Журнал для интеллектуальной элиты общества  
 
 

12.4. Письмо    

РАЗДЕЛЫ  ПРОЕКТА "ЗАЗЕРКАЛЬЕ":

  Новости проекта  

О проекте
(структура  и цель)

 ЖЖ автора проекта 

Параллельные ПЕРЕВОДЫ с комментариями и иллюстрациями

       ЛЬЮИС  КЭРРОЛЛ:  Биография, библиография, критика       

      Словарь-     
     справочник
       

 "АЛИСА" в зеркале 
 КУЛЬТУРЫ
 

  Полезные ССЫЛКИ 

_________________

= "Алиса в Стране Чудес" =
12.4. Письмо


<<< пред. | СОДЕРЖАНИЕ | след. >>>


ОРИГИНАЛ на английском (1871):

These were the verses the White Rabbit read:--

“They told me you had been to her,
   And mentioned me to him:
 And gave me a good character,
   But said I could not swim.

 He sent them word I had not gone
   (We know it to be true):
 If she should push the matter on,
   What would become of you?

 I gave her one, they gave him two,
   You gave us three or more;
 They all returned from him to you,
   Though they were mine before.

 If I or she should chance to be
   Involved in this affair,
 He trusts to you to set them free,
   Exactly as we were.

 My notion was that you had been
   (Before she had this fit)
 An obstacle that came between
   Him, and ourselves, and it.

 Don’t let him know she liked them best,
   For this must ever be
 A secret, kept from all the rest,
   Between yourself and me.”<110>
.


Из примечаний к интерактивной образовательной программе "Мир Алисы" (Изд-во "Комтех", 1997):

110 - "They told me you had been to her..." - очень известное стихотворение-нонсенс Кэрролла; первый вариант его был впервые опубликован в лондонской газете The Comic Times в 1855 г. и начинался словами "She's all my fancy painted him...". (В ней все, что в нем меня влечет...). Первая строка первоначального варианта взята из популярной в то время песни Уильяма Ми.

В ней все, что к ней меня влечет, -
Божественна она.
Но ей не быть моей - душа
Другому отдана.

И все ж люблю я, и любовь
Чем старе, тем сильней.
О, как разбила сердце мне
Любовь к Алисе Грей!

Мартин Гарднер высказывает предположение, что Кэрролл включил свое стихотворение в книгу, потому что его прообраз посвящен неразделенной любви к девушке по имени Алиса.

_________________

Перевод Н. Демуровой (1967, 1978):

Воцарилось мертвое молчание. Вот что прочитал Белый Кролик <71>.

Я знаю, с ней ты говорил
И с ним, конечно, тоже.
Она сказала: «Очень мил,
Но плавать он не может».

Там побывали та и тот
(Что знают все на свете),
Но, если б делу дали ход.
Вы были бы в ответе.

Я дал им три, они нам – пять,
Вы шесть им посулили.
Но все вернулись к вам опять,
Хотя моими были.

Ты с нею не был вовлечен
К такое злое дело,
Хотя сказал однажды он,
Что все им надоело.

Она, конечно, горяча
Не спорь со мной напрасно.
Да, видишь ли, рубить сплеча
Не так уж безопасно.

Но он не должен знать о том
(Не выболтай случайно).
Все остальные ни при чем,
И это наша тайна.


Из примечаний М. Гарднера:

71 - Показания, которые зачитывает Белый Кролик, состоят из шести строф с перепутанными местоимениями, в которых трудно обнаружить какой бы то ни было смысл. Это переработанный вариант стихотворения-нонсенса Кэрролла, озаглавленного «В ней все, что в нем меня влечет…» (впервые опубликовано в лондонском «Комик таймc» в 1885 г.). Первая строка первоначального варианта повторяет первую строку «Алисы Грей», чувствительной песни Уильяма Ми, которая была популярна в то время. В остальном стихотворение Кэрролла ничем, кроме размера, не напоминает песни Ми.
   Ниже следует первоначальный вариант Кэрролла с его вступительной заметкой:
   «Этот впечатляющий фрагмент был найден в рукописи среди бумаг известного автора трагедии „Был то ты иль я?“ и двух популярных романов „Сестра и сын“ и „Наследство племянницы, или Благодарный дед“.

В ней все, что в нем меня влечет
(Ручаюсь, я не льстец),
И если что-то пропадет —
Тебе и ей конец.
 
