “much of a muchness’--did you ever see such a thing as a drawing of a muchness<57>?”

“Really, now you ask me,” said Alice, very much confused, “I don’t think--”

“Then you shouldn’t talk,” said the Hatter.<58>

This piece of rudeness was more than Alice could bear: she got up in great disgust, and walked off; the Dormouse fell asleep instantly, and neither of the others took the least notice of her going, though she looked back once or twice, half hoping that they would call after her: the last time she saw them, they were trying to put the Dormouse into the teapot.<59>

“At any rate I’ll never go there again!” said Alice as she picked her way through the wood.

“It’s the stupidest tea-party I ever was at in all my Life!”

Just as she said this, she noticed that one of the trees had a door leading right into it. “That’s very curious!” she thought. “But everything’s curious today. I think I may as well go in at once.” And in she went.

Once more she found herself in the long hall, and close to the little glass table. “Now, I’ll manage better this time,” she said to herself, and began by taking the little golden key, and unlocking the door that led into the garden. Then she set to work nibbling at the mushroom (she had kept a piece of it in her pocket) till she was about a foot high: then she walked down the little passage: and then--she found herself at last in the beautiful garden, among the bright flower-beds and the cool fountains.


Из примечаний к интерактивной образовательной программе "Мир Алисы" (Изд-во "Комтех", 1997):

55 - they were in the well... well in - Льюис Кэрролл обыгрывает сочетания in the well (они в колодце) и well in (полностью внутри).

56 - ...mouse-traps, and the moon, and the memory, and muchness - этот перечень представляет собой смесь конкретных предметов и абстракций, а поскольку все члены этого ряда должны быть нарисованы, неизбежно происходит овеществление абстракции.

57 - Слово muchness употребляется в разговорном выражении "much of a muchness" - одного поля ягода.

58 - I don't think -Алиса хотела сказать I don't think I have, т.е. «Я думаю не видела», но Шляпник реагирует на буквальное значение слов Алисы и отвечает оскорблением.

59 - "...put the Dormouse into the tea-pot." Во времена Кэрролла дети нередко держали маленьких зверьков в старых чайниках.


_________________

Перевод Н. Демуровой (1967, 1978):

Алисе не хотелось опять обижать Соню, и она осторожно спросила:
– Я не понимаю… Как же они там жили?

– Чего там не понимать, – сказал Болванщик. – Живут же рыбы в воде. А эти сестрички жили в киселе! Поняла, глупышка?

– Но почему? – спросила Алиса Соню, сделав вид, что не слышала последнего замечания Болванщика.

– Потому что они были кисельные барышни.
Этот ответ так смутил бедную Алису, что она замолчала.

– Так они и жили, – продолжала Соня сонным голосом, зевая и протирая глаза, – как рыбы в киселе. А еще они рисовали… всякую всячину… все, что начинается на M <82>.

– Почему на M? – спросила Алиса.

– А почему бы и нет? – спросил Мартовский Заяц.

Алиса промолчала.
– Мне бы тоже хотелось порисовать, – сказала она, наконец. – У колодца.

– Порисовать и уколоться? – переспросил Заяц.

Соня меж тем закрыла глаза и задремала. Но тут Болванщик ее ущипнул, она взвизгнула и проснулась.
– …начинается на M, – продолжала она. – Они рисовали мышеловки, месяц, математику, множество… Ты когда-нибудь видела, как рисуют множество?

– Множество чего? – спросила Алиса.
– Ничего, – отвечала Соня. – Просто множество!
– Не знаю, – начала Алиса, – может…

– А не знаешь – молчи, – оборвал ее Болванщик.

Такой грубости Алиса стерпеть не могла: она молча встала и пошла прочь. Соня тут же заснула, а Заяц и Болванщик не обратили на Алисин уход никакого внимания, хоть она и обернулась раза два, надеясь, что они одумаются и позовут ее обратно.
Оглянувшись в последний раз, она увидела, что они засовывают Соню в чайник.

– Больше я туда ни за что не пойду! – твердила про себя Алиса, пробираясь по лесу. – В жизни не видала такого глупого чаепития!

Тут она заметила в одном дереве дверцу.
– Как странно! – подумала Алиса. – Впрочем, сегодня все странно. Войду-ка я в эту дверцу.
Так она и сделала.

И снова она оказалась в длинном зале возле стеклянного столика.
– Ну теперь-то я буду умнее, – сказала она про себя, взяла ключик и прежде всего отперла дверцу, ведущую в сад. А потом вынула кусочки гриба, которые лежали у нее в кармане, и ела, пока не стала с фут ростом. Тогда она пробралась по узкому коридорчику и наконец – очутилась в чудесном саду среди ярких цветов и прохладных фонтанов.


Из примечаний М. Гарднера:

82 - А еще они рисовали… всякую всячину… все, что начинается на М. – П. Хит подчеркивает, что, конечно, не сами предметы (или понятия) начинаются на M, а только слова, которые их обозначают. Перечень, следующий далее – «мышеловки, месяц, математика, множество», – представляет собою причудливую смесь конкретных предметов и абстракций, а поскольку все члены этого ряда должны быть нарисованы, неизбежно происходит «реификация» (то есть овеществление) абстракций.


_________________

Анонимный перевод (издание 1879 г.):

Соня разобиделась, вышла из-за стола и пошла к двери. Мишенька тотчас заснул, а те двое не обратили на нее никакого внимания. Еще досаднее стало Соне: она, признаться, ожидала, что попросят ее воротиться. Но им было не до того; оглянувшись на них в последний раз, Соня видит: Илюшка с зайцем, оба изо всех сил хлопочат окунуть Мишеньку мордой в чайник!

"Ноги моей здесь никогда не будет — это верно", говорит Соня, пробираясь лесом. „Так глупо я в жизни еще никогда, не проводила времени!"

Идет Соня лесом, видит перед собою дерево; в дереве дверка, и ведет дверка прямо в дерево. Штука странная, но Соне не привыкать стать к странностям! Не задумавшись, она отпирает дверку, входит в дерево.

Что это? Куда она попала? Глядит, опять прежняя, длинная зала; на прежнем месте стоит хрустальный столик; на столике золотой ключик.
„Погоди", думает Соня, „теперь я распоряжусь умнее". Сперва взяла со стола ключик, потом отперла им дверку, выходящую в сад, и тогда только, вынув из кармана кусочек гриба, лежавший у нее в запасе, стала грызть его помаленьку, осторожно, покуда не довела себя до уровня дверки.
Какова была радость Сони, когда, пробравшись коридорчиком, она вышла, наконец, в чудесный сад, где пышно цвела и благоухала бездна ярких цветов, где искрились и били светлые, прохладные фонтаны!

_________________

Перевод А. Н. Рождественской (1908-1909):

- Я только не понимаю, - осторожно начала Алиса, не желая обидеть сурка, - откуда они брали патоку?

