Журнал для интеллектуальной элиты общества  
 
 

ОРГИЯ ПРАВЕДНИКОВ - Восхождение черной луны    

Восхождение черной луны
(С. Калугин)

Входит в альбомы "Нигредо" (1994) , "Оглашенные, изыдите!" (2001)



КОММЕНТАРИИ:


***

                        

Чёрная Луна - в астрологии фиктивная планета, или абстрактная геометрическая точка лунной орбиты (ее апогей). Также ее называют Лилит по имени мифической первой жены Адама - существа темного и демонического. Черная Луна обозначает собой проявления зла через ложь, обольщение злом, влияет на подсознание человека, усиливая самые неприятные и скрытые, на первый взгляд, влечения.


***
Из интервью с С. Калугиным, 14.12.2007:

С. КАЛУГИН: Очень сильные эстетические переживания я испытал, когда познакомился с О.Арефьевой.Я имею в виду,не то, что она делает сейчас, а то,что она делала лет пять назад. В частности, песня "Восхождение Черной Луны" без ее воздействия вряд ли была бы возможна.


***
С. Калугин, из ответов на вопросы слушателей (см. альбом "Несло"):

Рекомендую роман Густава Майринка "Ангел Западного Окна" - лучше о Черной Луне вам никто не расскажет. Коротко: Черная Луна это одно из имен стихийной Матери Мира, один из символов Гекаты, она же Лилит. Это сильное демоническое женское начало, которому очень трудно противостоять. Это богиня плодородия и жизни, но она же несет смерть и разложение (...).
(...) Это история про наверное самую страшную ошибку, которую может совершить человек религиозный... Если есть на то милость Божья, то человеку может быть даровано состояние благодати, в котором он видит бытие таким, как оно есть. К сожалению, если человек, на которого это понимание сошло, еще не готов, то он может сделать большую ошибку. Один из аспектов этого состояния - то, что человек понимает (это очень дико звучит, я предостерегаю: это нельзя воспринимать буквально!), что таких вещей, как добро и зло нет. Самая распространенная ошибка, которую в таком случае делает человек это то, что он думает: раз добра и зла нет, то можно делать все, что угодно, все равно от Бога не уйдешь. Вот это то, что в православии называется прелестью! Хуже не бывает ничего. Человек сталкивается с ситуацией, когда мир восстает против него. Если до этого он видел благостную его сторону, то после этого он видит чистый негатив. Мир порой называют Великой Матерью - И вот Мать предстает в своем гневном облике, с большим количеством сабель, черепов, и деваться от нее некуда. Эта Мать не есть Бог - Господь трансцендентен; это некая Душа Мира. Об этой ситуации тотальной войны с миром, когда человек понимает, что ему полный конец, рассказывает эта песенка" (...).


***
Из интервью с С. Калугиным, январь 1995 г.:

- Но люди слушают песни и начинают выкапывать, находить страшную кабалистическую символику. Твое отношение к таким раскопкам?

СК: Я с интересом за этим всем слежу. Если применительно к тому, что я делаю, - мне это нравится и очень меня забавляет. Интересно, когда приходят люди и начинают рассказывать о глубинах, которые были выкопаны в связи с той
или иной песней; но я смотрю на вещи значительно более обобщенно. То есть, например, "Черная луна". Я просто брал
более широко и по-майринковски на это дело смотрел, я даже тогда как-то сходу не ассоциировал с Лилит эту "черную луну"; для меня это был просто символ черного эроса... Существует ведь некое архитипическое поле, куда все более или менее выпрыгивают, если нормально работают, и оттуда все эти символы благополучно и сыплются. Поэтому как-то даже вне осознания появился именно такой символ. А когда уже потом ко мне стали приходить с астрологическими таблицами и выяснять, а что я знаю о Черной Луне и о времени ее восхождения и нисхождения - тут просто беда была! Я уже потом, когда песня была написана, вспомнил, что когда-то Танька Архипова копалась в этих астрологических таблицах, у нее там как раз на этом кружке мигрировали Черная Луна и Черное Солнце, и я тоже все это крутил в голове... Я тогда очень интересовался такими вещами, как "созидание" и "разрушение", у меня была схемочка, состоящая их двух свастик: сфера действия Белой Луны, Черной Луны и Белого Солнца, Черного Солнца; собственно говоря, просто - созидательное начало положительное-отрицательное и аналогичное пассивное начало; и мне эти символы тогда помогали. Но я отношусь к этому не пристегнуто, я не маг и не алхимик, я не сижу над книгами, просто вот так что приходит из разговоров, из книжечек, которые почитываю, - вот как-то все это обрабатывается и выстреливает.