Он говорит: ты был у ней,
А я ушел давно. —
Все так. Но если быть точней,
Она и ты – одно.
 
Никто нас не окликнул, нет,
Никто не подозвал,
Он сел, грустя, в кабриолет,
И в нем заковылял.

 
   Не оттого ли Кэрролл ввел это стихотворение в свою сказку, что песня, по образцу которой она написана, посвящена неразделенной любви к девушке по имени Алиса? Вот первые строфы песни об Алисе Грей (цитирую по книжке Джона М. Шоу):

В ней все, что к ней меня влечет, —
Божественна она.
Но ей не быть моей – душа
Другому отдана.
 
И все ж люблю я, и любовь
Чем старе, тем сильней.
О, как разбила сердце мне
Любовь к Алисе Грей!

_________________

Перевод А. Н. Рождественской (1908-1909):

Среди мертвой тишины белый кролик прочитал следующее стихотворение:

Слышал я, что вчера заходили вы к ней
И сказали ему про себя.
"Не умнеть он плавать, хоть всем бы хорош",
Говорила она про меня.

Он послал им сказать, что меня не видал,
Что жалеет он очень о том...
Если дальше пойдет также дело у ней,
Что же с вами то будет потом.

Я им отдал один, они дали мне два,
Получили они все свои,
К ним вернулись потом и последние два,
Те, что были сначала мои.

Если я иль она попадемся теперь,
Если в это запутают нас,
Постарайтесь помочь им и выручить их,
Вся надежда ее лишь на вас.

А ведь я полагал, что считала она -
До того, как припадок с ней был -
Вас опасным врагом и его, и своим
И ее еще гнев не остыл.

Но того, что она им желает помочь,
Он не должен узнать никогда.
Эту тайну нельзя открывать никому,
Мы ее сохраним навсегда.


_________________

Перевод В. Набокова (1923):

   В зале стояла мертвая тишина, пока Кролик  читал  следующие стихи:

При нем беседовал я с нею
О том, что он и ей, и мне
Сказал, что я же не умею
Свободно плавать на спине.

Хоть я запутался - не скрою -
Им ясно истина видна;
Но что же станется со мною,
Когда вмешается она?

Я дал ей семь, ему же десять,
Он ей - четыре или пять.
Мы  не успели дело взвесить,
Как все вернулись к нам опять.

Она же высказалась даже
(Пред тем, как в обморок упасть)
За то, что надо до продажи
Ей выдать целое, нас часть.

Не говорите ей об этом
Во избежанье худших бед.
Я намекнул вам по секрету,
Что это, знаете, секрет.

_________________

Перевод Б. Заходера (1972):

В судебном зале воцарилась мертвая тишина, и Белый Кролик прочитал вслух следующие строки:

Ни он, ни я, ни мы, ни вы
Не ведали беды,
Но он поверил ей, увы,
Что я боюсь воды!!

Меня пытались не мытьем,
Так катаньем донять.
Они вдвоем, а мы — втроем,
А дважды два — не пять!

Он ей — ты мне. Мы вам — вы нам!
Она ему — оно!
Хотя они — он знает сам! —
Вернулись к ней давно!

«Ты измываться им не дашь!» —
Он сам так утверждал!
И что ж? Она же входит в раж,
Подняв такой скандал!

И лучшие умы страны
Гадают до сих пор:
Они ли, мы ли, вы ль должны
Смыть кровью свой позор!

Во имя нашей чистоты
Пускай не знает свет:
НА САМОМ ДЕЛЕ ВЫ — МЫ — ТЫ —
ОНИ С НЕЙ
Или нет?

_________________

Перевод А. Щербакова (1977):

И вот какие стихи прочел Белый Кролик.

Когда пред ними обо мне
Упомянул он, то
Сказали вы, что я вполне,
Но плавать - ни за что!

Он сообщил. Не их вина,
Увы! Правдив рассказ,
Но если поспешит она,
Что ожидает вас?

Я дал ей два, а вы нам - пять,
А он им восемь, и
Они вернулись к вам опять,
Хотя они - мои.

Она иль я - ведь мы могли
Тогда решиться там.
Он знал, что вы бы их спасли,
Как доводилось нам.

Удар хватил ее, но где ж
Нам было знать, слепым,
Что вы уж не помеха меж
Ней, ними, нами, ним?!