- Ведь вы можете брать воду из колодца, - сказал шляпочник. - Почему же нельзя брать из него патоку?

- Но ведь они жили в самом паточном  колодце, на дне! - сказала Алиса, не  слушая шляпочника и обращаясь к сурку.

- Да, - ответил сурок, - на дне.
Этот ответ так смутил Алису, что она несколько времени молча слушала рассказ сони-сурка, не прерывая его.

- Они учились рисовать, - продолжал между тем сурок, зевая и протирая глаза, потому что ему ужасно хотелось спать. - И все они рисовали различные вещи - такие вещи, которые начинаются с буквы "м".

- Почему же с "м"? - спросила Алиса и с нетерпением ждала ответа.

- А почему же нет? - сказал мартовский заяц.

Алиса прикусила губы и замолчала.

Между тем, сурок воспользовался их разговором и, закрыв глаза, задремал. Шляпочник сначала не заметил этого и ждал, что сурок будет продолжать свой рассказ. Но тот крепко спал. Видя это, шляпочник ущипнул его. Сурок слегка вскрикнул и, проснувшись, продолжал рассказывать:
- Который начинаются с буквы "м", как, например: мышь, мост, маяк, множество... Видали вы рисунок "множество"?

- Если вы спрашиваете меня, - нерешительно проговорила Алиса, - то я не думаю...

- А не думаете, так молчите! - перебил ее шляпочник.

Такое грубое замечание вывело Алису из себя, и она, вскочив с места, пошла к лесу. Сурок тотчас же заснул, а остальные не обратили никакого внимания на уход Алисы, которая несколько раз оглядывалась, надеясь, что ее позовут. Когда она оглянулась в последний раз, шляпочник и мартовский заяц держали сурка и старались засунуть его в чайник.

- Никогда больше не приду сюда! - сказала Алиса, идя по лесу, - Ничего глупее этого чаепития в жизни не видела...

Только что успела она сказать это, как увидала дерево, в стволе которого была дверь.
"Как странно! что  это за дверь? - подумала Алиса, - Посмотрю, что такое за нею".

Отворив дверь, она вошла и очутилась в знакомой длинной и узкой комнате со стеклянным столиком.
- Ну, на этот раз я постараюсь не забыть ничего, - сказала она и, взяв золотой ключик, отперла маленькую дверку. Потом она начала откусывать понемножку от кусочка гриба, который был спрятан у нее в кармане и, сделавшись ростом вершков в шесть, пролезла в крошечный вход. Наконец то ей удалось попасть в чудный сад с фонтанами и клумбами ярких цветов!


_________________

Перевод В. Набокова (1923):

   Аня очень боялась опять обидеть Соню, но  все  же  решилась спросить:
   - Но я не понимаю, откуда же они черпали сироп.

   Тут заговорил Шляпник:
   - Воду  можно  черпать    обыкновенного  колодца?  Можно. Отчего же нельзя черпать сироп    колодца  сиропового  -  а, глупая?

   - Но ведь они были в колодце,  -  обратилась  она  к  Соне, пренебрегая последним замечанием.

   - Конечно, - ответил Соня, - на самом дне.
   Это так озадачило Аню, что она несколько минут не прерывала его.

   - Они учились черпать и чертить, - продолжал  он,  зевая  и протирая глаза (ему начинало  хотеться  спать),  -  черпали  и чертили всякие вещи, все, что начинается с буквы М.

   - Отчего именно с М.? - спросила Аня.

   - Отчего бы нет? - сказал Мартовский Заяц.

   Меж тем Соня закрыл глаза и незаметно  задремал;  когда  же Шляпник его  хорошенько  ущипнул,  он  проснулся  с  тоненьким визгом и скороговоркой продолжал:
   - ...с буквы М., как, например, мышеловки, месяц, и  мысли, и маловатости... видели ли вы когда-нибудь чертеж маловатости?

   - Раз уж вы меня спрашиваете, - ответила  Аня,  чрезвычайно озадаченная, - то я должна сознаться, что никогда.
   - В таком случае нечего перебивать, - сказал Шляпник.

   Такую грубость Аня уже вытерпеть не могла;  она  возмущенно встала и удалилась. Соня тотчас же заснул опять, а двое других не обратили никакого внимания на ее уход, хотя  она  несколько раз  оборачивалась,  почти  надеясь,  что  они   попросят   ее остаться. Оглянувшись последний раз, она увидела, как  Шляпник и Мартовский Заяц стараются втиснуть Соню в чайник.

   "Будет с меня! - думала Аня, пробираясь сквозь чащу. -  Это был самый глупый чай, на котором я когда-либо присутствовала".

   Говоря это, она вдруг  заметила,  что  на  одном  стволе  - дверь, ведущая внутрь. "Вот это странно!  -  подумала  она.  - Впрочем, все странно сегодня. Пожалуй, войду".
   Сказано - сделано.

   И опять она оказалась  в  длинной  зале,  перед  стеклянным столиком. "Теперь я устроюсь лучше",  -  сказала  она  себе  и начала с того, что  взяла  золотой  ключик  и  открыла  дверь, ведущую в  сад.  Затем  съела  сбереженный  кусочек  гриба  и, уменьшившись, вошла в узенький проход; тогда она  очутилась  в чудесном саду среди цветов и прохладных фонтанов.

_________________

Перевод Б. Заходера (1972):

— Я не понимаю, — очень робко, боясь опять рассердить Соню, начала Алиса, — как же они таскали оттуда мармелад?

— Из обыкновенного колодца таскают воду, — сказал Шляпа, — а из мармеладного колодца всякий может, я надеюсь, таскать мармелад. Ты что — совсем дурочка?

— Я говорю, как они могли таскать мармелад оттуда? Ведь они там жили— сказала Алиса, — решив оставить без ответа последние слова Шляпы.

— Не только жили! — сказала Соня. — Они жили-были!
И этот ответ настолько ошеломил бедную Алису, что она позволила Соне некоторое время продолжать рассказ без вынужденных остановок. Это было весьма кстати, так как рассказчица отчаянно зевала и усиленно терла глаза.

— Так вот, — продолжала Соня, — этот самый мармадад они ели и пили — делали что хотели…

Тут Алиса не выдержала.
— Как же это они пили мармелад?! — закричала она. — Этого не может быть!

— А кто сказал, что они его пили? — спросила Соня.

— Как — кто? Вы сами сказали.

— Я сказала — они его ели! — ответила Соня. — Ели и лепили! Лепили из него все, что хотели, — все, что начинается на букву М, — продолжала она, позевывая, — ее сильно клонило ко сну.

— Почему на букву М? — только и могла спросить Алиса.

— А почему нет? — сказал Заяц.

Алиса прикусила язычок. «Хотя да, мармелад ведь тоже на М», — мелькнуло у нее в голове.

