Журнал для интеллектуальной элиты общества  
 
 

Рок-толкование песен группы АГАТА КРИСТИ: альбом "Позорная Звезда" (1993)    

ВНИМАНИЕ!
Проект "РОК-ПЕСНИ: толкование" переезжает на новый сайт:
http://www.kursivom.ru/
Туда уже перенесён раздел группы АГАТА КРИСТИ.
Теперь все обновления будут происходить по этому адресу.

Автор и модератор проекта - Сергей Курий.

"Позорная Звезда" (1993)

   

1. Айлавью
(Г. Самойлов)

2. Нисхождение
(А. Козлов - Г. Самойлов)

3. Сирота
(В. Самойлов - В. Самойлов, Г. Самойлов)

4. Новый Год
(Г. Самойлов)

5. Истерика
(В. Самойлов, А. Козлов - Г. Самойлов)
 
6. Вольно!
(А. Козлов - Г. Самойлов)

7. Как на войне
(Г. Самойлов)

8. Молитва
(Г. Самойлов)

9. Джиги Дзаги
(В. Самойлов - В. Самойлов, Г. Самойлов)

10.Позорная Звезда
("Агата Кристи" - Г. Самойлов)

11.Я буду там
(Г. Самойлов)


Вадим Самойлов - вокал, гитары, клавишные 
Глеб Самойлов - вокал, гитары, клавишные 
Александр Козлов - клавишные 
 
звукорежиссёр - В. Самойлов 
звукоинженер - А. Кузнецов 
запись и микс - "Студия НП", г. Екатеринбург 1992г.


* * *

Информация с сайта "Википедия":

Альбом "Позорная звезда" стал первым альбомом группы и по совместительству первым альбомом в истории российской рок-музыки, изданным на CD. Записанный в 1992 году на "Студии НП", альбом был ремастирован на "Студии 8" в 1993 году и издан на CD (производство - Уральский электронный завод). Оформление диска включало в себя вкладыш-разворот, пустой внутри. Обложка белого цвета с красной звёздочкой и красными буквами.
В 1994 году альбом был снова ремастирован и перевыпущен под знаком "Продюсерский Центр Агата Кристи". Следует отметить, что ремастированный звук отличается от первого варианта и стал финальным. Сейчас альбом издаётся именно со звучанием 1994 года.


***
Из интервью Вадима и Глеба Самойловых на "Нашем радио" в передаче "Летопись", 18.05.2003.:

Глеб: Всплывает состояние полного отчаяния, смешанного с робкой надеждой. Безумной надеждой, потому что развитие группы зашло в тупик, и места мы на музыкальном пространстве никакого уже не занимали. И был последний шанс самоутвердиться. Даже не продвинуться на рынке, а самоутвердиться, как еще имеющий право на существование коллектив, творческая единица. вот с этим настроением мы и приступили к записи альбома.


***
Глеб Самойлов, 1994:

После записи альбома где-то в течение двух месяцев у всех нас было недовольство - каждому казалось, что все можно было сделать по-другому. Но со временем это чувство прошло. Как получилось, собственно говоря, так и должно было получиться.


***
Из интервью с братьями Самойловыми:

Глеб: - «Позорная Звезда» - о моих взаимоотношениях с любовью.