Молчите же о том, что их
Она бы предпочла.
Пусть будут тайной от других
Подобные дела.

_________________

Пер. А. Оленича-Гнененко (1940):

       В зале суда царило мёртвое молчание, в то время как Белый Кролик читал следующие стихи:
      
       Сказали мне, что ты у ней,
       Со мной он не был строг.
       Я для неё был всех умней,
       Но плавать я не мог.
      
       Узнали вы, что весть верна,
       И я спасён судьбой.
       Но если поспешит она,
       Что станется с тобой?
      
       Я ей — один, они им — два,
       А ты нам — даже три.
       У нас недавно побывав,
       Они твои — смотри!
      
       Она и я идём на риск:
       Нельзя нам больше ждать, —
       Ведь он, и ты, и мы клялись
       Им вновь свободу дать.
      
       Её, конечно, оттого
       Припадок поразил,
       Что нас, и этих, и его
       Ты вдруг разъединил.
      
       Пусть он не знает, что она
       Предпочитает тех,
       И эта тайна не должна
       Стать достояньем всех!

_________________

Перевод В. Орла (1988): 

Вот что прочел Белый Кролик:

Я говорил ЕМУ о НЕЙ,
С НИМ вместе уходя.
Я все-таки ЕГО умней,
Хотя боюсь дождя.

ОН обо МНЕ шепнул ЕМУ,
Но все это - вранье.
ОНИ-то знают, почему
Вступились за НЕЕ.

Я взял один, ОН взял другой,
И получилось три.
Но что ОНА - ни в зуб ногой,
ТЫ ИМ не говори.

МЫ так ЕЕ подковырнем,
Что объяснит ОНА,
Зачем ОН сплетничал о НЕМ
И в чем ЕГО вина.

Но ТЫ ИМ времени не дал.
Вот тут ОНА взяла
И НАМ устроила скандал.
Такие, брат, дела...

ЕМУ не избежать тюрьмы,
А может быть, и МНЕ.
Об этом знаем только
МЫ, ОНА, ОНИ, ОНЕ.

    _________________

Перевод Л. Яхнина (1991):

В торжественной тишине Белый Кролик прочитал:

Я, да ТЫ, да МЫ с ТОБОЙ - **
Шли МЫ вместе с НАМИ
По широкой мостовой
Стройными рядами.

- Посчитай ИХ ВСЕХ скорей,
Сбился Я со счета, -
Говорил ОН ЕЙ, - ей-ей,
Пропустил КОГО-ТО.

НАС ОНА считать взялась,
Пальцы загибала.
Но, могу уверить ВАС,
ВСЕХ не сосчитала.

Я с ТОБОЙ да ТЫ со МНОЙ -
Вместе НАС немало,
Это скажет ВАМ ЛЮБОЙ,
И ОНА сказала.

И НИКТО не спорил с НЕЙ,
ВСЕМ и так ВСЕ ясно,
Просто ясного ясней,
Не считай напрасно.

ТЫ, конечно, милый МОЙ,
Малый с головою.
Я, да ТЫ, да МЫ с ТОБОЙ -
Это сколько?


Примечание автора проекта - С. Курия:

Переводчик пародирует строчки детской песни из кинофильма "Тихие троечники" (Слова: М. Пляцковский, Музыка: В. Иванов):

"Ты, да я, да мы с тобой,
Ты, да я, да мы с тобой...
Здорово, когда на свете есть друзья!
Если б жили все в одиночку,
То уже давно на кусочки
Развалилась бы, наверное, Земля."


    _________________

Перевод Б. Балтера (1997):

И вот какие стихи прочел вслух Белый Кролик:

- Мне говорят, что ты у ней
Ему меня упомянул.
Она сказала: он по мне,
Вот если б только не тонул!

Он передал - я у нее.
(Ну, мы-то знаем это, да?)
И если будет гнуть свое -
Что с вами станется тогда?

Я дал ей раз, она им - два,
А вы нам - три и больше, и
Они от них вернулись к вам,
Хоть были раньше все мои.

Но если я или она
Увязнем в этом деле, то
Он их сказал вернуть сполна,
Как были раньше МЫ, точь-в-точь.

По мне же, ты был, до того,
Как на нее нашел тот стих,
Препятствием для ней, него,
Нас, и того, и вас, и их.