Соня уже успела закрыть глаза и основательно задремать; но Шляпа снова ущипнул ее, и она с легким писком пробудилась и продолжала рассказ:
— На букву М: мышеловки, и морковки, и мартышек, и мальчишек, и мурашки, и мораль… Ты видела мурашки, хотя бы на картинках? ** 

— Кажется, да, — начала Алиса неуверенно, — хотя не знаю…
— А не знаешь, так помалкивай, — перебил ее Шляпа.

Алиса вытерпела за этот день немало грубостей, но это было уже слишком! Возмущенная до предела, она, не говоря ни слова, встала и гордо удалилась.
На хозяев ее уход не произвел, увы, особого впечатления. Соня немедленно заснула, а остальные двое, по всей видимости, вообще ничего не заметили, хотя Алиса несколько раз оборачивалась, втайне надеясь, что они одумаются и будут упрашивать ее вернуться. Но, обернувшись напосле— док, она увидела только, что они пытаются запихнуть Соню в чайник.

— Ни за что сюда больше не вернусь! — повторяла Алиса, пробираясь между деревьями. — Ни за какие коврижки! Никогда с такими дураками чаю не пила!

И тут-то она заметила, что в одном дереве есть дверь и эта дверь открывается прямо в дерево.
«Как интересно! — подумала Алиса. — А если войти — наверно, будет еще интересней. Пожалуй, войду!»

Она смело вошла — и тут же оказалась в знакомом подземелье, как раз возле стеклянного столика.
— Ну, теперь-то я знаю, что делать! — сказала Алиса, поскорее взяла золотой ключик и отперла дверцу в сад.
Потом она достала ТОТ кусочек гриба (у нее сохранились остатки в кармашке) и жевала его, пока не стала как раз такого роста, что свободно могла войти в заветную дверь.
Потом она прошла по тесному, как крысиный лаз, коридорчику, а потом… потом она, наконец, оказалась в чудесном саду, среди ярких, веселых цветов и прохладных фонтанов.


Примечание переводчика:

** - Совершенно ясно, что Соня имела ввиду не мурашек, а мурашки! А художник нарисовал именно мурашек! Правда, настоящие мурашки тоже бегают по спине, но их ОЧЕНЬ трудно нарисовать!




_________________

Перевод А. Щербакова (1977):

Алисе не хотелось снова обижать Соню, и она начала очень осторожно:
- Я не поняла. И лепили сироп или пили сироп?

- Из обычного ключа воду можно набирать с собой или пить сразу, как хотите,- сказал Шляпочник. - И, по-моему, сироп из сиропного ключа точно так же можно набирать или пить сразу. Э, глупая!

- И как они там жили? Там что, было какое-нибудь строение? - закончила Алиса, решив сделать вид, что не слышала последних слов Шляпочника.

- Конечно, строение, - ответила Соня. - Их же било трое.
Этот ответ настолько сбил Алису с толку, что некоторое время Соня могла продолжать беспрепятственно.

- И вот, значит, они ели или пили, - Соня зевнула и протерла глаза, ей очень хотелось спать,- и лепили всякие вещи, которые начинаются с "М".

- Почему с "М"? - спросила Алиса.

- А почему бы и нет? - сказал Заяц. Алиса промолчала.

Соня закрыла глаза и задремала. Шляпочник ущипнул ее, она пискнула, проснулась и продолжала:
- Которые начинаются с "М". Эмблемы, эмали, эмиров, эмоции. Ведь вот сказать "эмоции" легко, а виданное ли дело их лепить?

- Вы меня спрашиваете? - застеснялась Алиса. - Я не думаю...
- Не думаете, так и молчите, - заявил Шляпочник.

Такой грубости Алиса не перенесла. Она возмутилась, встала и пошла прочь. Соня уснула тут же, а остальные двое не обратили никакого внимания на ее уход. Она все-таки оглянулась, смутно надеясь, что ее позовут, и увидела, как они пытаются засунуть Соню в чайник.

- Ни в коем случае сюда не вернусь! - говорила Алиса, пробираясь сквозь чащу. - Какая все это глупость, самая глупейшая из всех глупость! В жизни такой не встречала!

И тут она увидела дерево, в котором была дверь. "Ой, как интересно!- подумала она. - Но нынче все интересно. По-моему, стоит войти". И она открыла дверь и вошла.

И оказалась в том самом длинном зале возле стеклянного столика.
- Уж на этот раз я все сделаю так, как надо,- сказала Алиса. Она взяла золотой ключик, отперла дверцу в сад, только после этого принялась за кусочки гриба, которые сберегла в кармашках, уменьшилась, прошла через коридорчик, - и вот наконец оказалась в прекрасном саду среди ярких клумб и прохладных фонтанов.

_________________

Пер. А. Оленича-Гнененко (1940):

      Алиса не хотела снова сердить Соню, поэтому она начала очень осторожно:
       — Но я не понимаю, откуда они таскали патоку?

       — Ты можешь таскать воду из водяного колодца, — сказал Шляпочник, — таким образом, я допускаю, что ты можешь таскать патоку из паточного колодца, — э, глупая!

       — Но ведь три сестры были в колодце... внутри, — обратилась Алиса к Соне, предпочитая не слышать последнего замечания.

       — Ну, три, — сказала Соня, — внутри.
       Этот ответ так смутил бедную Алису, что она позволила Соне продолжать и не прерывала её в течение некоторого времени.

       — Они научились рисовать, — продолжала Соня, зевая и протирая глаза, так как она снова начинала засыпать, — и они рисовали разного рода вещи. Всё, что начинается с «м»...

       — Почему с «м»? — спросила Алиса.

       — А почему бы и нет? — сказал Мартовский Заяц. Алиса промолчала.
 
       В это время Соня закрыла глаза и начала дремать, но её ущипнул Шляпочник, и она, слабо вскрикнув, проснулась опять и продолжала:
       — ... которые начинались с «м», как, например, мышеловка, и месяц, и мысль, и множество... Знаешь ли, ты говоришь: «многое множество», но приходилось ли тебе когда-нибудь видеть такую вещь, как рисование «многого множества»?

       — Раз вы спрашиваете меня, — сказала Алиса, очень сконфуженная, — действительно, я не думаю...

       — Тогда ты не должна и говорить, — сказал Шляпочник.

Такой неслыханной грубости Алиса не могла вынести. Она с величайшим отвращением встала и пошла прочь. Соня немедленно заснула, и никто из оставшихся за столом не обратил ни малейшего внимания на уход Алисы, хотя она раз или два оглянулась, ещё надеясь, что её всё же позовут обратно. В последнее мгновение она видела, как Шляпочник и Мартовский Заяц пытались засунуть Соню в чайник.

       — Во всяком случае, я никогда не вернусь сюда снова! — сказала Алиса, пробираясь через лес. — Это самое бессмысленное чаепитие, которое я когда-нибудь встречала в жизни!