***
Александр Козлов:

К 90-му году свобода на ТВ закончилась, в систему наших взаимоотношений вошло слово "бизнес", который предусматривал оплату всех телеэфиров, и потихоньку мы из ящика исчезли, стали о нас забывать, и период 90-92 годов мы как бы доживали на прежней славе, количество гастролей все уменьшалось, и это были года достаточно тяжелые и в материальном отношении, и в духовном смысле. И вот опять же это ощущение, что надо что-то делать по-другому, вылилось в то, что мы записали альбом, нарочито популярный по звучанию, по подаче - "Позорная звезда". Это было самое начало 92-го года.
Был момент эпатажа, как бы немного назло... Говорят - гитары, а мы возьмем и сыграем электронный бас, говорят - живые барабаны, а мы возьмем и спрограммируем эти барабаны, самую что ни на есть синтетическую выберем кассу. Было такое легкое озлобление, захотелось наплевать на все окружающее мнение. И когда мы его записали, буквально спустя недели две, почувствовали, что получилось. Это был первый альбом, который нас удовлетворил полностью, несмотря на все плюсы и минусы, которые сейчас видны. С помощью этого материала мы рассчитывали оседлать новую волну популярности и интереса к себе. Реакция публики на концертах показала, что мы на правильном пути. Мы начали искать спонсоров. В стране наступило полное царство "Ласкового мая", "Миражей" и всей фонограммной культуры, мы понимали, что нужно бороться за зрителя не тем же оружием, но, во всяком случае, искать формы, которые могли бы отвлечь молодую публику от совсем дешевой музыки. 
Не могу сказать, что мы настолько рациональны, но здоровый элемент продюсерства у нас присутствует всегда, и мы понимаем, что в таком-то году такие-то партии должны играться именно таким звуком. Этот опыт произошел из прослушивания огромного количества западной музыки, и, когда слушаешь постоянно, автоматически запоминаешь все эти модные прихваты и примочки, которые у них меняются где-то раз в год, и пытаешься применить на собственной технологической базе. 
И поэтому, по тем временам, и по звуку, и, прежде всего, по аранжировкам альбом-то был очень прогрессивный, и впервые, практически, за все наше существование он был очень хорошо встречен в Питере. Бутусов сыграл очень много в раскрутке альбома для Санкт-Петербурга. На Кинчева альбом произвел благоприятное впечатление. Потом пошла пресса - "Смена", "Аврора" - достаточно добрые рецензии, кое-где пощипывали за излишнюю попсовость звука, но, в основном, отношение было доброе. Концертов по-прежнему не было - чтобы показать массовому зрителю, что это такое, у нас совершенно не было средств. Чтобы снять какой-нибудь полуклипчик, мы не могли денег собрать. В Свердловске спонсоров мы найти не смогли. Все говорили - "да, конечно, культура, да, группа из Свердловска, надо ее продвигать в центр", но все это заканчивалось пафосными разговорами.


***
Из интервью с группой АГАТА КРИСТИ:

- Скажите, ваш стилистический переход в начале 90-х: от социально ориентированного свердловского рока к формам, понятным новой молодежи и подросткам, - был намеренным?
Глеб: - Все это естественным путем получилось. Свердловский рок не был особо социален года до 87-го. Наоборот, чем он славился, так это песнями о скорбящей душе. Социальность появилась вместе с "Кабинетом", "ЧайФом". В принципе, мы пережили социальность, как неглубокую инфлюэнцу.
Саша: - Мне кажется, одна из причин, почему мы стали интересны, состоит в том, что в 92-м году мы волей-неволей стали бороться с некоторыми чертами свердловского стиля: сложными формами, музыкальной пафосностью, желанием показать себя и слева и справа, и сверху и снизу, и во всей красе - и избрали более европейское звучание.
- Могли бы вы работать, если бы вам вообще не платили? Скажем, просто ради творчества?
Саша: - Вряд ли. У любого человека есть период терпения, период изнашиваемости. И в музыке многие не выдержали испытания безденежьем, нереализованностью и ушли в другие области. В бизнес или куда-то еще. И, честно говоря, такая угроза висела и над нами в 92-м году. Ситуация была такова, что если бы "Позорная звезда" осталась незамеченной, как, допустим, "Декаданс", трудно сказать, что было бы с группой дальше. Да, случалось, что у кого-то из нас денег хватало только на пачку макарон.
- Вы пишете музыку изолированно друг от друга. Так было с самого начала?
Глеб: Нет. С "Позорной звезды" это, кстати, и началось.


***
Глеб Самойлов:
 
К тому времени всем дорогу перешел "Ласковый май". На чем тогда держались группы, которые не были суперзвездами? На большом и массовом интересе к року и живой музыке вообще. И на этом - просто на том, что ты вот такой хороший - можно было играть. А потом появился "Ласковый май", и это ушло. На плаву остались только гиганты. А мы ушли в такое полусереднячковое состояние. Продолжали музыку писать и даже немного ездили. Сначала казалось - вот, временные трудности, временные трудности... А когда это продолжалось три года... по 93-й. Мы записали 2 альбома в это время, продолжали играть и ничем другим не стали заниматься. В тот период куча народу ушла в ларьки, кооперативы всякие... мы продолжали делать свое дело - потому, что деваться было некуда. Мне, например, вообще некуда - профессии не было, ничего не было. Саша тогда уже ушел с работы, и Вадик ушел, оба в 1989 году. Но ничего - продолжали делать то, что и делали.
Самый безрадостный был 93 год. Жить было трудно, потому, что зарабатывали мало, мысли о новом альбоме не возникало, было ощущение нереализованности предыдущего материала. Сделать что-то еще, когда ты видишь что это совершенно еще не работает, не исчерпало свой потенциал, не было никакого желания.


***
Пресс-конференция АГАТЫ КРИСТИ, "Грани", 06.07.1995:

- Чем вы можете объяснить стремительный взлет популярности АГАТЫ КРИСТИ?
Глеб Самойлов: - Наша группа стала популярной в стране потому, что она стала популярной в Москве. А в столице она стала популярной потому, что стал популярным альбом "Позорная Звезда", так как по нему были сняты клипы. Их появление стало возможным потому, что нашлись люди, которые дали деньги.