Не говори ж ему, что нет
Ей никого милей себя.
Пусть это будет наш секрет -
От них, меня и от тебя.

Альтернативный перевод Т. Ярыгиной:

Они сказали мне, что ты был с ней.
И про меня ему сказали то же.
Неплохо отозвавшись обо мне,
Она сказала: "Плавать он не может."

Что я не уходил, он им сказал.
(И это правдой было - мы-то знаем!)
Но если будет продолжать она
Все это дальше, что с тобою станет?

Ей дал одну. Они ему - аж две!
Ты дал нам три. И это очень мило.
Но все вернулось от него к тебе,
Хотя моим совсем недавно было.

Но если ей случится или мне
Замешанным быть в этом деле с вами,
Он сделать их свободными велел,
Такими, как мы были прежде сами.

А ты - я так уверен в этом был!-
(когда она была еще другая)-
Препятствие, возникшее меж ним,
Всем этим и - увы! - самими нами.

Не позволяй ему узнать, что их
Она любила - это наша тайна.
И мы храним ее от остальных
С тобой вдвоем. И это не случайно.

    _________________

Перевод А. Кононенко (под ред. С.С.Заикиной) (1998-2000):

В зале суда стояла гробовая тишина, пока Белый Кролик читал стихи:
 
Они сказали мне о том,
Что обсуждали мы вдвоем,
Как я хорош, с тобой и с нею,
Вот только плавать не умею.
 
Они у него были с собою
(Это, похоже, чистая правда).
Что же тогда будет со мною,
Если прочтет письмо она завтра?
 
Что никогда ему не говорил,
Они расскажут нам точней.
Два ему я подарил,
Один отдал он ей.
 
Когда в дело вмешаются он и она,
Они им все вернут сполна,
Что было ранее моим,
А три иль более — твоим.
 
Вот, если б это не мешало
(Когда ей злиться время подошло),
Все на места свои бы стало,
Тогда и это бы прошло.
 
Но вы ему не говорите,
То что всем он рассказал,
В секрете от него держите,
Чтоб никто не знал.

    _________________

Перевод Ю. Нестеренко:

Вот стихи, которые прочитал Белый Кролик:

Они твердят: бывая с ним,
Меня назвали вы.
"Он мил, - она сказала им, -
Но не пловец, увы."

Он им сказал, хоть я не знал
(А правда им видна):
Что было б с вами, коль скандал
Раздула бы она?

Я ей - один, они им - два,
А вы нам - три иль пять;
Моими бывшие сперва,
Вернулись к вам опять.

И будь я в дело вовлечен,
Иль хоть она - тогда
Их отпустить велел бы он
Свободно, как всегда.

Лишь тот припадок с ней виной
(Как замечал я всем),
Что больше вам не быть стеной
Меж нами, им и тем.

Что ей так нравятся они,
Пускай не знает свет.
Ему - ни слова! Сохрани
Меж нами наш секрет.

    _________________

Перевод Н. Старилова:

    Простота и вместе с тем гениальность данного заявления вызвали бурные продолжительные аплодисменты, но подавлять никого не стали.
    Вот стихи, которые прочитал Белый Кролик:

Мне сказали, что вы ходили к ней
И рассказали им обо мне.
Она говорила хорошо обо мне,
Но сказала, что я не умею плавать.

Она сказала им, что я не убегал
Вы знаете, что это правда:
Если она   так  поставила вопрос
Что будет с вами?

Я дал ей один, она  дала ему два,
Вы дали нам три или больше.
И все они вернулись от него к вам,
Хотя они   раньше были моими.

Если я или она были бы
Вовлечены в это дело
Они доверили бы вам освободить их
Точно так как мы.

Я думал, что слова,
Прежде чем у нее начнется истерика
Воспрепятствуют
И нам и вам.

Не позволяйте ему узнать, что она
Любит их больше всех,
Так как это должно быть
Секретом, который хранят от всех
Между вами и мной.

    _________________

Пересказ А. Флоря (1992, 2003):

Все умолкли, и Кролик прочел следующее:

- Ой, полным-полна коробушка,
В ней товару через край.
Пожалей меня, зазнобушка –
Кролем плыть не заставляй.

Долго с ним я разговаривал –
Все боялся передать,
А потом я их раздаривал,
Но у них они опять.