       Не успела она это произнести, как заметила, что в одном из деревьев была дверь, ведущая внутрь его.
       «Это очень странно! — подумала она. — Но сегодня всё странно. Я полагаю, что могу сейчас же войти туда».
       И она вошла.

       Ещё раз она очутилась в длинном зале, возле маленького стеклянного стола.
       — Ну, теперь я лучше воспользуюсь временем, — сказала она себе и начала с того, что взяла маленький золотой ключик и отперла дверь, которая вела в сад.
       Затем она принялась грызть мухомор (у неё был кусок мухомора в кармане) до тех пор, пока не стала с фут вышиной. Затем она спустилась вниз по узкому проходу и затем... оказалась наконец в прекрасном саду, среди ярких цветных клумб и прохладных фонтанов.

_________________

Перевод В. Орла (1988): 

Алиса не хотела опять обидеть Соню, но ей не терпелось задать вопрос:
- Я все-таки не поняла. Откуда они этот чай тянули?

- Из обычного колодца ты достаешь воду,- назидательно изрек Шляпник.- Ну а тут они натаскают себе чаю да сахару и тянут сколько влезет. И так - тридцать раз на дню. Понимаешь, балда?

- Да как они могли таскать чай из колодца?! - спросила Алиса у Сони, чувствуя, что от Шляпника ей толку не добиться. - Ты ведь сказала сама, что они жили на дне.

- Не на дне, а на дню,- ответила Соня.- Шляпник верно говорит.
Этот ответ так поразил Алису, что она ничего не сказала и молча стала слушать дальше.

- Ну вот...- проговорила Соня, зевнула и стала тереть глаза (видно, ее снова потянуло спать).- Ну вот. Жили они были, чай распивали. И вообще распевали про всякие пустяки,  особенно про те, которые начинаются на букву М.

- Почему на М? - удивилась Алиса.

- А почему бы нет? - вмешался Заяц. Алиса промолчала.

Соня опять закрыла глаза и начала клевать носом. Но Шляпник ущипнул ее за ухо, она взвизгнула, проснулась и продолжала:
- ...начинаются на букву М: про мышеловку, про месяц, про момент, про молочный мусс, про мыло, про множество... Ты когда-нибудь слыхала, как поют про множество?

- Кажется, нет, - растерянно  ответила  Алиса. - Не думаю, чтобы...
- Если не думаешь, помолчи, - посоветовал Шляпник.

Этого Алиса так оставить не могла. В гневе она встала из-за стола и отправилась прочь. Соня тут же уснула, а Заяц и Шляпник не обратили на Алисин уход никакого внимания, хотя она раза два оглянулась в надежде, что ее позовут обратно.
Когда Алиса обернулась в последний раз, Заяц и Шляпник запихивали Соню в чайник.

- Ну нет! Сюда я больше ни ногой! - повторяла Алиса, пробираясь через лес. - Называется, попила чаю!

Тут она заметила высокое дерево. А в нем - дверцу.
"Ну и ну! - покачала головой Алиса. - Целый день - сплошные чудеса. А что, если войти?"
Так она и сделала.

И снова оказалась все в том же длинном коридоре, рядом со стеклянным столиком.
- Теперь-то я знаю, что делать,- сказала Алиса и начала с того, что взяла со стола ключик и отперла дверь в сад.
Потом она достала из кармана кусочек гриба и грызла его, пока не протиснулась через узенький проход в тот самый сад с пестрыми клумбами и веселыми фонтанами.

    _________________

Перевод Л. Яхнина (1991):

Алисе очень хотелось узнать продолжение сказки, но она побаивалась, что Соня снова обидится.
- Вы сказали "была тьма...", - осторожно напомнила она.

- Там была тьма-тьмущая риса. Неужели так трудно сообразить? - проворчал Котелок. - И три сестрички без конца рис совали.

- Что они рисовали? - не расслышала Алиса.

- Рис! - недовольно ответила Соня. - Рис совали за щеку.
Алиса совершенно запуталась и замолчала.

- А иногда, - продолжала Соня сонным голосом, - они не рис совали, а все что попало. Но им попадалось все на М... - Тут Ночная Соня сладко зевнула и закрыла глаза.

- А... а почему на М? - пролепетала Алиса.

- А почему бы и нет? - резонно ответил Заяц.

На такой ответ у Алисы не нашлось ответа.

Ночная Соня тем временем прикорнула за столом и тихо посапывала. Котелок толкнул ее в бок, и Соня, не открывая глаз, затараторила:
- На М все, что ем: масло, мясо, молоко, морковка, мандарины, апельсины...

- Апельсины на А, - поправила Алиса.
- Их я тоже ем! - сказала Соня.
- Не встревай! - оборвал Алису Котелок.

Сколько можно терпеть грубости? Алиса, возмущенная, вскочила из-за стола и пошла прочь. Никто на ее уход не обратил ровно никакого внимания. Соня тут же заснула. Заяц и ухом не повел. А Котелок даже не шелохнулся.
Уходя, Алиса все же обернулась. Она еще надеялась, что хозяева застыдятся и позовут ее обратно. Но увидела она странную картину - отчаянно пыхтя, Котелок и Полоумный Заяц запихивали Ночную Соню в чайник.

- Ноги моей больше здесь не будет! - бормотала Алиса, шагая по лесной тропинке. - С ненормальными и чаю нормально не попьешь.
Вдруг Алиса увидела в стволе толстого дерева дверцу.
"Вот странно! - подумала Алиса. - Каждый раз все страннее и страннее. Войду, пожалуй".

Она толкнула дверцу и увидела уже знакомый длинный зал со стеклянным столиком.
- Теперь-то я не оплошаю, - сказала Алиса.
Быстро схватила она золотой ключик и отомкнула им дверь, ведущую в сад. Потом нашарила в кармашке кусочки гриба и осторожно стала их жевать. Вскоре Алиса уменьшилась настолько, что свободно прошла в дверь, пробежала коридорчик и наконец оказалась в прекрасном саду среди благоухающих цветов и освежающих фонтанов.

    _________________

Перевод Б. Балтера (1997):

Опасаясь, что может опять обидеть Соню, Алиса начала очень осторожно: "Но я не совсем понимаю. Где они брали гущу?"

"А где берут воду? - спросил Шляпник. - Сверху всегда вода. На дне всегда гуща. Поэтому гущу берут со дна. Поняла, дурашка?"

"Но они же были НА дне, как же гуща поднималась со дна?" - спросила Алиса у Сони, делая вид, что не замечает последнего замечания.

"Ну да, так и поднималась одна, потом поднималась другая, а потом и третья" - ответила Соня.
Этот ответ так заморочил голову несчастной Алисе, что некоторое время Соня могла продолжать без постороннего вмешательства:

"Да, вот, значит, гущу... и добывали они там до того, что стали им рисоваться всякие вещи - все, что начинается на М". - Тут Соня стала засыпать, зевнула и начала тереть глаза.