***
Из интервью Вадима и Глеба Самойловых на "Нашем радио" в передаче "Летопись", 18.05.2003:

Вадим: Питер раньше, чем Екатеринбург принял этот альбом, потому что в Екатеринбурге всё равно существовала какая-то инерция - что АГАТА - это уже вчерашний день. Представляешь, тогда-то? Ладно бы сейчас… А в Питере мы до этого были известны узкому кругу, и с этим альбомом мы были как бы внове для публики. Поэтому нас приняли безоговорочно практически.


***
Интервью с Г. Самойловым, "На смену!", 1993?:

- Объясни, пожалуйста, смысл твоего термина милитаризация чувств. Вопрос в связи с военным антуражем последнего альбома.
- Началось еще, наверное, с "Маленького Фрица", альбома, в принципе, о второй мировой войне. Может быть, меня зациклило, все еще не могу отойти от военной поэтики. Ну, и бог знает, пишется так. Просто война - экстремальная ситуация, которая максимально обостряет чувства, ранее дремавшие. То есть просто всплеск эмоций, дефицит которых в обыденной жизни налицо. Все идет как-то неглубоко, на поверхностном уровне. Самую сильную ненависть мы испытываем, наверное, к продавщице из кооперативного ларька или что- то в этом роде.
А тут, с одной стороны, облагораживает все наши обыденные мещанские чувства, а с другой стороны, слушая эту музыку, чувствуя способность сопереживать этим текстам, начинаешь себя уважать. Это как комплемент в свою сторону: ишь, ты какой, глубоко чувствующий.
Вот и рассчитано, наверное, на это. Сознательно. Потому что я сам такой же обыватель, такой же мещанин, как и все остальные.


***
Из статьи М. Козырева, "Агата Кристи" - между небом и землей", журнал "ОМ", февраль 1998 г.:

Г. Самойлов: - Кстати, как правило, те люди, которые воспринимают нас как, искусственно раскрученный коллектив, не утруждают себя вопросом, а почему выбор так называемых спонсоров пал на нас, а не на другие свердловские группы. Нас же вначале было очень много - соратников по музыкальному цеху. Только другие устали ждать у моря погоды, устали ждать свой шанс, который многим так и не представился. Они фактически, задохнулись в собственном коконе. А мы продолжали писать и жить тем, чем жили. Мы просто занимались музыкой. Денег не было - ну и ладно. Поэтому когда пришел Павел Кадушин и предложил нам сотрудничество, мы были группой. Мы занимались не камазамиунитазами, а музыкой".


***
Интервью с Г. Самойловым и А. Козловым на "Радио 1 Петроград", 08.03.1994.:

- Собирается ли группа выпустить диск на виниле? А то компакты, сами понимаете...
Глеб: Знаете, нас собирались выпустить уже очень много раз с тех пор, как альбом "Позорная звезда" вышел на компакте, но каждый раз что-то мешало.
Саша: Ситуация почти анекдотическая. Это альбом собиралась выпустить фирма "Тау-продукт". И буквально несколько дней назад нам пришло от них сообщение, что они не будут его выпускать, поскольку посчитали, что для них это невыгодно. Дескать, большая себестоимость винила: и сейчас вопрос о виниловой версии находится в очень трудном состоянии.
Глеб: Я, в принципе, не верю, чтобы основная масса наших слушателей была затарена лазерными проигрывателями. Я сам такого не имею. И поэтому мне тоже грустно не иметь в руках этой пластинки, тем более, я большие конверты очень люблю еще с детства.


***
Вадим Самойлов:

Я постоянно искал спонсоров, что-то получалось, что-то - нет. Худо-бедно, но нашли в себе силы записать альбом "Позорная звезда". В это время был пик не-интереса к нам. Были любящие поклонники, но что-то не очень много. Мы выезжали на концерты 3-4 раза в месяц, люди угорали, но все это было далеко от шоу-бизнеса. Но в этих условиях мы умудрились записать "Звезду", и второе дыхание пришло как бы с двух сторон - кассеты долетели до Питера. И Питер сразу принял этот альбом. Пошло брожение в среде меломанов. И первое приглашение играть мы получили как раз из Питера. Там были какие-то фестивали, открытия молодежных центров и т.д. Это был 93 год, и после первого приглашения в Питер мы выступали там 7-8 раз за полгода. Ну, а потом здесь в Москве нашлись друзья, которые занимались бизнесом - "Росремстрой", например. 