***
Из интервью с С. Калугиным для журнала «Волшебная гора», VII выпуск, 1997:

А.М. Другая твоя не менее известная песня «Восхождение Черной Луны», как мне кажется, находится в непростых взаимоотношениях с «Королем-Ондатрой». Если в одной в качестве Ангела-Посвятителя выступает «витязь багровый», которого вполне можно отождествить с Архангелом Гавриилом, то в другой в этом качестве уже выступает «Черная Луна», Лилит, Геката, Черная Исаис... у нее много имен. Перед слушателем предстает страшная картина контр-инициатического посвящения, когда в душу неофита проникают потоки сияния Черной Луны, по сути адского огня, который светит, но не освящает.

С.К. Мне кажется, что это внешнее впечатление. Они решены сходными чисто оранжировочными моментами: и та и другая песни упираются в структуре и мелодике на языческую архаику. Знаю одно, и ту и другую песни написал я.
[....]
...Мое несостоявшееся альбедо было обрублено. Очевидно в мой моторчик затесалась гайка, которая там болталась, — в результате истребитель упал. Такая история приключилась с «Черной Луной». Некоторые гордынные вещи не были преодолены, а когда пошли сверхзвуковые скорости все пошло вразнос и разлетелось. Не знаю как это сейчас комментировать: хорошо ли, плохо.
[....]
... мне часто приходится испытывать досаду, так как те люди которые меня любят и знают, часто спрашивают, почему я не пишу сейчас песен в стиле «Восхождения Черной Луны». Я не объясняю в чем здесь дело, потому, что это достаточно лично. В подобных песнях я описывал то, что действительно пережил. Это правда. Мне дано было пережить колоссальный внутренний взрыв, который очень многое уничтожил. Живой и не разрушенной осталась какая-то очень узкая зона по краям личности. То что касалось непосредственно материальной жизни, быта, это все выдержало ядерный взрыв и оттуда сегодня начинается потихоньку возрождение и возвращение к центру. Соответственно я работаю сейчас с этими краешками.

А.М. Это как вспышка сверхновой. Красиво, но она же и уничтожает.

С.К. Да. Это так. Той личности, которая написала те песни больше не существует. Это и хорошо, — что может быть разрушено — должно быть разрушено. Опыт прогулки по дну колодца Св. Патрика имел место. Экскурсия в ад закончилась.


***
дрок - род кустарников и полукустарников семейства бобовых.


***
бересклет - род кустарников или небольших деревьев семейства бересклетовых. Почти все ядовиты.


***
Черной свастикой в небе орел повис... - см.:


Обложка альбома С. Калугина - "Нигредо" (1994).

Из интервью с С. Калугиным, из книги Анатолия Обыдёнкина "Произвольная космонавтика. Время колокольчиков, version 2.0", 2003:

- Реклама твоих концертов часто публикуется в радикальных и даже экстремистских изданиях.
– Просто существует определенный культурный пласт, который фашистской интеллектуальной элитой узурпирован, а помимо них это мало кому интересно. Если назвать такие вещи как алхимия, сакральная география, геральдика и так далее, то, кроме них, этим занимался разве что Гребенщиков. Наверное, мало кто заметил, но в одном из его клипов появляется свастика – когда он сидит на фоне стены, на которой нарисована какая-то митьковская совершенно баба с хвостом русалки и висит буддийский флажок с красной свастикой. Естественно, свастика у Гребенщикова и свастика у фашистов используются по разному поводу, но тем не менее это две вещи, которые выросли из одного корня.
Соответственно, такая реакция на меня фашистов совершенно понятна. Я оперирую культурными пластами, которые им знакомы. Другое дело, что они не "врубаются" сами в то, с чем имеют дело. Иначе они и фашистами, собственно говоря, не были бы. Они видят знакомые символы, видят отсылки к знакомым авторам и соответственно реагируют: у меня на обложке "Nigredo" тоже ведь свастика нарисована. Собственно говоря, фашизм – некая извращённая попытка восстановить древнюю нормальную цивилизацию, потому что современной цивилизацией категорически не учитываются потребности человека, которые в нём реально заложены: потребность в иерархии, потребность в служении, потребность в чувстве долга и чести. Основная проблема, как мне кажется, в отсутствии религии. Религиозное сознание разрушено тремя веками просвещения, и некий подлинный импульс не может попасть на своё место.
Вся трагедия в том, что утрачена подлинная религия, и все формы, все попытки организации человеческого бытия вне этого – обречены на провал. Будь то попытки коммунистические, фашистские или современная масонская утопия с "мировым порядком" – на мой взгляд, такая же ерунда, как и две другие, просто именно эта ложь сейчас доминирует, и поэтому многие её видят. Это ситуация падшего мира. Это трагедия.