"Почему же на М?" - сказала Алиса.

"Почему же нет?" - обиженно ответил М. Заяц.

Алиса молчала.

Тем временем Соня закрыла глаза и собралась захрапеть, но, получив щипок от Шляпника, проснулась, слабо вскрикнув, и продолжала: "Что начинается на М: мышеловки, и марсиане, и меморандумы, и множества - ты ведь читала такое выражение - "многое множество" - представляешь, добывать до того, что оно нарисовалось?"

"Ну, уж если вам нужно мое мнение,- начала совершенно замороченная Алиса,- я не знаю, как..."

"А не знаешь - не говори!" - сказал Шляпник.

Эта последняя порция грубости переполнила чашу Алисиного терпения: она оскорбленно поднялась и пошла прочь. Соня мгновенно заснула, а двое других не обратили никакого внимания на Алисин уход, хоть она и оборачивалась, слегка надеясь, что ее позовут обратно. Когда она обернулась в последний раз, Соню как раз пытались засадить на дно чайника.

"Ну, уж ТУДА я ни в каком случае не вернусь! - говорила себе Алиса, пробираясь сквозь лес - Такого дурацкого чая и таких дураков-чайников я в жизни не видела!"

Только она это сказала, как в одном из деревьев обнаружилась дверца. "Очень любопытно! - подумала она.- Но сегодня все любопытно. С тем же успехом можно войти и сразу". - И она вошла.

Опять она оказалась в длинном зале, около стеклянного столика. "ТЕПЕРЬ-то я знаю, что делать", - сказала она себе и начала с того, что взяла золотой ключик и открыла дверцу в сад. Затем она принялась откусывать от кусочка гриба, лежавшего в кармане, пока не дошла до четверти метра; затем прошла сквозь дверцу по длинному проходу; а ЗАТЕМ, наконец, очутилась в прекрасном саду, среди ярких цветов, клумб и прохладных фонтанов.

    _________________

Перевод А. Кононенко (под ред. С.С.Заикиной) (1998-2000):

Алисе не хотелось снова обидеть Сурка, поэтому очень осторожно поинтересовалась: «Не могу, однако, понять, из чего же они отливали мед?»

«Из переполненного водой колодца можно отлить воду? Так почему же нельзя отлить мед из медового колодца? Эх ты, дурочка!» — объяснил Сапожник.

«Но ведь всё было на дне в колодце», — напомнила Алиса Сурку, не принимая во внимание последнее объяснение.

«Конечно, в колодце был день на всё», — согласился Сурок, но запутался в словах и так запутал бедняжку Алису, что та еще долго не перебивала его.

«Они учились отливать…» — продолжил Сурок, зевая и потерев глаза, так как сильно захотел спать, — «И отливали медальоны в виде всякой всячины… всего, что начинается с буквы «М»…»

«Почему с «М»?» — удивилась Алиса.

«А почему бы и нет?» — заметил Мартовский Заяц.

Алиса промолчала.
Тем временем Сурок закрыл глаза и уже было задремал, но тут же подскочил от щипка Сапожника и , коротко взвизгнув, затараторил дальше: «…с буквы «М», как то: мышеловки, месяц, мысли, множество… Ты видела когда-нибудь медальон в виде множества множеств. Кстати, надеюсь, ты знаешь, что такое множество множеств?»

«Ну, если уж вы спрашиваете», — ответила Алиса, сильно смутившись, — «то сказать по правде — не знаю».
«Не знаешь, так и не говори!» — буркнул Сапожник.

Эту грубость Алиса уже не смогла вынести. Возмущению ее не было предела, а потому он встала из-за стола и направилась обратно в лес. Сурок мгновенно уснул. Остальные же не обратили на ее уход никакого внимания, даже не смотря на то, что Алиса нарочно раза два оборачивалась в надежде, что они ее окликнут. Когда Алиса обернулась в последний раз, то увидела, как Сапожник и Заяц пытались запихнуть Сурка в чайник.

«Чтоб я еще когда-нибудь сюда вернулась!» — в сердцах воскликнула Алиса, пробираясь среди деревьев, — «Я еще не видела более сумасшедшего чаепития!»
Выговорившись, она вдруг заметила в одном из деревьев дверь и подумала: «Очень странно! Хотя о чем это я, сегодня все странно. Так почему бы и не войти?»

Алиса вошла вовнутрь и снова очутилась в том самом огромном круглом зале, возле того же хрустального столика. «Ага, ну на этот раз я сделаю все по умному», — сказала она себе, взяла золотой ключик с хрустального столика и отперла дверцу, ведущую в чудный сад. Затем Алиса принялась грызть кусочек гриба (она на всякий случай хранила его в кармашке) пока не уменьшилась сантиметров до тридцати. После чего она быстренько шмыгнула в дверцу и, миновав небольшой коридорчик, наконец-то очутилась среди тех чудесных цветов и прохладных фонтанов.

    _________________

Перевод Ю. Нестеренко:

Алиса не хотела снова обидеть Соню, так что начала с большой осторожностью:
- Но я не могу понять. Откуда они черпали патоку?

- Ты можешь черпать воду из водяного колодца, - сказал Шляпник, - так что, я полагаю, можешь черпать и патоку из паточного - верно, тупица?

- Но ведь они жили в колодце на дне, - сказала Алисе Соне, предпочтя не заметить последнюю реплику.

- Конечно, они там жили, - ответила Соня, - в колодце, а не над.
Этот ответ настолько запутал бедную Алису, что некоторое время она не пыталась перебивать Соню.

- Они учились рисовать, - продолжала Соня, зевая и потирая глаза, ибо ее уже сильно клонило в сон, - и они рисовали самые разные вещи - все, которые начинаются на "М"...

- Почему на "М"? - спросила Алиса.

- Почему бы и нет? - ответил Мартовский Заяц.

Алиса умолкла.
Соня в очередной раз закрыла глаза и собиралась уже впасть в спячку, но, получив щипок от Шляпника, снова проснулась, слегка взвизгнув, и продолжала:
- ...которые начинаются на "М", такие как мышеловки, и месяц, и мысли, и массу - слышала, как говорят "у них масса общего" - ты когда-нибудь видела такую штуку, как рисование массы?

- Ну, сейчас-то вы меня спрашиваете, - сказала Алиса в большом смущении. - Я не думаю...
- Тогда не говори, - оборвал ее Шляпник.

Эта порция грубости переполнила чашу терпения Алисы; она встала в крайнем раздражении и пошла прочь; Соня немедленно уснула, и ни один из двух оставшихся не обратил на уход Алисы никакого внимания, хотя она оглянулась раз или два, с затаенной надеждой, что они станут звать ее, но в последний раз увидела лишь, как они пытаются засунуть Соню в чайник.

- Ни за что больше сюда не приду! - сказала Алиса, шагая по лесу, - Это самое глупое чаепитие в моей жизни!