Им неведомы сомнения,
Испытали все они.
Наберись, мой друг, терпения,
Тайну свято сохрани.<1>

ПРИМЕЧАНИЯ ПЕРЕВОДЧИКА:

1 - Пародируется ставшая народной песня из поэмы Н.А. Некрасова «Коробейники».


 


_________________

    Перевод М. Блехмана (2005):

    И Кролик принялся читать:

    Собрались трое кое-где
    И стали совещаться
    О том, что было не везде,
    Но будет повторяться.

    Один тираду произнёс
    Второму в назиданье
    И третьего довёл до слёз
    Речами о купанье.

    Второй сидел и уплетал
    С улыбкой кое-что:
    Давным-давно он это знал,
    Давней, чем кое-кто.

    Ведь что же может быть вкусней?
    И он не притворялся,
    Что, мол, задумался о ней,
    Когда проголодался.

    Её было не до пирогов,
    Вязания и лепки:
    Она рубила лес голов -
    Так, что летели щепки.

    С тех пор одни едят и пьют,
    Другие их не любят,
    А третьи счёт голов ведут
    И иногда их рубят.

    _________________

    Пер. А. Притуляка (2012-2013):

       Вот какие стихи прочитал Белый Кролик.
      
       Вы не сказали ничего,
       А скрыли кое-как:
       Характер добрый у него,
       Но плавать - не мастак.
      
       Ему сказали пару слов
       (Мы знали, что к чему),
       И если б не был он готов,
       Всё б вышло по уму.
      
       Я отдал ей и был так рад,
       Что плакал за троих.
       Возвращены они назад -
       Что думать нам о них?
      
       Коль будем я или она
       Запутаны в делах,
       Поверит скоро, что вина
       Совсем как на словах.
      
       Она с ума сходила от
       Ношения ума.
       И в то, что всё наоборот,
       Не верила сама.
      
       Пусть он не знает, что никто
       Не должен там быть здесь
       Хранить секрет, не зная, что
       Он нам известен весь.

      _________________

    Перевод Андрея Москотельникова:

     Они тебя встречали с ним,
            А нам сказали с нею;
     Она сочла — я стал иным,
            Но плавать не умею.

     Они твердили: я не тот
            (Мы знаем это так),
     Но, не беря её в расчёт,
            Попал бы ты впросак.

     Он дал одно, ты отдал два,
            Они — пожалуй, шесть;
     Все к ней вернулись, хоть сперва
            Как будто были здесь.

     И мне подать не довелось
            Ей помощь в их беде:
     Как мы свободны только врозь
            Теперь они везде.

     И не укрылось от меня
            (Хоть я пред нею нем),
     Что от тебя вся беготня
            Меж ими, мной и тем.

     А про её восторг от них
            Ему не сообщай —
     Секрет, хранимый меж двоих,
            Тобой и мной. Прощай.

    Комментарии переводчика Андрея Москотельникова:

    Более ранний вариант есть и у стихотворения из главы XII «Алисы в Стране чудес» (впервые опубликован в лондонском журнале «Таймс комическая» в 1885 году, но восходит к 1855 году). Вырос он из пародийного искажения первой строки популярной в Кэрроллову эпоху чувствительной песни Уильяма Ми «Алиса Грей» — «В ней всё, что я в ней видеть рад» — и далее в нелепом ключе раскрывает смутно-романтическое настроение некоего совершенно безликого лирического героя. Стихотворение, опять же, предваряется следующим текстом: «Автограф этого впечатляющего фрагмента был найден среди бумаг известного автора трагедии „Это был ты или я?“ и двух популярных романов „Сестра и сын“ и „Наследство племянницы, или Благодарный дедушка“».

     В ней всё, что в нём я видеть рад.
            Лишь ты иль он сумей
     Утратить член какой — навряд
            Скажу я, что больней.

     Они тебя встречали с ним,
            Когда она пришла;
     Но мы иначе поглядим:
            Ты — та, что здесь была.

     А раз не он был спутник наш —
            Один в толпе людской, —
     С досады сел он в экипаж
            И застучал ногой.

     Ему твердили: я не тот
            (Мы знаем, это так),
     Но, не беря её в расчёт,
            Попала б ты впросак.

     Ты отдал раз, ты отдал два,
            А после отдал шесть;
     Но к ней вернулись все права,
            Кто что ни говори.