***
осиновый кол - по поверьям, окончательно убить вампира можно только вогнав ему в грудь кол из осины.



Выступление "Оргии Праведников" на благотворительном фестивале "Живые Сердца" 7 ноября 2008 года в клубе "Tabula Rasa"


Сергей Калугин - Восхождение чёрной луны



Сергей Калугин. Восхождение Черной Луны

 

ДИКАЯ ОХОТА - "Восхождение чёрной луны"


Сергей Калугин - Восхождение чёрной луны (г.Днепропетровск)




 

Текст песни "Восхождение черной луны":

Из-за дальних гор, из-за древних гор,
Да серебряной плетью река
Рассекала степи скулу.

Белый дрок в костер, бересклет в костер.
Над обрывом стою,
Боги! Боги! Как берег крут!

Мертвой свастикой в небе орел повис
Под крылом кричат ледяные ветра.
Я не вижу, но знаю - он смотрит вниз
На холодный цветок моего костра.

Мир припал на брюхо, как волк в кустах,
Мир почувствовал то, что я знаю с весны.
Что приблизилось время Огня в Небесах,
Что приблизился час восхождения
Черной Луны.

Я когда-то был молод - так же, как ты.
Я ходил Путем Солнца - так же, как ты.
Я был Светом и Сутью - так же, как ты.
Я был Частью Потока - так же, как ты!

Но с тек пор, как Она подарила мне взор,
Леденящие вихри вошли в мои сны.
И все чаще мне снились обрыв и костер
И мой танец в сиянии Черной Луны.

Я готов был собакой стеречь ее кров
Ради счастья застыть под хозяйской рукой.
Ради права коснуться губами следов
Мне оставленных узкою, легкой стопой.

А ночами я плакал, и бил себя в грудь.
Чтоб не слышать, как с каждым сердечным толчком.
Проникает все глубже, да в самую суть,
Беспощадный, холодный осиновый кол.

Бог мой, это не ропот - кто вправе роптать,
Слабой персти ли праха рядиться с Тобой,
Я хочу просто страшно, неслышно сказать -
Ты не дал, я не принял дороги иной.

И в этом мире мне нечего больше терять,
Кроме мертвого чувства предельной вины.
Мне осталось одно - это петь и плясать,
В восходящих потоках сияния
Черной Луны!

Я пришел сюда из-за дальних гор,
Ибо ныне я знаю, что делать с собой.
В шесть сторон кроплю, обхожу костер,
Подношу к губам горьких трав настой.

Бог мой! Свастикой в небе орел повис,
Под крылом, крича, умирают ветра.
Вот Она подходит, чтоб взять меня вниз.
Чтобы влить в меня жажду рассечь себя.

Я раскрыл себе грудь алмазным серпом,
И подставил, бесстыдно смеясь и крича,
Обнаженного сердца стучащийся ком,
Леденящим, невидимым черным лучам.

Ведь в этом мире мне нечего больше терять,
Кроме мертвого чувства предельной вины.
Мне осталось одно - это петь и плясать,
В затопившем Вселенную пламени
Черной Луны.


 




Автор и координатор проекта "РОК-ПЕСНИ: толкование" -
© Сергей Курий

<<< Вернуться на главную страницу проекта

<<< Вернуться на страницу группы "ОРГИЯ ПРАВЕДНИКОВ"

<<< Вернуться на страницу "Дискография"

<<< Вернуться на страницу "Песни по алфавиту"

       « назад





    Последний номер
    2015/№1 (виртуал.)