Едва она произнесла это, как заметила в одном из деревьев дверцу, которая прямо внутрь. "Это очень странно! - подумала она. - Но сегодня все странно. Думаю, я вполне могу войти." И она вошла.

Она вновь оказалась в длинном зале неподалеку от стеклянного столика. "Теперь-то я лучше управлюсь с этим!", - сказала себе Алиса, и сначала взяла золотой ключик и отперла дверцу в сад. Затем она пожевала гриба (кусок сохранился у нее в кармане), пока не стала высотой в фут; потом прошла через маленький ход и - оказалась наконец в прелестном саду, среди клумб с яркими цветами и прохладных фонтанов.

    _________________

Перевод Н. Старилова:

    Алиса не хотела снова оскорблять Соню, поэтому она начала очень осторожно:
    - Мне все же непонятно - откуда они наливали патоку?

    - Можно налить воды из колодца с водой, - сказал Шляпник, -значит, можно налить и патоки из колодца с патокой, ясно теперь, тупица?!

    - Но они УЖЕ в колодце, -  сказала Алиса Соне, решив сделать вид что не слышала последнего замечания Шляпника.

    - Ну, да, - сказал Соня, - прямо  в энтом самом.
    Этот ответ так смутил бедную Алису, что Соня смог некоторое время беспрепятственно продолжать.

    - Они учились наливать, - начал он снова, зевая и  протирая глаза, чтобы не уснуть, - и они наливали все, что под руку подвернется - все, что начиналось с буквы П…

    - Почему с П? - спросила Алиса.

    - А почему бы и нет? - резонно заметил Мартовский Заяц.

    Алиса промолчала.
    Тем временем Соня закрыл глаза и задремал, но от тычка Шляпника он проснулся с легким визгом и продолжил:
    - …которые начинались с буквы П, вроде  порошка, пара, памяти и порожнего - знаете как говорят, что вы переливаете из пустого в порожнее…Вы когда-нибудь видели как наливают из пустого в порожнее?

    - Ну, вот теперь вы меня спрашиваете, - сказала Алиса, она была явно в затруднении. - Я не думаю…
    - Раз вы не можете думать, то и сказать вам нечего, - сказал Шляпник.

    Такой грубости Алиса снести не могла - она вскочила в негодовании и пошла прочь. Соня тут же уснул, а остальные не обратили на ее уход никакого внимания, хотя она оглянулась назад раз или два, в слабой надежде, что они позовут ее. Оглянувшись в последний раз, она увидела, что они пытаются затолкать Соню в чайник.

    - Я ни за что не вернусь сюда! - сказала Алиса, продираясь сквозь чащу. - Это самое идиотское чаепитие, в котором я участвовала за всю свою жизнь.

Не успев сказать это, она увидела в одном из деревьев дверь, ведущую прямо внутрь него.
    - Вот это да! - подумала она. - Впрочем я сегодня еще и не такое видела. Пожалуй, стоит туда зайти.
    И она зашла.

    И тут же оказалась в длинном зале с маленьким стеклянным столом.
    - Ну, теперь-то уж, я знаю, что делать, - сказала она про себя и, взяв маленький золотой ключ, открыла дверцу, ведущую в сад. После этого она стала усердно вгрызаться в гриб, кусочек которого сохранила, пока не стала около фута выстой. Пройдя короткий переход она оказалась НАКОНЕЦ-ТО в прекрасном саду, среди ярких клумб и прохладных фонтанов.

_________________

Перевод О. Хаслаского (2002): 
http://anr.su/literatura/haslavsky/alisa00.html

Алиса опасалась снова обидеть Соню и поэтому начала очень осторожно: «Все-таки я не понимаю – откуда они черпали патоку?»

 «Ты можешь черпать воду из водяного колодца, -- сказал Шляпник, -- поэтому, осмелюсь думать, патоку ты можешь черпать только из паточного колодца, не так ли, дура ты этакая?»

 «Но они-то были ВНУТРИ колодца» -- сказала Алиса Соне, предпочитая оставить без внимания последнюю реплику Шляпника.

 «Разумеется они были, -- сказала Соня, -- внутри».

 Этот ответ настолько обескуражил бедную Алису, что некоторое время она слушала Соню не прерывая ее.

 «Они учились рисовать, -- продолжала Соня, она зевала и терла глаза, все больше погружаясь в дремоту, -- и рисовали всякие там вещи, все, что начинается с буквы М...»

 «Почему с М?» -- спросила Алиса.

 «А почему нет?» -- сказал Мартовский Заяц.

 Алиса умолкла.

 Тут Соня закрыла глаза, все окончательней погружаясь в сон, но щипок Шляпника привел ее снова в чувства, она издала короткий вопль и продолжила повествование: «...которые начинаются на М, а именно мышеловки, и моллюсков, и – множество: вот вы говорите «множество вещей», а когда-нибудь видели такую вещь, как нарисованное множество?»

 «Ну, если вы меня спрашиваете, -- крайне смущенно сказала Алиса, -- то я не задумывалась...»

 «Тогда могла бы и промолчать» -- сказал Шляпник.

 Это было уже слишком, такого Алиса не стала терпеть, она поднялась и в возмущении пошла прочь, Соня тут же задрыхла, и на уход Алисы никто не обратил ни малейшего внимания, раза два она оглянулась в надежде, что ее хотя бы окликнут, но – напрасно, напоследок она увидела, что Шляпник с Мартовским Зайцем пытались запихать Соню в заварной чайник.

 «Никогда и ни за что ноги моей здесь больше не будет, -- сказала себе Алиса, идя по лесу, -- это самое дурацкое чаепитие, какое только было в моей жизни!»

 Говоря это, она неожиданно заметила в стволе одного из деревьев дверь, ведущую внутрь дерева. «Очень любопытно! – сказала она, -- Впрочем, сегодня все любопытно. Думаю, я могла бы войти туда немедленно». И она вошла.

 Она опять очутилась в длинном зале рядом со стеклянным столиком. «Ну уж на этот раз, -- сказала она себе, -- я сделаю все как следует». Для начала она взяла ключ и отперла дверь в сад. Затем принялась за куски гриба (остатки их сохранились у нее в карманах), и, чередуя их, добилась необходимого роста, и -- НАКОНЕЦ – она оказалась в прекрасном саду с яркими клумбами и прохладными фонтанами.

<дальнейший текст "Алисы в Стране Чудес" у переводчика отсутствует>

_________________

    Пересказ А. Флоря (1992, 2003):

    Впрочем, Алиса не стала из этого делать трагедии. Она как можно вежливее опросила у Сони:
    - Простите, и хорошо они себя чувствовала в джеме?

    - Как рыбы в воде! - отчеканила Соня.

    - Но почему же?

    - Да потому, что они были такие джеманницы!
    Алиса, услышав такое, на мгновение лишилась дара речи.