     И мне подать не довелось
            Ей помощь в их беде:
     Как мы, свободны только врозь
            Теперь они везде.

     Дошло, однако, до меня
            (Но я пред нею нем),
     Что от тебя вся беготня
            Меж ими, мной и тем.

     А про её восторг от них
            Ему не сообщай —
     Секрет, хранимый меж двоих,
            Тобой и мной. Прощай.

     Это, повторяем, первоначальный вариант. Переработав его для XII главы «Алисы в Стране чудес», Кэрролл создал подлинный шедевр настоящей литературы абсурда, который нельзя сравнить даже с «Бармаглотом», текстом совершенно иной природы.

    Переработка — а вернее, тщательная и обдуманная доработка — заключалась в усилении беспорядка с постановкой местоимений и числительных, но это тот беспорядок, который, как речь Гамлета в безумии, имеет строгую систему. Знаменательно уже самое начало стихотворения: «Они тебя встречали с ней, а нам сказали с ним». В русском тексте здесь необходимо ставить определённые знаки препинания, которые, к сожалению, чётко задают смысл, зато при восприятии на слух может оказаться непонятным (как Кэрролл и задумывал) — то ли нам с ним сказали, что «ты» встречался с «ней», то ли нам сказали, что «тебя» встречали с «ним», в то время как «ты» на деле встречался с «ней».
    То же и дальше: просим читателя обратить внимание, что знаки препинания в двух-трёх идентичных местах обоих — прежнем и новом — стихотворениях расставлены по-разному; текст приобретает многозначность. В новой редакции стихотворение подверглось также сокращению: полностью удалена первая строфа, пародирующая песенку Уильяма Ми и для сказки об Алисе ненужная, а также третья строфа. Строфы четвёртая, шестая, седьмая и восьмая если и изменены, то в самых зачинах; больше всего изменений пришлось на вторую строфу, которая в окончательном виде стала первой.

      _________________

    Украинский перевод Г. Бушиной (1960):

    Ось що прочитав Білий Кролик:

    Я знаю від них, що ви в неї були
    Й сказали про мене йому.
    Вважає вона, що я гідний хвали,
    Лиш плавать не вмію чому?

    Він їм передав, що я не пішов
    (Так само гадають і в нас):
    Коли вона справу порушить ізнов,
    Ніщо не врятує вже вас.

    Я дав їй один, вони йому два,
    А ви нам, здається, три, -
    Всі можуть довести свої права,
    Все ясно, хитри не хитри.

    Коли ж доведеться мені чи їй
    Відповідати за гріх,
    То він все одно не втрачає надій,
    Що ви не видасте їх.

    Ще поки на неї той дур не напав,
    Були ви в понятті моїм
    Тим муром, який несподівано став
    Між нами, між ними й між ним.

    Що їй вони любі - йому не кажіть,
    Ціну треба знати словам,
    До вічного віку секрет бережіть,
    Мені лиш відомий та вам.

      _________________

    Украинский перевод В. Корниенко (2001):

    І Білий Кролик прочитав такого вірша:

    Я знаю від них, що ви в неї були
    Й сказали про всіх навпростець.
    Вважає вона, що я гідний хвали,
    з мене поганий плавець.

    Він їм передав, що я не пішов
    (Ми знаємо, звідки й куди):
    Якщо вона справу порушить ізнов,
    То вам не минути біди.

    Я дав їй один, вона йому - два,
    А ви нам, здається, три.
    Та всі повернулись від нього до вас.
    Все ясно: крути - не крути.

    Коли ж доведеться мені чи їй
    Відповідати за те,
    Він вірить, що ви їх, як нас колись,
    воленьку віддасте.

    Ще доки на неї дур не найшов,
    ви в понятті моїм
    муром, який недоречно зійшов
    Між нами, між ними й між ним.

    Що їй вони любі - йому не кажіть,
    (Ціну треба знати словам):
    До вічного віку секрет бережіть,
    Мені лиш відомий та вам.

    _________________


      <<< пред. | СОДЕРЖАНИЕ | след. >>>



      Автор и координатор проекта "ЗАЗЕРКАЛЬЕ им. Л. Кэрролла" -
      © Сергей Курий

         « назад




      Целый сайт отечественной одежды для дам! Натуральные ткани. Низкие цены
      tutinin.ru

      Последний номер
      2015/№1 (виртуал.)