***
Глеб Самойлов: 

И такой более-менее наплыв начался с 93-го года. В 1992-м мы записали альбом "Позорная звезда". И вот эта запись попала в Питер, и, почему-то, в Свердловске и в Питере мы стали становиться популярны, причем в Питере в связи с альбомом даже раньше, чем в Свердловске. Приблизительно такая ситуация - мы такие звезды Питера и Свердловска, но маленькие и периферийные. Стали таскаться в Питер, на фестивали - "Балтдома" какого-то, сольники также играли, чуть-чуть по стране ездили, да начали с новым альбомом собирать немножко, причем ту часть народа, что на рок-концерты ходила, а это совсем маленькая его часть. Так могло долго продолжаться и до 94-го года продолжалось. К 1994-му году мы были все еще середнячковые, но уже полуизвестные. Ситуация ведь какая - пока ты в Москве не звезда, ты нигде не звезда.


***
Александр Козлов:

И тут, как Золушке, нам подвернулся великий случай. Со старшим Самойловым в УПИ на радиотехническом факультет учился один человек. Он является родным братом нашего первого, основного и до сих пор единственного спонсора Паши Кадушина, который возглавлял фирму "Росремстрой". Как рассказывает сам Павел, однажды они ехали в машине, а тогда "Радио Максимум" крутило пару вещей с "Позорной звезды" - они наткнулись на одну из этих песен. Тогда Паша говорит - слушай, из последнего, что я слушал, мне это очень нравится. А тот, Гриша, отвечает - я же с их лидером учился вместе. И тут как раз должно было быть тридцатилетие этого Кадушина-младшего. Человек он очень импульсивный, загорающийся, что, в принципе, во многом нам помогло. И он в той же машине выдвинул идею - он хотел с помпой отпраздновать свое тридцатилетие, снял правительственный пансионат, пригласил половину бизнесменов Москвы, концертная программа была составлена - "Бим-бом", "На-На"... Он говорит - я хочу, чтобы они у нас поиграли, мы им хорошо заплатим, вызови их, хотелось бы их живьем послушать. Вот такой жест богатого человека. Звонит нам старший брат, мы садимся, обсуждаем. Говорим - что-то совсем уж не по-нашему будет выступать у нуворишей на дне рождения. Но тогда мы действительно сдались на предложенную сумму. Очень хорошие деньги нам по тем временам предложили. А поскольку у многих тогда уже были семьи, которые просили кушать, мы наступили на горло собственного "я" и решили - ну, может быть, это шанс. 


***
Глеб Самойлов:

Сыграли концерт здесь, такая тусовка была на дне рождения Кадушина, куча артистов выступало... никаких, в общем, мы сыграли живьем, очень понравились, и тогда возникла идея финансировать, и так далее, и так далее, и вот эта байда вся и началась. 


***
Александр Козлов:

Выступили, на следующий день Кадушин говорит - давайте-ка с вами поработаем, давайте снимать клипы, переезжайте к нам. У него были свои амбиции попытаться заняться шоу-бизнесом, и очевидно, он действительно искал проект. Наверное, мы оказались наиболее подходящей для него кандидатурой. Для нас это показалось почти сказкой. Мы подумали - терять нам нечего, в Свердловске мы испробовали все, что возможно, и поехали сюда. Все остальное происходило очень и очень быстро. 
С 94-го года за 2-3 месяца мы сняли 3-4- клипа, тут же их ставили во все сетки ТВ.
 

***
Глеб Самойлов:

Первые сольные концерты были в клубе "Московский", два раза мы там сыграли. Мы в Москве на различных тусовочках тоже ведь выступали, в паре с "Наутилусом", на десятилетии его же, на 25-летии "Машины", еще чего-то такое было. Мелко, но мы уже повылезали, в 94-м году как раз.
Ну и бабахнули в декабре ГЦКЗ "Россия". Очень тяжелый был концерт - выступали-то, как правило, отделением, программа на час, такая боевая и радостная, из "Позорной звезды" и состоявшая, а на полуторачасовую пришлось откапывать вообще все, что шевелилось, какие-то забытые песни. Короче, тяжело было, на самом деле. 
Почему мы продолжали заниматься музыкой - такое ощущение было... что мы хорошую музыку пишем. Вот. И то, что кто-то должен ее слушать, кто-то должен ее любить - это ощущение было постоянно. Но я не думал, что все будет так. То есть когда пришла слава, мы ее не узнали.

   

Автор и координатор проекта "РОК-ПЕСНИ: толкование" -
© Сергей Курий

<<< Вернуться на главную страницу проекта

<<< Вернуться на страницу "АГАТА КРИСТИ"

<<< Вернуться на страницу "Дискография"


   « назад





Последний номер
2015/№1 (виртуал.)