    Соня тем временем опять отключалась. Она бормотала заплетающимся языком:
    - И так эти сестры жили да были, живали да бывали …
    - Что жевали и что добывали? – не утерпела Алиса
    - Джем, - ответила Соня.
    - Откуда?
    - Из колодца – откуда же еще! М-да… Ну и, конечно, рисовали разные разности на букву М.

    - А почему на М? - спросила Алиса.

    - А почему бы и нет? – вмешался Заяц.

    Алиса не могла ничего возразить. Соня отключилась полностью. Заяц и Сапожник опять ущипнули ее. Она взвизгнула, проснулась и продолжила.
    - ... на букву М: мир, музыку, метаморфозы, маразм, мистику... Вот ты могла бы изобразить мистику?

    - Я даже не знаю, что это такое, - простодушно произнесла Алиса.

    - А не знаешь – так и не встревай! – заявил Сапожник.

    Это было ужу чересчур! Алиса резко поднялась и пошла прочь. Соня тут же уснула, а Сапожник и Заяц, казалось, ничего не заметили. Алиса оглянулась разок-другой в надежде, что они одумаются и позовут ее назад, но увидела нечто совершенно иное: Заяц и Сапожник отчаянно пытались запихнуть Соню в чайник.
    Алиса вошла в лес. Она с трудом продиралась сквозь валежник и все твердила про себя:

    - Отродясь не бывала в таком дурном обществе! И какой дурной чай!

    Вдруг она увидала дверку в стволе одного из деревьев. «Ну и ну! - подумала Алиса. - Войти, что ли? Войду!»
    Сказано – сделано.

    И вот она снова в том же зале с хрустальным столиком.
    - Ну, теперь я ученая! - твердо сказала Алиса. Она взяла со стола ключик, отперла дверку и лишь тогда принялась за гриб. Очень скоро она безо всяких затруднений попала в садик с прекрасными цветами и прохладными фонтанами.

    _________________

      Перевод М. Блехмана (2005):

      - Скажите, пожалуйста, - вежливо обратилась Алиса к Соне, чтобы случайно не обидеть его, - а почему они жили в этом колодце?

      - Да потому, что в нём воды не было! В воде же невозможно жить! - снова вмешался Шляпных Дел Мастер. - До чего тупая!

      Алиса пропустила последнюю фразу мимо ушей и продолжала, обращаясь к Соне:
      - Как же они могли выжить без глотка воды?

      - Без глотка выжить легко, а вот  совсем  без воды - никак.
      Алиска снова запуталась. А Соня тем временем продолжал:
      - Приходилось им напиваться вдосталь.
      - Но ведь в колодце же не было воды… - робко вставила Алиса.

      - Потому и не было, что они её всю выпивали, - ответил Соня. - А напившись и наевшись, они садились и начинали рисовать всё, что начинается на букву "В".
      Тут он принялся зевать во весь рот и тереть глаза.

      - А почему на "В"? - спросила Алиска.

      - Было бы на "А" - ты бы спросила, почему на "А", - ответил Заяц.

      На это нечего было возразить.
      Соня тем временем закрыл глаза и почти уже совсем уснул, но Странник ущипнул его, он подскочил как ужаленный и затараторил:
      - Волка, вилку, ветку, ватку, ветчину, всячину… Ты когда-нибудь рисовала всячину? - спросил он у Алиски.

      - Какую всячину?
      - Всякую, какую же ещё!
      - Честно говоря, - заколебалась Алиска, - я…
      - Ну, так и помалкивай! - отрезал Странник.

      Такой грубости Алиса вытерпеть не могла. Она вскочила и пошла, куда глаза глядят. Соня тут же уснул, да и Странник с Лопухом не обращали на неё больше ни малейшего внимания. Пару раз Алиска оглянулась - может, позовут? - но напрасно. Уже издалека она увидела, как Заяц и Шляпных Дел Мастер стараются затолкнуть Соню в чайник - наверно, чтобы разбудить.

      "Ни за что больше туда не пойду!" - решила Алиса, бродя по лесу. - Разве с ними пополдничаешь по-человечески?"

      Тут она заметила в одном из деревьев дверцу.
      "Вот так чудеса! - подумала Алиска. - Ну-ка возьму и войду!"
      И она вошла.

      Очутилась Алиса в том самом заветном зале, прямо возле стеклянного столика.
      "На этот раз сделаю всё, как надо", - подумала она. Сначала взяла золотой ключик и открыла дверь, ведущую в сад. Потом достала из кармана кусочек гриба, откусила от него несколько раз и стала ростом с котёнка. Оставалось только пройти по маленькому коридорчику…
      И вот, наконец, она очутилась в прекрасном саду, среди ярких цветочных клумб и фонтанов с чистой, прохладной водой.

      _________________

      Пер. А. Притуляка (2012-2013):

         Алиса не хотела снова обидеть Соню, поэтому начала очень осторожно:
         - Но я не понимаю, простите... Где они их топили?

         - Если они сидели в колодце, то в колодце же и топили, глупенькая, - сказал Шляпник.

         - Но они же сидели на дне, - сказала Алиса Соне, предпочтя не заметить последнего слова Шляпника.

         - Они не могли сидеть на дне, - сказал Соня. - Потому что они сидели в колодце, и была ночь.
         Этот ответ окончательно сбил бедную Алису с толку и она позволила Соне продолжать, не перебивая его некоторое время.

         - Ну вот, - продолжил Соня, снова зевая и потирая глаза, потому что они совсем уже закрывались. - Еще они рисовали. Рисовали самые разные вещи... всё, что начинается с М...

         - Почему с М? - удивилась Алиса.

         - А почему нет? - сказал Мартовский Заяц.

         Алиса промолчала. Действительно, что тут можно было сказать.

         Соня закрыл глаза и, кажется, задремал. Но Шляпник щипком заставил его проснуться. Соня пронзительно взвизгнул и продолжал:
         - Всё что начинается с М, всё: и мышь, и месяц, и молоко, и можно, и многочевость... знаете, когда чего-то много, вы говорите "многочевость"... вы когда-нибудь видели, чтобы кто-нибудь рисовал многочевость?

         - В действительности вы сейчас спрашиваете меня, - сказала Алиса, сильно смутясь. - Я не думаю...

         - Тогда вы не должны и говорить, - заметил Шляпник.

         Эту порцию грубости Алиса уже не могла стерпеть. Она с великим неудовольствием поднялась и пошла прочь. Соня немедленно уснул, а двое других, кажется, даже не заметили Алисиного ухода. Всё же, она пару раз оглянулась, думая, что они, может быть, позовут её обратно. Когда она обернулась в последний раз, увидела только, что они пытаются засунуть Соню в чайник.

         - В любом случае, я никогда и ни за что не приду сюда ещё раз! - обещала Алиса, выискивая дорогу через лес. - Это было наиглупейшее чаепитие за всю мою жизнь!

         Только она сказала это, как заметила в одном из деревьев дверь, ведущую прямо внутрь его.
         "Это крайне удивительно! - подумала она. - Впрочем, вообще всё сегодня крайне удивительно. Думаю, я могла бы попробовать войти.
         И она вошла.

         Алиса тут же оказалась в том большом зале, возле стеклянного столика, на котором лежал ключ.
         - Ну что ж, в этот раз я управлюсь со всем получше, - сказала она себе и начала с того, что взяла золотой ключик и открыла дверь, ведущую в сад. - "Совсем получше?"... "Совсем получше", - бормотала она, пока вертела ключом в замке.
         Потом она принялась откусывать от гриба (кусочки которого лежали в её кармане), пока не стала около тридцати сантиметров ростом. Тогда она прошла через небольшой ход и наконец очутилась в прекрасном саду, посреди цветочных клумб и прохладных фонтанов.

        _________________

      Украинский перевод Г. Бушиной (1960):

      Алісі не хотілося знов ображати Вовчка, тому вона почала дуже обережно:
      -  Але я не розумію. Як вони ляпали патоку?

      -  Адже можна діставати і ляпати воду з криниці? - сказав Капелюшник. - Гадаю, що так само можна діставати патоку з паточного колодязя. Чи не так, дурненька ти?

      -  Але ж вони були в самому колодязі, - звернулася Аліса до Вовчка, ніби не помітивши останнього зауваження.

      -  Ну звичайно, - промовив Вовчок, - ще й як глибоко.
      Така відповідь до того приголомшила бідолашну Алісу, що вона деякий час не перебивала Вовчка.

      -  Вони вчилися малювати, - продовжував Вовчок, позіхаючи і протираючи очі, бо йому все дужче хотілося спати, - і вони ляпали всілякі речі, все, що починається на М...

      -  Чому на М? - запитала Аліса.

      -  А чому б і ні? - зауважив Солоний Заєць.

      Аліса промовчала.
      В цей час Вовчок заплющив очі і вже зовсім засинав. Тоді Капелюшник вщипнув його, і він, пискнувши, прокинувся і повів далі:
      -  ...що починається на М, наприклад: мишоловку, місяць, мрію, множину... Ти знаєш, що таке множина, правда? Але тобі  коли-небудь доводилося  бачити,  щоб  малювали множину?

      -  А й справді, після вашого запитання... - промовила Аліса, дуже збентежена. - Я не думала...

      -  Тоді не треба й говорити,- сказав Капелюшник.

      Від такого нахабства у Аліси увірвався терпець: надзвичайно обурена, вона схопилася і пішла геть. Вовчок миттю заснув, а інші не звернули ніякої уваги на те, що вона залишила їх, хоч вона і оглянулася разів зо два, трохи сподіваючись, що вони покличуть її. Коли вона озирнулася востаннє, то побачила, що ті двоє намагалися запхнути Вовчка в чайник.

      - Як би там не було, я більше ніколи не піду сюди знов, - сказала Аліса, пробираючись лісом. - Зроду мені не доводилося чаювати в товаристві таких дурнів!

      Говорячи це, вона помітила на одному з дерев дверцята, що вели прямо всередину дерева.
      "Дивно! - подумала  вона. - Але сьогодні  все дивне. Що ж, можна навіть зайти сюди". І вона ввійшла в дверцята.

      Вона знову опинилася в довгому залі, коло скляного столика.
      - На цей раз я буду розумнішою, - сказала вона собі і почала з того, що взяла золотий ключик і відімкнула дверцята, які вели до саду. Потім почала потроху кусати гриб (шматочок якого зберігся у неї в кишені), доки зменшилася приблизно до одного фута. Потім ввійшла в вузький прохід, потім... вона нарешті опинилася в тому прегарному саду, серед прохолодних фонтанів.

        _________________

      Украинский перевод В. Корниенко (2001):

      Алісі не хотілося знов ображати Сонька-Гризуна, тож вона спитала дуже обережно.
      - І все ж я не розумію: як вони там жили?

      - Як, як? - озвався Капелюшник. - Лизнуть меляси, та й точать ляси... Второпала, дурненька?

      - Перепрошую, а що таке ляси? - спитала Аліса, пускаючи повз вуха останнє Капелюшникове слово.

      - Ляси - це баляндраси, - пояснив Сонько.
      Спантеличена такою відповіддю, бідна Аліса аж кілька хвилин не перебивала Сонькової оповіді.

      - Отак вони й жили, - вів спроквола Сонько-Гризун, позіхаючи й тручи очі, бо його починав морити сон, - лизнуть меляси, поточать ляси, та й малюють всякі вихиляси - усе, що починається з літери Б.

      - Чому саме з Б? - поцікавилася Аліса.

      - А чом би й ні? - рвучко підвів голову Шалений Заєць.

      Аліса знову вмовкла. Сонько-Гризун став западати в дрімоту, та коли Капелюшник його вщипнув, він тоненько вискнув і заговорив далі:
      - ... з літери Б, наприклад: баляндраси, блідий місяць, байдики, багацько... До речі, чи траплялося тобі бачити таку штукенцію, як багацько? [74]

      - М... м... м... Як би вам сказати, - остаточно розгубилася Аліса. - Я не думаю...
      - То й не кажи нічого! - озвався Капелюшник.

      Такої нетактовності Аліса стерпіти вже не могла: вона встала й подалася геть. Сонько миттю заснув, а на решту чаєпивців Алісин відхід не справив належного враження, хоча вона й озиралася раз чи двічі - чи не покличуть її назад.
      Оглянувшись востаннє, вона побачила, як Заєць із Капелюшником запихають Сонька у чайник.

      - Ну й нехай, усе одно я більше туди не піду! - казала собі Аліса, пробираючись крізь хащі. - Скільки живу, дурнішої компанії не бачила!

      Не встигла вона це доказати, як раптом у стовбурі одного з дерев угледіла двері.
      - Оце цікаво! - подумала вона. - А втім, сьогодні цікаве все. Гадаю, мені можна туди ввійти?

      Вона увійшла, і... знов опинилася у довгому коридорі з тим самим скляним столиком.
      - Тепер я вже буду мудріша, - сказала вона подумки і почала з того, що взяла золотого ключика й відчинила дверцята до саду. Далі вона відшукала в кишені шматочок гриба і гризла його доти, доки не зменшилася вдвоє.
      І ось, пробравшись крізь вузенький прохід, вона вступила нарешті до чарівного саду з барвистими квітниками й прохолодними водограями.

      _________________


        <<< пред. | СОДЕРЖАНИЕ | след. >>>



        Автор и координатор проекта "ЗАЗЕРКАЛЬЕ им. Л. Кэрролла" -
        © Сергей Курий

           « назад





        Последний номер
        2015/№1 (виртуал.)